ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
ПереКРЕСТок одиночества
Тень медработника. Злой медик
Хороший муж: правильный уход и кормление. Как сделать брак гармоничным и счастливым
Доктор, я умираю?! Стоит ли паниковать, или Что практикующий врач знает о ваших симптомах
The Power of Now. Сила настоящего
Академия грёз. Вега и магическая загадка
Нужен муж! Срочно!
Не давайте скидок! Современные техники продаж
Баудолино

Мэтр де жо приблизился к Кате, остановился и поклонился в пояс. Потом он повернулся к толпе и выкрикнул зычным голосом.

Мадам, месье, имею часть представить вам мадемуазель Катерину Мейзер!

Он опять повернулся лицом к Кате и начал хлопать. Через несколько секунд овация стала оглушающей.

Катя нервничала даже после такого торжественного приема, потому что, если бы к ней кто-нибудь обратился со своими проблемами, она сомневалась, что смогла бы помочь. К счастью, механизм казино был отлажен. Колеса рулеток жужжали, индивидуальные комнаты были заполнены игроками, которые в этот вечер сильно проигрывали. Ресторан «Синяя птица» был забит до отказа, а кухня функционировала как отличные швейцарские часы.

Катя испытывала некоторую неуверенность, приветствуя отдельных гостей – кинозвезд, чьи лица она сразу же узнавала, видных миллионеров и магнатов бизнеса, чьи имена связывались с крупнейшими корпорациями мира. Но она быстро обнаружила, что эти люди сами искали с ней встречи. Темы разговоров выглядели довольно невинно – моды, кулуарные сплетни, текущие дела и политические вопросы. Катя чувствовала, что за ней наблюдают, ее поведение оценивают.

«Они смотрят, из какого теста я сделана. Пытаются отыскать во мне слабости…»

Именно тогда Катя изобразила на своем лице самую уверенную улыбку, решив показать всем, что в «Казино де Парадиз» ничего не изменилось.

Хотя накануне она покинула казино только после двух часов ночи, в семь часов утра Катя была уже на ногах. Балтазар приготовил завтрак из фруктов, яиц и американского бекона, и только когда она села за стол, Катя обнаружила, что сильно проголодалась. Затем, раскрыв утреннюю бейрутскую газету «Стар», Катя поняла, что вечер прошел более успешно, чем она смела предполагать. В своей колонке Джойс Кимбалл пропела ей панегирики, дала захватывающее описание подробностей ее туалета, прически, того, с кем она разговаривала – что особенно важно, – насколько продолжительно. Заметка заканчивалась утверждением, что нет худа без добра, что, несмотря на трагедию, Бейрут может быть чему-то и признателен: что его жемчужина «Казино де Парадиз» перешла в такие добрые и, похоже, умелые руки.

Катя пила вторую чашку кофе, когда снова вошел Балтазар.

– К вам посетитель, мадемуазель. Думаю, что вам захочется увидеть его.

– Кто это?

Балтазар молча подал ей визитную карточку.

Билл Фредрикс, фэбээровский работник посольства, был человеком гуверовской закваски, начиная от короткой стрижки до зеркально начищенных башмаков.

– Доброе утро, мисс Мейзер, – приветствовал он, подавая Кате свое удостоверение. – Похоже, что вы не тратите зря время, активно знакомитесь со своими новыми делами. – Кивком он показал на заметку в газете.

– Приятно познакомиться с вами, мистер Фредрикс, – произнесла Катя, проигнорировав его замечание. – Что вас привело сюда?

Фредрикс выглядел довольно приятно, но у него были жесткие, постоянно озирающиеся глаза полицейского, которые примечали все, делали выводы и принимали решения.

– Я у вас не отниму много времени, – заявил он. – Вопрос касается вашего статуса дома, в Штатах.

– И каков же мой статус, мистер Фредрикс? Фредрикс улыбнулся:

– Не из лучших. Во всяком случае в настоящее время. Но, похоже, его можно изменить. Вот эту бумагу мы получили вчера по телексу. Я разговаривал со своим боссом в Вашингтоне. Он заверил меня, что дело на мази. Сами бумаги вышлют в посольство диппочтой. Мы их получим через несколько дней.

Он передал Кате пространное послание и наблюдал, как она его читает, заметив ее удивление.

– Уж не шутка ли это? – спросила она.

– Никаких шуток, мисс, – произнес он с самым серьезным видом. – Как я уже сказал, вы получите документы, как только они придут к нам. Там будут изложены детали, но уже сейчас вы ознакомились с основным смыслом того, что будет содержаться в бумагах. Если вы произведете полное восстановление финансовых потерь, то и вы, и Бартоли соскользнете с крючка. Вы сможете вернуться домой и продолжить там свою жизнь. Об этом сказано черным по белому – полное помилование.

Фредрикс сделал паузу, чтобы усилить эффект от своих слов.

– Подписано самим министром юстиции!

ГЛАВА 20

– События развиваются гораздо быстрее, чем я предвидел, – заметил Арманд. – Ваш отказ подписать бумаги с предложением о помиловании равносильно тому, что у Пьера загорелась земля под ногами.

Катя сидела на краю кровати, глядя сверху вниз на Арманда. Она приехала в монастырь, когда еще окончательно не рассвело. А теперь первые лучи заглядывали в маленькое оконце высоко на побеленной стене.

Катя сочла, что Арманд сегодня выглядит лучше. Она уловила прилив сил в его рукопожатии, глаза стали прозрачнее. Но она продолжала беспокоиться.

– Я этого не понимаю, – призналась Катя, – Фредрикс не стал объяснять мне, почему такое предложение пришло именно сейчас. Не сказал он и о том, кто за этим стоит. Во всяком случае, я сама в министерстве юстиции никакого веса не имею.

– Но Пьер может там пользоваться влиянием через свои контакты в министерстве финансов США, – заметил Арманд. – Он пытается выпихнуть вас отсюда, Катя. Он увидел перспективу замести следы и старается воспользоваться открывающимися возможностями. Как на это прореагировали другие?

– Луис мертвенно побледнел. Его лицо как открытая книга, Арманд. Он ждал, что доля Джасмин тут же поступит в его политические сундуки.

– А Джасмин?

– Она стала защищать меня. Несомненно, она хотела, чтобы сделка о продаже состоялась. Но похоже, она готова меня поддержать, по крайней мере до определенного момента.

– Это меня удивляет, – негромко сказал Арманд. – Джасмин не из тех, кто выпустит из пальцев золотишко.

– Не знаю, как долго мне удастся оттягивать это, – продолжала Катя. – Они клюнули на историю о том, что что-то нечисто в бухгалтерских отчетах казино, но все они, особенно Пьер, потребуют скорее раньше, чем позже, подробностей.

Арманд пристально посмотрел на нее:

– Вы ведете себя нормально, не так ли? Я имею в виду, в присутствии Пьера.

– У него нет ни малейших подозрений. – Она заглянула в его глаза. – Вы знаете, что пугает меня? Не то, что я выдам себя. Опасность, Арманд. Я не думала, что могу так возненавидеть кого-нибудь, как я ненавижу теперь Пьера. Что бы ни произошло, он должен заплатить за преступление.

– И он заплатит, – мягко сказал Арманд. – Обещаю вам это.

Некоторое время они молчали, потом Катя сказала:

– Когда я встретилась со Свитом, он сказал мне странную вещь. Слышали ли вы когда-нибудь выражение «избранное место»?

Арманд пошевелился на кровати, перекосился от острой боли в правом боку.

– Избранное место… Нет, пожалуй, не слышал.

– Свит сказал, что оно имеет отношение к работорговческой организации, которую вы пытались выявить. Он считает это важным делом.

Арманд попытался вспомнить. Избранное место… Что бы это могло быть? Где? Выражение действительно казалось знакомым, но он не мог определить, почему. После всех этих лекарств его мозги стали ватными.

– Возможно, это не имеет никакого смысла, – поторопилась сказать Катя, которая забеспокоилась, увидев, что лицо Арманда покрыла сильная бледность. – Утка Свита долетела до места.

Арманд было уже согласился с ней, но вдруг вздрогнул. Избранное место! Существует только одно такое место – «Мучтара»! Родовое поместье Александра Мейзера!

– Арманд, что такое?

– Ничего, – прошептал он, – наркотики.

Катя торопливо отправилась на поиски аббата, а Арманд начал все лихорадочно обдумывать. Это не что иное, как «Мучтара»! Но там ли находился центральный пункт организации, или это всего перевалочная станция? Посылали ли они через этот пункт детей для продажи или приглашали туда покупателей? И почему именно «Мучтара»? Потому что поместье было заброшено и необитаемо? Или кто-то издевался над Александром даже и тогда, когда он уже лежал в могиле?

71
{"b":"103048","o":1}