ЛитМир - Электронная Библиотека

В следующий момент в темном пустом зале гулко прозвучало: – Князь Владимир, шестнадцатый лордес Москов и маркиз Вигурд, шестой лордес Кашта. Крутящаяся вокруг нас темнота лопнула, и мы оказались на небольшом возвышении, в огромном, ярко освещенном зале, наполненном сквотами, разодетыми… в пух и прах. Музыки в зале не было, гости императора собирались небольшими группками и о чем-то негромко переговаривались или прохаживались вдоль стен, рассматривая замечательные, и достаточно фривольные росписи, расположенные между полуколоннами, делившими стены на равные отрезки. Я почему-то сразу обратил внимания на то, что женщин в зале было очень мало и они составляли отдельные группы, обосновавшиеся в основном вокруг нескольких диванов, стоявших у дальней стены зала.

«Видимо здешние дамы не слишком любят танцевать… – подумал я, но тут же мне в голову пришла другая мысль, – Или здешние балы устраиваются совсем не для дам…»

Мы с сэром Вигурдом сошли с возвышения и, смешавшись с толпой, также медленно двинулись вдоль стены. Едва мы покинули возвышение по залу мягко прошелестело:

– Граф Тарта Высокий, восьмой лорд Вагота с женой и дочерью…

«Ну вот!.. – тут же мелькнуло у меня в голове, – И дамы начали собираться! Видимо первыми на бал собрались… холостяки…»

На возвышении появилась живописная группа из трех сквотов. Впереди стоял невысокий мужчина, наряженный в васильковый камзол, расшитый серебром, белые штаны и короткие белые башмаки. Его еще нестарое лицо было уже сильно обрюзгшим и имело весьма недовольное выражение. Позади него, словно прячась за его спиной, стояли высокая белокурая женщина в роскошном темно-зеленом с золотом платье и лохматым веером в руках и молоденькая девушка, почти еще девочка, окутанная чем-то весьма воздушным, невесомым, розовым. Девушка зачем-то держала в руках… огромного плюшевого медведя интенсивно розового цвета!

Чуть наклонившись к уху Вигурда, я тихо спросил:

– Это за что ж его так обозвали?..

– Как?.. – не понял маркиз.

– Тарта Высокий, – пояснил я, – Он же ниже собственной жены…

Сэр Вигурд улыбнулся, но ответил вполне серьезно:

– Ну, видимо, один из его предков был и в самом деле очень высок, вот это прозвище к нему и прилипло. А затем оно перешло ко всем его потомком, уже невзирая на их собственный рост…

– Значит надо тщательно заботиться о своей репутации… – пробормотал я, и сэр Вигурд немедленно переспросил:

– Что ты имеешь ввиду?.. Я что-то не понял связи…

– Я имею ввиду, – с улыбкой пояснил я, – Что надо заботиться о своей репутации, иначе ты получишь прозвище, а потомкам… потом будет всю жизнь… стыдно!.. – и тут же с гордостью подумал: «Каков каламбур!»

Семейка лорда Вагота тем временем покинула возвышение, причем сам лорд быстро пошагал в сторону одной из групп, кучковавшейся вокруг высокого худощавого сквота в красном с золотом камзоле, отличавшегося весьма уверенными манерами, а его жена и дочь направились к дамским диванам.

Мягкий ненавязчивый голос вновь прошелестел по залу, объявляя появление еще одного гостя, но мы с сэром Вигурдом, как раз остановились возле одной из росписей и, можно сказать… замерли в восхищении, рассматривая ее. Эти настенные росписи настолько заняли нас, что прибытие последующих гостей происходили вне нашего внимания.

Однако, шестой или седьмой шепот, прошелестевший по залу, вновь заставил нас повернуться в сторону возвышения.

– Барон Торонт, шестой лорд Гастор!..

Мы с Вигурдом буквально впились взглядами в возвышение для прибывающих гостей, и через мгновение на нем появился молодой еще мужчина необычайно высокого роста и необычайной толщины. Одетый в бархатный, темно-коричневый камзол и такого же цвета штаны, он мгновенно напомнил мне огромного медведя, а длинная, массивная золотая цепь, болтавшаяся на его шее, еще более усиливала это его сходство с огромным и опасным зверем.

Между тем, барон Торонт обвел зал быстрым взглядом и с улыбкой направился все к той же группе, возглавляемой длинным, худым сквотом.

Продвигаясь по залу от росписи к росписи, мы с маркизом также оказались невдалеке от этой группы, так что я вполне смог расслышать, о чем заговорили в этой компании.

Вся группа разом повернулась в сторону вновь прибывшего, но первым обратился к здоровяку-барону высокий предводитель:

– Ты, как всегда, припозднился, мой дорогой… Что тебя сегодня задержало?..

Фраза прозвучала несколько насмешливо, но барон этого не заметил.

– Ты же сам требовал, чтобы я ежедневно, лично объезжал посты вокруг… заповедника, – обиженно проговорил он, разведя в стороны свои огромные ручищи, – Вот мне и пришлось трястись верхом добрые двадцать коротких миль!

– Ну и?.. – тут же посерьезнел длинный.

– Ну и ничего!.. – внезапно раздражаясь, ответил барон, – Я вообще думаю, что этот твой… гость… просто умалишенный!..

Губы длинного тронула кривая улыбка, и он отрицательно покачал головой:

– Нет, барон, простого умалишенного не будет разыскивать Черный Рыцарь, хотя бы и самозванный!..

– А-а-а, – довольно протянул сэр Торонт, – Я так понимаю, что тебе так и не удалось схватить этого самозванца!.. Жаль, что он не двинулся в мою сторону, от меня бы он не ушел…

Длинный недовольно поморщился и хотел, видимо, ответить своему «дорогому другу» какой-то резкостью, но тут в разговор вмешался сэр Тарта Высокий. Действительно высоким и весьма брюзгливым голосом он обратился к длинному:

– Сэр Альта, может быть вы с бароном все-таки расскажете нам, в чем собственно дело?! И почему вы считаете возможным утаивать от нас какие-то, как я понял, весьма важные события?!

Граф Альта, двенадцатый лорд Сорта, а это был, без сомнения, именно он, медленно повернулся в сторону сэра Тарта и не менее брюзгливо ответил:

– Вы все узнаете, граф, мы ничего ни от кого не утаиваем… Просто, чтобы не повторять одно и то же несколько раз, я дожидаюсь, когда подойдут все… посвященные.

– Но… мы, вроде бы, уже все собрались… – проговорил брюзгливый Тарта, хотя и не слишком уверенно.

– Нет, – холодно осадил его граф Альта, – Я ожидаю еще одного благородного сэра…

В этот момент мы с сэром Вигурдом как раз проходили мимо группы лорда Сорта и наши глаза на мгновение встретились. Его правая бровь на мгновение вопросительно изогнулась, словно он не мог понять, как я посмел вообще взглянуть ему в лицо, но я сделал вид, что рассматриваю нечто, находящееся поверх его головы, и еле слышно пробормотал про себя маленькое подслушивающее заклинание. Мы неспешно проследовали мимо, и уже за нашими спинами довольно громко прозвучал голос барона Торонта:

– Что это, нежить его заешь, этот сквот в голубом так на меня смотрел?! Вы видели, благородные сэры, как он на меня уставился?.. Словно я ему… на ногу наступил!..

Сэр Вигурд дернулся чтобы развернуться лицом к барону, но я быстро прошептал:

– Не поворачивайся! Спокойно пошли дальше!

– Да?.. – ответил барону равнодушный голос графа Альты, – А мне показалось, что его серый спутник изучает меня…

Группа графа осталась позади, и я очень пожалел, что мои замечательные доспехи не на мне, поскольку больше не мог наблюдать за лордом Сорта и его… друзьями. А мне очень хотелось знать, кого еще ожидал граф!

Однако, хотя и не мог больше видеть интересовавших меня… благородных сэров, их разговор мне было слышно достаточно хорошо – мое заклинание, прицепленное к плащу графа Альты, действовало безукоризненно. Правда, разговор этот был пока что совершенно ничего не значащим – один из гостей рассказывал об охоте, которую он устроил в своем поместье накануне.

Мы отошли уже достаточно далеко, как вдруг, прерывая рассказ охотника прозвучал слегка запыхавшийся, уже знакомый мне голос. Я быстро нырнул в одну из свободных ниш, прислонился к стене, закрыл глаза и весь превратился в слух:

– Просьсю просьсения, благородные сьэры, меня сьзадержал принцсь!..

– Барон, не надо извинений! – резко перебил его лорд Сорта, – Вы сообщили мне, что Черный Рыцарь прибыл ко двору, он будет присутствовать на балу?..

50
{"b":"103070","o":1}