ЛитМир - Электронная Библиотека

– Милая девушка, – обратился к ней Вигурд с самой дружелюбной улыбкой, – Может быть ты покажешь нам дом?.. Но вначале, нам хотелось бы переодеться и… умыться.

Гротта снова изобразила книксен и молча направилась через крохотную прихожую к узкой лестнице, ведущей на второй этаж.

Поднявшись за ней наверх, мы оказались в довольно обширной зале, посреди которой располагался большой обеденный стол, окруженный шестью жесткими стульями с прямыми спинками. Окна зала выходили в небольшой садик, а в боковых стенах наличествовали две двери.

Гротта снова присела и коротко произнесла:

– Это общий обеденный зал, а эти двери ведут в личные покои благородных сэров, – и после некоторой заминки с некоторой тревогой добавила, – Благородные сэры желают, чтобы я показала им их личные апартаменты?..

Мы с Вигурдом переглянулись, видимо, у нас обоих мелькнула одна и та же мысль.

– Гротта, – обратился к хозяйке Вигурд самым мягким тоном, – Мы не собираемся настолько утруждать тебя. Думаю, нам вполне по силам самим разобраться в личных апартаментах… – при этом особое ударение он сделал на слове «личных».

На губах у девушки мелькнула облегченная улыбка и тут же погасла, потому что я негромко проговорил:

– Только у меня будет к тебе небольшая и, возможно, необычная просьба…

Гротта чуть побледнела, но спокойно ответила:

– Слушаю тебя, благородный сэр…

– Не знаю, как сэр Вигурд, но я прошу тебя не кланяться мне так часто… Прошу вообще мне не кланяться, я чувствую себя неловко, когда красивая девушка отбивает мне поклоны…

Щеки Гретты вспыхнули румянцем, а глаза широко распахнулись от удивления.

Сэр Вигурд тоже взглянул на меня с удивлением, но тут же произнес:

– Я присоединяюсь к просьбе сэра Владимира…

– Хорошо, благородные сэры… – пробормотала девушка и тут же едва не повторила свой книксен, но вовремя спохватилась и смущенно улыбнулась. Это была первая ее настоящая улыбка, и она очень ей шла. Я улыбнулся ей в ответ:

– А теперь, Гротта, мы пойдем приводить себя в порядок, а ты, пожалуйста, позаботься об обеде… Да, – остановил я готовую сорваться с места девушку, – Кроме тебя в доме есть слуги?

– Нет, – ответила хозяйка с неожиданным испугом и добавила дрогнувшим голосом, – Но если благородным сэрам еще кто-то нужен, я могу привести…

– Хорошо, мы… подумаем, – проговорил я и, повернувшись к сэру Вигурду, указал на двери, – Выбирайте, маркиз!

Вигурд улыбнулся и молча направился вправо. Я проследовал в левую дверь.

Мои личные покои состояли из большой спальни с роскошной кроватью, туалета и ванной комнаты, посреди которой размещалась приличных размеров мраморная купальня с шестью блестящими кранами, вмонтированными в ее боковую стену и широким, но очень низким каменным столом у дальней от входа стены. Напротив спальни располагались небольшой кабинет и совсем уж крохотная гардеробная. В кабинете была еще одна дверь, позволявшая узким коридором и довольно крутой лестницей снова попасть на первый этаж в прихожую.

Я немедленно вылез из доспехов, оставив их около двери спальни, и отправился в ванну. Неожиданно мне стало ясно, насколько я истосковался по… личной чистоте, хотя мои доспехи и обеспечивали… автоматическую уборку!

С кранами я разобрался довольно быстро – из двух текла холодная и горячая вода, из двух мыло с разным запахом, а еще из двух нечто такое, что я решил в свою ванну не пускать. Наполнив купальню горячей водой и добавив немного пахучего мыла для пены, я быстро сбросил свою, уже несколько засаленную джинсу и погрузился в ласковую воду. И как только мое тело ушло под пену, дверь тихо скрипнула и в ванную комнату заглянула маленькая остроносая голова, украшенная оранжевой шваброй.

Быстро оглядевшись, Фока чуть повернул мордочку назад произнес:

«Тут он, отмывается…»

Из-за двери послышалась мысль Топса:

«Ну и не мешай благородному сэру… приводить себя в порядок».

«А я и не мешаю, – немедленно обиделся Фока, – Что я к нему в корыто что ли лезу?..»

«Дай тебе волю, так ты и в корыто залезешь… – спокойно констатировал Топс и так же спокойно добавил, – Иди лучше, послушай, что лев рассказывает».

Фока немедленно исчез, притворив за собой дверь. Мне тоже захотелось послушать что же такое рассказывает лев, но я тут же понял, что тот, скорее всего, пересказывает наш разговор с шутом и принцем, так что ничего нового я бы не услышал.

Разнежившись в горячей воде, я даже чуть задремал, но тут из-за двери послышался голос Гротты:

– Благородный сэр… Сэр Владимир… Тебя и твоего друга ожидает принц… Он него прибыл посыльный с приглашением к обеду…

«Так!.. Похоже принцу не терпится познакомиться со мной поближе… – подумал я, – А мне и надеть нечего!.. Придется снова доспехи натягивать!»

И я с некоторой тоской посмотрел на свою не слишком свежую джинсу, лежавшую кучкой недалеко от купальни.

Однако я напрасно волновался, когда, закутавшись в простыню, я вышел в спальню, рядом с кроватью стоял мой сундук.

Я, конечно же, уже забыл, какой костюм к какому случаю предназначал мой модельер Шапс. Так что, не обременяя себя сомнениями, я достал из сундука камзол черного бархата с серебряным шитьем и кружевами, парные к нему короткие штаны, узорчатые черные чулки, и башмаки на низких каблуках, украшенные серебряными бантами. Самое длительное время занял у меня выбор рубашки. Остановившись, в конце концов, на белой с открытым отложным воротом, я закончил одевание в рекордное время. На шуточки двух своих малорослых помощников я старался не обращать внимания, поскольку вступать с ними в пикировку мне было некогда. Единственное, что я себе позволил, это перед самым выходом погрозить им пальцем и предупредить: «Не шалите!.. Вы, все-таки, в императорском замке, а не в… пещере!»

Надо сказать, что в своем необычном костюме я чувствовал себя неловко только первые несколько минут, а затем просто перестал о нем думать.

Выйдя в столовую, я увидел сэра Вигурда, разодетого в лазоревый с золотом костюм с коротким элегантным кинжалом у пояса, и какого-то маленького серенького сквота, весьма напоминавшего моего, слегка увеличенного, друга Топса, одетого в неброскую темненькую хламидку. Я вопросительно посмотрел на Вигурда, и тот пояснил:

– Принц прислал за нами своего молельника, отца Симота…

– Так ты, отец, служитель культа?.. – невольно вырвалось у меня.

– Все мы служители культа!.. – неожиданным гулким басом ответствовал отец Симот, – Или ты, сын мой, не веришь в Демиурга?..

Однако, я не стал отвечать на его вопрос, а, тщательно подбирая слова, спросил:

– А не можешь ли ты уделить мне время для разговора о Демиурге и… его месте в Мире?..

Молельник внимательно посмотрел мне прямо в глаза и молча кивнул. Потом он быстро опустил глаза, пробормотал: – Вас ожидает принц, не будем бездумно длить его ожидания!.. – и направился к выходу.

Мы с сэром Вигурдом молча двинулись за ним.

Всю недлинную дорогу до дворца молельник принца молчал. Я тоже не пытался завязать беседу, настраиваясь на предстоящую встречу с принцем Каролусом и, как я твердо надеялся, с его Белой Дамой. Несмотря на мою сосредоточенность, я заметил, что по дороге нам не встретилась ни одна живая душа, если так можно было сказать о местных жителях. Не было даже стражи ни при входе во дворец, ни в его коридорах. Наконец, молельник принца ввел нас в совсем небольшую комнату. Я удивился, что принц, наследник императорского престола, обедает в столь скромной обстановке, и, видимо, это удивление как-то отразилось на моем лице. Сидевший за накрытым для обеда столом принц улыбнулся и довольно добродушно произнес:

– Ты, сэр Владимир, похоже, ожидал увидеть огромную залу, битком набитую придворными?.. Но я предпочитаю принимать пищу в спокойной, домашней обстановке, в немногочисленной, приятной компании. В конце концов, это не торжественный прием и не официальное пиршество, которые, поверьте мне, благородные сэры, весьма утомительны… Присаживайтесь к столу.

40
{"b":"103070","o":1}