ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут из гроба показываются руки, поднятые вверх. Забыв про ушибленное место, мальчик в ужасе смотрит на тонкие руки с красивыми пальцами.

И тут Олег понимает, что сам находится в яме. Она глубокая, и края ее находятся очень высоко. Мальчик вскакивает на ноги и пытается выбраться. Но у него ничего не получается. А тут еще он почувствовал, что на него что-то капает. Подняв голову, Олег видит, что небо стало серым, а с неба падают крупные капли дождя. Теперь забраться наверх еще труднее. Земля мигом стала скользкой, ноги скатывались по ней, как по льду, заставляя грязные комья осыпаться. И чем больше мальчик делал попыток, тем больше земли оказывалось в яме. Становилось тесно и почему-то душно. Еще секунда и он задохнется.

– Мама! – в ужасе крикнул Олег и проснулся.

Мальчик огляделся по сторонам, как затравленный зверь.

«Так это все лишь сон, – подумал он и почувствовал, как онемевшие конечности медленно начинают теплеть и отходить. Но нога, куда во сне попала крышка гроба все-таки болезненно ныла. – Какое счастье, что этот кошмар мне только приснился».

Несмотря на то, что Олег дома, и все в порядке, неприятное чувство не проходило. Мальчик вытер пот со лба, встал с кровати и пошел в ванну. Он заглянул в зеркало и удивился перемене, произошедшей с ним. Глаза какие-то безумные, напуганные, лицо бледное, губы посиневшие. Олег включил горячую воду и долго умывался. Потом вернулся в комнату и сел. Больше спать он не мог.

– Ты не заболел? – был первый вопрос мамы, когда она увидела сына, вошедшего на кухню. – Ты так плохо выглядишь.

– Мне кошмар ночью про кладбище приснился, – Олег сел на табуретку. – Покойники, я даже в могилу упал. Просто жуть какая-то. Потом заснуть не мог, сидел на кровати, как лунатик.

– Да. Не надо был тебя с собой на кладбище тащить, но кто мог подумать, что там похороны будут. Ты так восприимчив, – начала хлопотать мама. – Постарайся не брать это в голову. Забудь. Сейчас я тебе горячего чая сделаю. У меня и успокоительное есть. Может, выпьешь и приляжешь, поспишь немного. Потом лучше станет.

– Не хочу. Папа ушел?

– Да. Уже ушел. Но почему не хочешь? Хуже не будет. Наоборот, успокоишься, – настаивала мама, доставая пузырек с лекарством из холодильника. – Попробуй.

Олег покорно выпил успокоительное лекарство, потом чай с бутербродом и пошел к себе.

– Поспи, – мама уложила сына, поправила одеяло. – Я на работу. Буду как всегда. Обед в холодильнике. Давай, не хандри. Я билеты в цирк возьму. Сходим, развеемся.

– Спасибо.

Мама вышла, а Олег закрыл глаза и почувствовал такое умиротворение, приятную слабость и сладкую дремоту. Больше ничего не мучило его подсознание. Он зевнул, потянулся, потом свернулся калачиком и быстро заснул.

ГЛАВА 2

Разбудил его звонок в дверь. Сначала Олег не мог понять, что это трезвонит, и только спустя минуту сообразил, что кто-то пришел. Он быстро надел футболку, натянул джинсы и бегом помчался открывать. На пороге стояла Вика.

– И чего так долго? – нахально спросила она и юркнула внутрь квартиры.

– Привет, – широко улыбнулся Олег. – Проходи.

Но Вика Артамонова была уже на кухне и ставила чайник.

– Сегодня в булочной такие восхитительные пирожные. Я там одно съела и вот не удержалась купила еще. А ты что спал? – девочка, наконец, взглянула на одноклассника.

– Ага. Ночью не удалось нормально поспать, так я с утра прилег. Зато теперь чувствую себя чудесно, – мальчик достал чашки, ложки и тарелку для пирожных.

– Бессонница замучила? – Вика села и закинула ногу на ногу.

Олег весело посмотрел на нее. Ему очень нравилась эта энергичная и везде сующая свой нос девочка. К тому же она училась с ним в одном классе и, кроме того, жила этажом выше. Родители друзей дружили, и детям часто приходилось вместе посещать театры, кинотеатры да и просто сидеть в гостях друг у друга. Похоже, Вика была также рада этому давнишнему знакомству и не скрывала симпатии к Олегу.

– Что молчишь? Язык проглотил? – напомнила о своем присутствии девочка.

– Нет. Просто не знаю с чего начать. Мне так много надо сказать тебе и показать кое-что, – интригующе ответил мальчик. – Но сначала чай, – он уже увидел в глазах одноклассницы такое любопытство, которое могло бы помешать ей и все остальным на свете выпить по чашке чая. – Потом все остальное.

– Я знаю. Ты хочешь сделать мне предложение руки и сердца, – рассмеялась Вика. – Во всех фильмах и книгах мужчина сначала говорят, что они должны сказать что-то очень важное, а потом оказывалось – просто позвать замуж.

– Нет, – чуть смутился Олег. – Предложение тебе делать рано. Да и кто захочет жениться на такой непоседе, – хитро улыбнулся он.

– Посмотрим еще, – Артамонова ничуть не огорчившись продолжала расспрос. – Ну хоть намекни, что там у тебя такое.

– Потом, – Олег налил в чашки кипяток.

– Нет. Я не выдержу. Раз начал говорить, то говори до конца. Или я сейчас же уйду, и тебе не с кем будет поделиться своей новостью.

– Я вчера был на кладбище, – приблизившись к лицу девочки и сделав страшные глаза, почти шепотом сообщил Симаков.

– И что? – заинтересованно, так же тихо спросила Вика. – Там все на месте? – девочка рассмеялась.

– Тебе весело. А мне было не до этого. Там рядом человека хоронили. А я кое-что нашел. Хотел отдать, но меня тетка спугнула своим злым взглядом.

– Что нашел?

– Очень красивую брошку.

– Покажи, – Вика вскочила, чуть не опрокинув чашку.

– Вот так всегда, – деланно огорчился Олег. – Принесешь что-нибудь вкусненького и не даешь поесть.

Впрочем, мальчику самому не терпелось показать подруге находку. Он достал из кармана брошь и подал Артамоновой.

Девчонка ахнула.

– Это, наверное, очень дорогая вещь, – Вика вертела брошку, пристально рассматривая ее. – И красивая такая.

– Мне тоже нравится. Как ты думаешь, что с ней надо сделать? Раз отдать не получилось, можно оставить себе? – решил посоветоваться Олег.

– Думаю, можешь. Не писать же объявление о находке. Вдруг не тот человек заявит свои права. Тем более, что вещь такая красивая, просто прелесть. Оставь ее.

– Но мне она не нужна. Маме я не смогу ее подарить, она начнет спрашивать откуда у меня такая драгоценность. Быть может, ты возьмешь?

– Ты хочешь отдать ее мне? Правда? Но… как же. Если ее продать, можно много денег получить, – Вика как завороженная смотрела на брошку.

– Мне приятно сделать тебе приятное, – улыбнулся мальчик. – Прими от меня такой подарок.

Артамонова очень обрадовалась, приколола брошь на платье, потом повертелась перед зеркалом, затем сняла брошку и взяла ее в ладонь.

– Такая красивая. Не могу на платье носить, не видно. Лучше я пока ее в руках подержу.

– Ты знаешь, – продолжил тем временем Симаков. – Мне сегодня такой страшный сон приснился. Уж насколько я не принимаю близко к сердцу всю эту ерунду, а тут так меня задело, что даже спать больше не мог. Поэтому утром и отсыпался.

– Чего же тебе снилось?

– Кладбище. Могила. Гроб из нее выплыл, крышка слетела мне на ногу, а потом руки мертвеца показались. Но и это еще не все. Я потом сам каким-то образом в могилу попал. И никак вылезти не мог. Пошел дождь, земля скользкая была, а потом и вовсе осыпаться стала. Думал задохнусь, но в тот момент проснулся.

– Да, – согласилась Вика. – Приятного мало. Но, думаю, не смертельно. Мне тоже иногда кошмары снятся, конечно, не такие. Кладбище мне ни разу не снилось. Ты лучше скорее забудь, и не вспоминай больше.

– Если ты обещаешь меня развлекать, то обязательно забуду, – весело засмеялся Олег. – Какие у нас на сегодня планы?

– Можно в парк сходить.

– Почему нет, – снова потянулся за чаем мальчик. – Сейчас пирожное доем, потом будем собираться. Не знаешь, какая там погода?

– Солнце вовсю светит. Сухо и тепло, – Вика также принялась за свое оставшееся пирожное.

2
{"b":"103064","o":1}