ЛитМир - Электронная Библиотека

«До чего же чудной сквот!.. И кто же его выдумал… и зачем?!»

Эта мысль не давала покоя графу с тех самых пор, как «чудной сквот» попал в его руки.

– Так откуда же ты все-таки взялся?.. – произнес граф вслух мучавший его вопрос. Сквот немедленно начал отвечать:

– Я уже вам говорил!.. Прямо из двора гражданки Фоминой меня… не знаю как… вынесло в какой-то ненормальный синий лес. Из леса я вышел в маленький город или село, названия которого я не знаю, и там меня… на меня напали четверо бандитов, отняли дубинку, скрутили и привезли в этот ваш… коттедж!.. И если ты деловой пахан, то ты должен соображать, что за нападение на мента тебя и твоих шестерок полковник в порошок сотрет!! И твою подельницу Фомину и ее змееныша тоже!!!

«Один Демиург знает, что он несет!!! – с тоской подумал лорд Сорта и тут же сам себя оборвал, – А, может, как раз только он и знает?!»

Вслух же граф довольно холодно спросил:

– Почему ты мой замок называешь таким странным именем – «коттедж»?

– Так вы ж – «новые русские» все себе коттеджи лепите. Еще никто замком свой дом не догадался назвать. Ты первый!

«Ничего не понял…» – с прежней тоской подумал граф, и задал новый вопрос:

– Ты себя называешь «мент» – что это такое?

– Ну… как что такое!.. – привычно удивился сумасшедший, – Мент, он и есть – мент. Старший лейтенант милиции я… Вы же сами нас так называете!..

«Кто кого так называет?!» – засвербело у графа в голове, но он не подал виду, что находится уже на грани нервного срыва. Такое состояние при общении с этим Юрием было у него не в первые, и он уже научился с ним справляться.

– Кого ты называешь «полковником»? – задал он самый интересный для него вопрос, сам он был полностью уверен, что сквот этим именем называет Демиурга – только в этом случае его угрозы имели смысл и основу!

– А полковником я называю… полковника! – как обычно после этого вопроса заорал сквот, – Ты что, с полковником Быковым Василь Василичем не знаком?! Так ты с ним еще познакомишься!.. Когда он тебя в бараний рог крутить начнет! У него и не такие, как ты, на карачках в собственной блевотине ползали!! И покруче тебя…

«Опять он понес какую-то непонятную чушь! – едва не застонал граф, – И ведь даже замковый подвал его ничему не научил!..»

– Где и когда ты познакомился с Черным Рыцарем?! – резко оборвал лорд Сорта невозможную ругань своего пленника новым, неожиданным вопросом.

И сквот немедленно заткнулся, заморгав бессмысленными глазами.

«Вот он и попался! – обрадовано вскинулся граф, – Он явно знает Черного Рыцаря и боится в этом признаться!»

Сквот, между тем лихорадочно облизнул губы и переспросил:

– С кем я познакомился?..

– С Черным Рыцарем!.. – повторил Альта и, чуть помедлив, добавил, – Он тебя прекрасно знает!

– Знает?! – тупо повторил сквот и задумался.

Минуты три длилось молчание, а затем сквот твердо произнес:

– Нет, я не знаю братанб с такой кличкой! Черного Крыся знаю… Черную Вдову знаю… О Черном Баране читал… в газете… А Черного Рыцаря точно не знаю!

– А тем не менее именно Черный Рыцарь тебя разыскивает и… И мы договорились, что я тебя ему отдам… если он кое-что для меня сделает…

Лицо у сквота немедленно сделалось совершенно тупым и он хрипло произнес:

– Я в ваших криминальных разборках не участвую! И разменной монетой в ваших темных делах быть не собираюсь!

Графу очень хотелось заорать в это каменное лицо, что его – нищего, сумасшедшего, никому не нужного, жалкого сквота никто и спрашивать не будет, что с ним делать, но внезапно понял, что ему не суждено понять своего пленника… как, впрочем, и его пленнику не суждено обрести ясный разум.

Лорд Сорта устало откинулся на спинку кресла и лениво проговорил:

– Тебя переведут из подвала башни наверх и приставят к тебе прислугу. Еду и питье ты будешь получать с кухни для слуг. Но не пытайся бежать, охранные заклинания замка тебя не выпустят, – и чуть повернув голову он повысил голос, – Уведите его!..

Бесшумно открылась дверь, и за ней багровым всполохом метнулось пламя факела. В зал шагнул стражник, однако сквот, не обращая на него внимания, сделал шаг в сторону графа и каким-то новым тоном произнес:

– Слушай, братан, это… плесни мне из своего графинчика, неделю во рту ни капли не было!..

От удивления граф всем телом повернулся в сторону пленника и немедленно наткнулся на горящий, алчущий взгляд исстрадавшегося существа, явно наступившего на горло собственной гордости от полной безысходности.

– Но тебе же давали вино!.. – невольно воскликнул Альта, отвечая на этот взгляд.

Сквот бросил быстрый взгляд на изумрудно мерцавший графин и, скривив губы, ответил:

– Это тот желтенький квасок ты вином называешь?.. Да от него в горле даже не щиплет!..

Граф с новым удивлением взглянул на своего пленника, он прекрасно знал, что пьют его слуги и что уж в горле-то у сквота точно должно было бы щипать! И тут ему в голову пришла новая, весьма потешная мысль. Повернувшись к вошедшему стражнику, он приказал:

– Спустись к мэтру Груду и скажи чтобы он прислал с тобой склянку с чистым алкоголем… Он знает о чем речь… По дороге захватишь графин с водой и стакан. Быстро!..

Стражник, придерживая у пояса меч, мгновенно повернулся и исчез за дверью, а лорд Сорта снова уставился на своего пленника:

– Значит вино, которое тебе давали, для тебя слабовато?!

– Да какое это вино, братан! – с неподдельным энтузиазмом воскликнул сумасшедший сквот, – Ни вкуса ни запаха!.. Говорю тебе – тоска одна от такой выпивки!.. И голова совершенно не работает! Не, братан, я думал у вашего брата «Наполеон» рекой льется, а тут… – и он весьма выразительно сморщил свою небритую физиономию.

– А почему ты все время обращаешься ко мне с каким-то странным… именем… Что это такое – братан?! – неожиданно обратился граф к пленнику почти как к равному. И тот вдруг явно растерялся:

– Ну… как почему… вы же все эти… братаны… – он сжал кулаки и, растопырив при этом мизинцы и указательные пальцы, замысловато помахал кулаками в воздухе, – Ну, может ты – пахан, так ты скажи, я исправлюсь…

– Тебе уже несколько раз пытались втолковать, что ты попал в замок графа Альта, двенадцатого лорда Сорта!.. – несколько раздраженным тоном проговорил граф, – Неужели невозможно запомнить такую простую информацию?!

– Я ж тебе говорю – неделю во рту ни капли! Что может запомнить такая голова?! И потом, сам подумай, ну какие сейчас графья-мрафья могут быть?! Что у нас – эпоха исторического материализма что ли?!

Граф снова ничего не понял из темпераментного, но весьма путаного выступления своего пленника, и его раздражение еще выросло, но как раз в этот момент в зал вернулся стражник. В одной руке он почтительно, с большой осторожностью держал небольшую колбочку с прозрачной жидкостью, а в другой большой графин с водой и надетым на горлышко стаканом. Граф расслабленно откинулся на спинку кресла, предвкушая удовольствие, и проговорил:

– Ну, раз тебе не нравиться наше вино, попробуй вот этого… напитка…

Стражник подошел к пленнику и, отворачивая физиономию в сторону, протянул ему колбу и графин. Альта с легким смешком пояснил:

– В графине вода, можешь разбавить свой напиток по вкусу…

Сквот осторожно принял колбу и, не обращая внимания на предложенный графин, быстро понюхал ее содержимое. На его физиономию выползла совершенно невозможная улыбка, и он взглянув на графа заслезившимися глазами вдруг нежно просипел:

– Спирт!..

А затем, шумно выдохнув в сторону, сквот… приник прямо к горлышку колбы.

Граф, вытаращив глаза, смотрел, как двести граммов чистого алкоголя неторопливо исчезают в глотке этого сумасшедшего сквота. При этом он медленно, явно не понимая, что делает, поднимался из своего кресла.

Жидкость в колбочке кончилась. Сквот опустил руку и сделал совершенно невозможную вещь – второй раз шумно выдохнул воздух, и тут же втянул новую порцию, прижав к носу рукав своей куртки. После этого он открыл глаза, довольно посмотрел вокруг и хлопнул со всего размаха стоявшего рядом стражника по плечу:

67
{"b":"103070","o":1}