ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я требую, чтобы в дополнения к оговоренным сведениям, ты вернул мне… фею Годену!..

Сначала мне показалось, что я ослышался, однако растерянно оглянувшись на своих спутников, я понял, что со слухом у меня все в порядке. Тогда я пристально посмотрел в сторону графа, надеясь, что на того уже надевают смирительную рубашку, поскольку, по моему мнению, такое требование мог выдвинуть только совершенно лишенный разума… сквот! Но и там царило выжидательное спокойствие. И тогда я взял себя в руки и смог ответить достойно:

– Я не могу, граф, вернуть тебе фею, поскольку не брал ее у тебя, с этим вопросом ты должен был обратиться к той Тени, которая ее уводила из твоего замка! Кроме того, я не могу что-либо приказывать фее – она, и только она сама может решать, где и с кем ей оставаться!

– Не юли Рыцарь, – насмешливо воскликнул лорд Сорта, – Ты прекрасно знаешь, что Годена сделает так, как ты скажешь! Так что решай, твой сквот дожидается тебя за этими воротами и присоединится к твоей компании, как только ты согласишься на мои условия!

Я растерянно оглянулся на Годену, и вдруг она звонко крикнула:

– Выводи своего пленника, граф, я согласна!..

Альта вскинул вверх левую руку и стражники позади него расступились, пропуская невзрачную клячу под неким подобием седла. На кляче, держась за веревочную узду и болтаясь из стороны в сторону сидел Юрка-милиционер, в своем замызганном сером мундире и весьма помятой, опухшей рожей. Граф остановил клячу около себя и крикнул:

– Пусто фея Годена переезжает на мою сторону, затем я отправлю к тебе твоего сквота, а затем ты сообщишь мне то, что имеешь сообщить!..

Я лихорадочно соображал, как же мне удержать Годену от ее безумства, и вдруг она наклонилась ко мне и тихо произнесла:

– Посмотри внимательно, сэр Владимир?..

Мне не надо было переспрашивать ее, что она имела ввиду, я просто бросил более внимательный взгляд на Юркую Макаронину и… мгновенно понял, что это совсем не потерявшийся мильтон! Это была просто раскрашенная кукла, на которую наложили простенькое, незамысловатое заклинание – морок! У меня в глазах потемнело от злости!

– Граф, ты бесчестен, как шватая былдра! – рявкнул я, – Кого ты хотел обмануть своей куклой! Враль подзаборный!..

И в этот момент позади нас раздался грохот каблуков по мостовой. Оглянувшись, я увидел, как на желтый камень дороги, отрезая нам путь выбегают Красные шапки, возглавляемые сэром Лором!

– Слушай самозванец, – насмешливо заорал Альта, – Я не знаю чем ты соблазнил этого юнца и эту глупенькую фею, но ни один благородный сэр и не подумает соблюдать данные обещания или законы чести по отношению к какому-то там… полукровке! Я и без твоих услуг знаю, что Демиург сидит в своем горном заповеднике, я и без твоего согласия заберу себе фею Годену, она ведь поклялась мне в любви! Твой юный помощник вряд ли чем будет тебе полезен, потому что помочь тебе уже нельзя! Черный Рыцарь кончился!

Он оскалился в своей волчьей усмешке и обратил свой взор на фею:

– Годена, ведь ты меня кое-чему научила! Смотри насколько усерден твой ученик!..

Он вдруг сделал непонятный, неуловимый жест обоими руками и крикнул:

– Ну, сэр, так называемый, Черный Рыцарь, что ты можешь противопоставить этому волшебству.

В тот же момент моя кобыла взвилась на дыбы… вернее только попыталась взвиться на дыбы… и не смогла! Дорога под ее ногами заколебалась и пошла странными мелкими волнами, а копыта лошади провалились в камень по бабки и завязли там, продолжая медленно погружаться!

Я одним броском покинул седло и… тут же по щиколотку увяз в желтом камне. Было такое ощущение, что меня затягивает зыбучий песок, и нет никакой возможности поднять хотя бы одну ногу!

Рядом со мной прозвенел отчаянный голос Годены:

– Граф Альта отзови свое колдовство!.. Отзови немедленно!..

Но в ответ раздался довольный хохот графа и барона Торонта.

– Нет фея!.. – вдруг закричал карлик Оберон, – Это мое колдовство, и его нельзя отозвать! Это сама Кутья Мотета, и она должна забрать свою жертву, без этого она не уйдет!..

Я провалился в камень до середины икр, и рядом со мной продолжала погружаться моя лошадь. Мне никак не удавалось нащупать хоть какую-то опору, но в этот момент прямо передо мной метнулась белая тень, и фея Годена легла у моих ног. Дорога мгновенно вытолкнула меня наружу, а фигура феи расплылась, потеряла очертания, начала истаивать, пропадая в желтом камне!..

Я бросился к ней, желая поднять ее с земли, выхватить ее из пасти заклинания, но мои руки прошли сквозь это уже бесплотное тело, и только эхо ее голоса еще достигло моего слуха:

– Прощай… любимый!..

Секунду спустя, я стоял на коленях в желтой дорожной пыли, а моя фея, моя бесценная мечта… исчезла!

Я оторвал взгляд от голых дорожных камней и поднял голову. В безразличном синем небе звенела абсолютная, безбрежная тишина и… пустота! Потом мой взгляд упал на трех странного вида существ – одного карлика в пестрой безвкусной одежке, одного худого и длинного рыцаря в глухом боевом панцире и одного толстого неопрятного верзилу с довольно улыбающейся рожей… все трое сидели на каких-то животных, и все трое были мне противны до омерзения.

Я поднялся с колен… с камней, и в тот же момент звуки вернулись в Мир. Я стал понимать причину и цепь событий, и их трагичность… и их фарс… И я заговорил… Нет, я не кричал, не надрывал связки – я говорил негромко и спокойно, но тем не менее все, кто должен был меня услышать, прекрасно меня слышали:

– Значит, ты граф и ты барон хотите стать… Человеками? Хотите обрести бессмертную душу? А знаете ли вы, что такое быть Человеком? Знаете ли вы, как с вами поступит Человек?.. Не знаете?.. Ну, смотрите!..

Я снова поднял лицо к небу и негромко затянул на одной ноте:

– А-а-а-а-а-а-а-а-а…

Я выбрасывал в небо свою боль, свою тоску, свое горе! Теперь-то я знал, что горе не хуже ярости создает мощный магический кокон! Только горе это должно быть по настоящему горьким!

И в то же время моя левая рука, сложив пальцы щепотью принялась описывать незримую спираль, обвивающую незримый конус, повернутый вершиной вниз, а правая, раскрыв ладонь и плотно сжав пальцы, начала скользить горизонтально по воображаемому кругу. Мои странные, непонятные движения продолжались всего несколько секунд, до того момента, пока не кончился воздух в груди, и тогда с хриплым вскриком я выбросил руки вперед, в направлении моих врагов.

Первым, с раздирающим уши ревом пошел вперед воздушный смерч, с каждым метром и оборотом набирая силу и ярость. А следом за смерчем рванулся, едва слышно посвистывая, неярко поблескивающий и неистово вращающийся диск, слепленный из мельчайших кристалликов льда – моих невыплаканных слез!

В считанные мгновения смерч оказался над графом и, беспощадно выдернув его из седла, подбросил вверх.

– В-в-з-з-з-и-и-г-г! – прозвенел ледяной диск, и голова Альты, упрятанная в стальной шлем, отделилась от дрыгающего руками и ногами тулова. А диск, нарушая все законы физики, мгновенно замер и пошел в обратную сторону, заметно снижаясь!

– В-в-з-з-з-и-и-г-г!

И тело графа развалилось прямо по опоясывающему его ремню. А диск уже шел в обратную сторону!..

– В-в-з-з-з-и-и-г-г!

И ноги графа, отделившись от остатков туловища, полетели вниз!

Ошметки графского тела вместе с остатками его панциря и вооружения еще не успели оказаться на земле, как над дорогой зазвенел истошный визг Оберона. Карлик, подброшенный вверх беспощадным смерчем еще пытался творить какие-то охранные или атакующие пассы, но посвистывающий голубоватый диск пропел свое:

– В-в-з-з-з-и-и-г-г!

И ручки карлика, отрезанные выше локтя, последовали за остатками графа. А диск, мгновенно изменив направление полета и встав вертикально, повторил свое:

– В-в-з-з-з-и-и-г-г!

Располовинивая крошечного чародея по хребту.

И тут же захлебнувшийся визг карлика сменил утробный рев барона Торонта!

103
{"b":"103070","o":1}