ЛитМир - Электронная Библиотека

«Да, а что мне прикажешь теперь делать?! Вашего Демиурга спасать?!»

«От чего?..» – хитро поинтересовался Фока.

«Вот и я спрашиваю – от чего!»

«Поступай в соответствии с первым правилом настоящего сквота…» – немедленно посоветовал Фока.

«И как оно звучит?» – немедленно поинтересовался я.

«Если не знаешь, что делать, не делай ничего!» – с достоинством первого ученика произнес оранжевоголовый каргуш.

Мне нечего было ответить на такое предложение, а кроме того в разговор вмешался умный и осторожный Топс:

«Вообще-то, лучше всего было бы сменить имя… Только уж слишком заметные у тебя доспехи и оружие…»

«Нечего манкировать своими обязанностями!!» – тут же возмутился Фока, – «Раз напялил черные доспехи, пусть теперь отдувается! Его предупреждали!»

«Это кто меня предупреждал?! – возмущенно поинтересовался я, – И когда?!»

«Тебе еще в оружейной у Маулика говорили, что из этих доспехов сквоты живыми не выбираются, а ты все равно в них полез!»

«Да?!! – я чуть не задохнулся от ярости, – Говорили?!! Да вы такого про эти доспехи наговорили, что нормальный человек и не захочет, да полезет в них!..

«А раз залез, то теперь сиди в своих доспехах и не ерзай!» – грубо перебил меня Фока, и я вдруг понял, что по большому счету он абсолютно прав. Ну что я, в самом деле, занервничал, мало чего там насочинял себе экспансивный, а может даже экзальтированный, молодой человек, да еще вдобавок шестой наследник! Мое дело – вытащить из подземелья Сорта Юркую Макаронину и свалить назад, к себе, а всякие местные демиурги пусть сами решают свои проблемы! Я их выручать не нанимался!!

Моя тоскливая растерянность сменилась агрессивной злобой, так что я даже пришпорил лошадь, и она перешла в галоп.

И конечно тут же последовал вопрос моего спутника:

– Сэр Рыцарь торопится?..

– Да нет, просто я проголодался и боюсь, что теперь до самого города не будет ни одной таверны или закусочной… – снова подняв забрало, небрежно ответил я.

– Если сэр Рыцарь позволит дать совет… – неуверенно проговорил сэр Вигурд…

– Конечно, – немедленно разрешил я, – И вообще, не скупись на советы, если считаешь необходимым их высказать.

Вигурд улыбнулся:

– Здесь, совсем недалеко от дороги, есть небольшая деревенька, в которой живет моя хорошая знакомая… Мы можем к ней завернуть и, поверь мне, голодными нас не отпустят.

– Показывай дорогу! – тут же воскликнул я.

Маркиз свернул с дорожного полотна влево и направил своего закованного в броню коня прямо по синей травке в сторону видневшейся на склоне холма рощице. Роща эта оказалась невелика, и через полчаса, проехав ее насквозь, мы оказались на противоположной опушке, с которой открывался вид на весьма симпатичную деревушку из десятка маленьких, аккуратных домиков, окруженных садами.

Вигурд направил своего коня к крайнему домику и, оказавшись у невысоких тесовых воротец, громко позвал:

– Матушка Елага, ты дома!..

С минуту на его зов никто не отзывался, но маркиз не проявлял нетерпения, а затем дверь домика распахнулась и на крылечке появилась маленькая старушка в голубом платье, с гладко зачесанными совершенно белыми волосами. Она быстро сбежала по трем ступенькам крыльца и через мгновение уже возилась с запором ворот, радостно приговаривая:

– Вигуша приехал, сынок, вот радость-то! А я уж и не думала тебя больше увидеть!

Имя, которым наградила старушка моего нового друга было настолько… фамильярным, что я несколько удивленно взглянул на своего спутника, как-никак маркиза, хоть и всего-навсего шестого наследника лена, и увидел на его лице настолько довольную улыбку, что сам невольно заулыбался.

Старушка тем временем распахнула ворота и мы медленно въехали в неширокий двор. Вигурд быстро соскочил со своего закованного в броню зверя и протянул латные перчатки к матушке Елаге. Та буквально утонула в его стальных объятиях, но выбралась из них без потерь, после чего повернулась и уставилась на меня маленькими, темными, остро поблескивающими глазками. Эти глазки, казалось, громко спрашивали, кто это такой сопровождает ее любимца.

Вигурд тоже, по-видимому, понял этот вопрос, потому что с улыбкой произнес:

– Это, матушка, Черный Рыцарь, по прозвищу Быстрая Смерть…

– Вижу, что Черный Рыцарь, – чуть насмешливо произнесла бабуля, – И что Быстрая Смерть вижу… Только…

Тут она как-то по-доброму улыбнулась и обратилась ко мне:

– Слазь с коня, Черный Рыцарь, сейчас обедать будем… И вы тоже слазьте! – неожиданно бросила она мне за спину, – Нечего прятаться, никто вас здесь не обидит!

Маркиз удивленно взглянул на матушку Елагу, но ничего не сказал, лишь перевел вопрошающий взгляд на меня. Я пожал плечами и обернулся. Фока и Топс уже сидели, свесив ножки по одну сторону лошади и, смущенно переглядываясь, чесали свои разноцветные чубы.

– Слезайте, слезайте, – поторопила их матушка Елага, и они съехали по крупу лошади на траву. Следом за ними спустился на землю и я.

Матушка Елага внимательно всмотрелась в мою лошадь и пробормотала себе под нос: – И о тебе, детка, мы позаботимся… – а затем, повернувшись в сторону дальнего сарая она громко крикнула:

– Сайс! Вылезай негодник, я знаю, где ты прячешься! Займись лошадьми господ рыцарей!

Из-за дверей сарая показалась белая голова мальчика лет десяти. Внимательно нас оглядев, он поковырял в носу, а затем свистнул каким-то странным образом. Обе лошади, услышав этот свист, развернулись и трусцой направились к мальчишке.

– Пойдемте, пойдемте, ребята, – улыбнувшись проговорила старушка, как я понял, в основном для меня, – Сайс, конечно, лентяй и воришка, но лошадей любит, и они его тоже. Вот только не пойму за что…

Потом она повернулась к Вигурду и, искоса продолжая разглядывать меня, спросила:

– Надолго вы ко мне?

– Нет, матушка, – быстро ответил маркиз, – К вечеру хотим быть в Воскоте, а к тебе заехали по пути, перекусить…

– Ну хорошо хоть, что мимо не проехал, – покачала головой матушка Елага, – А то так бы и померла, тебя не повидав… Пойдемте в дом.

И она направилась в сторону дома. Топс и Фока поспешили за ней следом.

Уже через несколько минут мы, сняв доспехи и умывшись, расположились у большого стола, стоявшего позади домика под старой раскидистой яблоней. Перед нами стояли большие чашки с какой-то изумительно пахнущей похлебкой и большие оловянные кубки. В середине стола расположилось блюдо с нарезанным крупными ломтями хлебом и здоровенная бутыль с замотанным тряпицей горлышком.

Я было с ходу взялся за ложку, но сэр Вигурд остановил меня. Торжественно размотав тряпицу и с улыбкой глядя на довольно улыбающуюся матушку Елагу, он наполнил оба кубка и стопочку старушки темной, почти черной, густой жидкостью. Затем, поставив бутылку на место, он взял кубок в руку и торжественно произнес:

– За этот дом!.. За этот родной дом и его замечательную хозяйку!

Я от всей души поддержал тост, хотя хозяйка дома как-то… тревожила меня… Я чувствовал себя рядом с ней скованно, словно… словно она про меня что-то знала. Что-то такое, что я хотел бы скрыть!

Обед был чудесен, хотя я так и не понял, что же мы, собственно говоря ели. Похлебка представляла из себя удивительно густой и ароматный бульон заправленный какими-то мелко нарезанными овощами и травами, но из чего был сварен этот бульон и что за овощи в нем плавали, я так и не догадался. На второе матушка Елага подала столь же аппетитное рагу и опять-таки из неизвестных мне, тщательно измельченных продуктов.

После обеда я заторопился в путь, и хотя было видно, что Вигурду хотелось бы еще погостить у своей знакомой, он, не возражая, направился в сторону конюшни. Я, было, двинулся за ним, но матушка Елага, осторожно взяв меня за рукав, проговорила:

– Удели мне несколько минут, сэр Рыцарь…

Мы со старушкой снова присели около стола. Она посмотрела мне прямо в глаза, а затем негромко спросила:

– Кто ты?..

32
{"b":"103070","o":1}