ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какой этаж? – спросила Саманта, когда они оставили машину в двухъярусном паркинге рядом со зданием.

– Третий, весь северо-западный угол.

– Классно! – Заглядывая вверх на здание, Саманта попыталась представить не только свою резиденцию, но и свое рабочее место.

– Это недешево, малыш. Ты готова выложить из своего миланского фонда за аренду офиса?

– Боже, и как много? – недоверчиво спросила Саманта. Такие деньги, как ее миланский пенсионный фонд – так они со Стоуни его называли, – на дороге не валялись. И потом, она всегда планировала, что в один прекрасный день отойдет от дел. А на эти деньги можно было бы жить более чем комфортно до конца дней. Можно сказать, что ее выход в отставку состоялся, а пополнению миланского фонда на время будет предоставлена хорошая передышка. И если с вхождением в деловой мир ничего не получится, придется вообще отменять свой план и подумать о пансионате для престарелых в Форт-Лодердейл.

– Я попрошу риелтора предоставить тебе цифры. Ее зовут Ким.

Фойе с консьержем, два лифта и узорчатый мраморный пол под цвет пляжного песка производили впечатление. Боже, все это было ей так по вкусу! Это было в точности то, что она просила Стоуни ей подыскать.

Они вышли на третьем этаже, ступив на ковровое покрытие цвета слоновой кости. Ряд садков и пейзажная живопись украшали коридор, ведущий в северную часть здания.

– Моне, – автоматически заметила Саманта. – Копии, но рамы красивые.

– Будь это подлинники, – сказал Стоуни, – я бы тебе заплатил, чтобы ты их украла.

– Замолчи, – пробормотала Саманта, увидев открывшуюся дверь в дальнем конце коридора. Она притворно улыбнулась и запихнула под мышку свой ридикюль от Гуччи. В этот момент к ним подошла маленькая брюнетка с проседью в костюме от «Ниман-Маркус». – Вы, должно быть, Ким. Меня зовут Сэм. Спасибо за встречу и за то, что согласились меня подождать.

Риелтор самодовольно улыбнулась и крепко встряхнула Саманте руку.

– Мы с Уолтером просмотрели семнадцать офисов. Этот ему понравился так, что мы решили вам его показать. Я очень рада.

– Тогда давайте взглянем, хорошо? – Саманта сделала телодвижение в сторону двери. – Семнадцать экскурсий, Уолтер?

– Чтобы с этим определиться, достаточно минимум двух, – буркнул ее опекун. Проходя мимо Саманты, он шлепнул ее по заду. – Ничего не поделаешь, если я ей нравлюсь.

– Ну ты даешь, Стоу… – У Саманты даже пропал голос, когда она вошла в офис. Первое, что она увидела, – это огромную приемную с конторкой для секретаря. На другой стороне она заметила дверь, ведущую внутрь офиса. Пять комфортных кабинетов располагались под прямым углом друг к другу, связанные подковообразным коридором. С одной стороны офиса простиралось окно во всю стену, с видом на пляж и так называемое озеро Уэрт (только самые богатые люди могли назвать бухту «озером»). С другой стороны офис выходил на Уэрт-авеню, где и была адвокатская фирма «Доннер, Роудс и Крисченсон».

Пока Ким перечисляла такие удобства, как центральное кондиционирование и мраморные гостиные (общее место для отдыха сотрудников еще двух фирм), Саманта глядела в окно. Фантастика! Три месяца спустя после знакомства с Ричардом Аддисоном она уже собиралась учреждать собственную фирму в пятидесяти ярдах от адвоката, входящего в его компанию. Доннер наделает в штаны, когда узнает.

– У вас есть ко мне какие-то вопросы? – спросила Ким.

– Сколько стоит? – спросила Саманта, поворачиваясь от окна.

– Одиннадцать тысяч сто двенадцать в месяц. Сюда не входят телефон и электричество, но учтена доля на оплату содержания консьержа, охрану здания, эксплуатацию эскалаторов, воду, обязательное страхование и уборку мест общего пользования.

– Когда мы можем занять помещение?

– Как только подпишете бумаги, – сказала Ким, похлопывая свой портфель. – Администрация здания уведомила меня, что есть еще четыре заинтересованные стороны, но, принимая во внимание ваши связи, они согласились придержать офис до полуночи.

Саманта тотчас расправила нахмуренные брови.

– И какие это связи? – Ким криво усмехнулась:

– Уолтер упомянул, что вы живете в Солано-Дорадо. Это резиденция Рика Аддисона. К тому же я всегда слежу за местными новостями. В моей профессии важно знать, что происходит в общественной жизни. Естественно, я в курсе, что мистер Аддисон встречается с Самантой Джеллико. Это вы, насколько я понимаю?

Саманта сердито взглянула на Стоуни, медленно втягивая носом воздух. Альфред, так звали дворецкого Рика, никогда не раскрывал жителям Брюс-Уэйна личных тайн своего патрона.

– Да, это я. Надеюсь, вы и администрация осведомлены, что эта фирма не будет инкорпорирована в бизнес Аддисона?

– Конечно, – сказала риелторша, хотя по ее лицу не было заметно, чтобы она была в курсе.

– Тогда давайте подписывать те бумаги.

– Ты и вправду готова потратить десять тысяч на офисную мебель? – в четвертый раз спрашивал Стоуни, не отрывая глаз от дороги.

Саманта сидела рядом с ним, расслабив спину и задрав ноги на приборный щиток.

– Мы же шикарные люди, помнишь? – напомнила она, закончив составлять объявление о найме на должность секретаря. – Большую часть моей жизни я потратила на выбор богатых жертв. Можешь мне поверить, я знаю, чего они ожидают и как им угодить. Ладно, Стоуни. Ничего, если я использую номер твоего факса, пока мы устанавливаем свой в офисе?

– Конечно. Но ты не находишь, что все это в некотором роде забавно? Ты хочешь израсходовать свой миланский фонд на то, чтобы выглядеть богатой. Неужели ты думаешь, что если все будут считать тебя богатой, ты станешь богатой? Малыш, ты и так можешь якшаться с ними без всякой показухи.

– Это не показуха. Я создаю… гм… атмосферу. Это стоящее дело.

– Угу, если только раньше меня не хватит сердечный приступ.

– А мы с тобой еще считали, что воровать опасно, – засмеялась Саманта.

Стоуни фыркнул:

– Твой папа сильно рассердился бы на тебя за то, что ты так неразумно расходуешь свою кассу.

– Я знаю. – Саманта дернула плечами, вычеркивая из объявления одну строчку. – Я же не Мартин Джеллико.

– Послушай, что я тебе скажу. Дай мне пару дней. Мне нужно присмотреться к офисной мебели, стилю и прочей ерунде.

– Вместе с Ким в качестве советчика?

– А что, – ухмыльнулся Стоуни, – это мысль, дорогуша!

– Хорошо. У меня есть возможность заняться клиентами, а ты подбросишь мне пару идей насчет мебели.

– Можешь на меня положиться. Конечно, это не так интересно, как посещение Венеции, но все же… – Стоуни внезапно умолк. – Ого!

– Что? – Саманта подняла глаза и увидела, что он смотрит в направлении своего дома. Она распрямилась.

Элегантный зеленый «ягуар», прижавшийся к тротуару, выглядел совершенно несуразно в этом старом, обшарпанном квартале. Водителя нигде не было видно. Но, разумеется, она знала, кому принадлежит этот автомобиль. Рик выбрал подходящее время. В самом деле хорошее.

– Хочешь, чтобы я повернул обратно? – неуверенно спросил Стоуни.

– Нет. В любом случае он, вероятно, услышал шум твоего грузовика еще за милю.

Они свернули на подъездную дорожку. Стоуни держался поодаль, но Саманта его не осуждала, ведь у нее с Риком и раньше были споры.

Входная дверь была не заперта. Саманта вдохнула поглубже и распахнула ее, готовая энергично выдвинуться на передовые рубежи, но увидела Рика. Он сидел на кухне за пресловутым столом с пластиковым покрытием и пил лимонад из стакана Стоуни, сделанного из пальмового дерева. Ее сердце учащенно забилось, когда она встретилась с ним взглядом. Ей совершенно не хотелось думать, в какие слова облечь то… удовлетворение, которое она испытала в эту минуту, поэтому она просто спросила:

– Как давно ты здесь?

Она осторожно заглянула в физиономию Стоуни своими синими глазами.

– Во Флориде? Около двух часов, но в доме Уолтера всего около десяти минут.

– Вы сломали мой замок, – возмутился Стоуни.

8
{"b":"103","o":1}