ЛитМир - Электронная Библиотека

Кариолана двинулась в мою сторону, перешагнув через своих поверженных клевретов, и повторила свой сбивающий с ног жест. Однако, посланный ею удар не достиг цели, между мной и атаковавшей меня ланнан ши мгновенно вырос невидимый барьер, а я почувствовал, как от окутывающего меня магического кокона отделился тоненький ручеек и потянулся в ту сторону, куда унесло Кроху.

Поставленный феей барьер мгновенно всосал в себя посланный магический импульс и лопнул, словно новогодняя петарда, разбрасывая вокруг снопы разноцветных искр. Кариолана отпрянула назад и, споткнувшись о неподвижные тела своих телохранителей, на миг потеряла равновесие.

В этот момент я нанес ответный удар. Вспомнив, как мы с Крохой попали в Солнечный Край, я так же широко раскинул руки, но свел их гораздо резче, словно сжимая, прессуя всей мощью своих рук, усиленной мощью моих доспехов, свое магическое поле и посылая получающийся жгут в сторону на мгновение оторопевшей ланнан ши. Между моих ладоней заметалась фиолетовая молния и вдруг стремительно рванулась прямо в лицо Кариоланы. А лицо это уже ничем не напоминало тот образ, которым так легко был соблазнен сэр Вигурд и которым пытались соблазнить меня самого. Его черты заострились в некое подобие волчьей морды, волосы почернели и поднялись дыбом, обнажая заостренные вверх уши, брови нависли лохмами над засветившимися красным крошечными глазами.

Но моя молния не ударила ланнан ши, не сбила ее с ног, вместо этого она обволокла все тело фейри светящимися, пульсирующими нитями и стала душить ее. Я видел, как Кариолана пытается втянуть в себя энергию моего удара, как эта энергия переполняет ее, переливается через край, топит в себе, растворяет тело ланнан ши. Наконец она конвульсивно задергалась, запрокинула голову назад и… завыла во весь голос:

– Убить их!!! Стереть их в пыль!!!

Ее вопль пресекся визгом, но на миг снова выправился и над холмами пронеслось:

– Рыцарь мой, помоги мне!!! Убей моих врагов!!!

А в следующее мгновение она вспыхнула чадящим факелом, упала на траву и мгновенно всосалась в нее, оставив после себя невнятный клок маслянистого дыма.

Но наблюдать до конца гибель ланнан ши – действительную или мнимую, мне не позволили. Телохранители Кариоланы опустили свои копья и двинулись в мою сторону. На мгновение мне стало смешно, ведь они выглядели такими крошками, однако через секунду смех застрял в моем горле – с каждым шагом спригганы прибавляли в росте. Кроме того, неожиданно ожил сэр Вигурд, до того стоявший совершенно неподвижно. Он вдруг с лязгом выдернул свой меч и развернулся в мою сторону, его неподвижные, стеклянно отблескивающие глаза уставились на меня.

Правда, ему не удалось сделать ни одного шагу, в его шлем со странным переливчатым звоном ударилась неизвестно откуда прилетевшая зеленоватая звезда, и бедный маркиз молча упал лицом в траву. А вот окружившие меня спригганы представляли уже нешуточную опасность. Их было семеро, они приблизились ко мне на расстояние в семь-восемь метров и уже были на голову выше меня. Мне стало страшно.

Однако, мое тело действовало вполне самостоятельно. Я и не понял как в моей левой руке появился щит, с которого немедленно раздался рев львиной головы, а в правой матово блеснул длинный черный клинок.

Спригганы, выставив вперед свои выросшие вместе с ними копья, продолжали приближаться ко мне, но двигались они достаточно медленно, словно давая мне время приготовиться к схватке. Прикрывшись щитом, я уже собрался напасть на самого близкого, но в этот момент из темноты зазвучал голос Крохи. Она начала выводить странную, заунывную мелодию какой-то песни, слов которой я не мог разобрать. Зато личная гвардия повелительницы холмов остановилась, задрав головы кверху и полностью обратившись в слух.

А мелодия росла, ширилась, продолжая оставаться такой же тягучей и заунывной. Голос феи набирал силу и постепенно повышался тоном, завораживая слушателей, переходя из контральто в меццо-сопрано, в сопрано и вдруг сорвавшись в фальцет… И в это момент высоко над нами что-то грохнуло и точно в голову одного из спригганов ударил огненный шар, тут же рассыпавшийся бесчисленными искрами…

Когда мои глаза, ослепленные вспышкой, смогли снова видеть, я обнаружил, что один из спригганов исчез.

А голос, между тем снова вернулся в самый низкий тембр, и снова над холмами поплыла завораживающая мелодия, и снова она поплыла вверх по октаве, набирая силу и мощь, и снова с высокого сопрано она сорвалась в визг фальцета, вырвав у небес новую шаровую молнию, ударившую точно в голову одного из окружавших меня великанов.

Фейри стало еще на одного меньше, но и голос, вновь вернувшийся в начало мелодии, звучал уже не столь завораживающе, в нем появилась некая трещинка или слабина, мелодия перестала вырастать ровно и мощно, пророй «провисая» в самых неожиданных местах. Тем не менее, голос снова добрался до своего фальцетного визга и новый огненный шар, вынырнув из темных небес, разметал еще одного сприггана.

Кроха в четвертый раз начала свое заклинание, но теперь ее голос едва справлялся с мелодией, порой дрожа от перенапряжения, порой срываясь и путаясь в нотах. И великаны, доселе стоявшие неподвижно под тягучими завораживающими звуками, задвигались, заворочались, начали оглядываться в поисках обладателя околдовавшего их голоса. А я вдруг почувствовал, что тот ручеек магической энергии, который тянулся от окутывавшего меня кокона в сторону Крохи, стал истаивать, исчезать.

И все-таки Крохе удалось дотянуть свое очередное заклинание до завершающего визга, но силы совершенно оставили ее. Вырванный у небес огненный шар был тусклым, едва видимым на фоне вдруг посветлевшего неба. Он не уничтожил великана, в которого ударил, а всего лишь покалечил его, оторвав тому левую руку. Из раны сприггана на траву хлынул кровавый поток, он зашатался и… опершись на копье шагнул в мою сторону!

Это неверный шаг послужил сигналом для остальных великанов. Двое из них так же, как и раненый двинулись ко мне, а третий развернулся и направился в сторону захлебнувшегося в спазме голоса.

Но тут заорал я! Конечно, мой голос не мог сравниться с голосом колдующей феи, но… ругаться я умел с детства. И меня ничуть не смущало, что мои противники не понимали ни одного из посвященных им перлов – меня самого мое выступление чрезвычайно взбодрило.

Кроме того, я не стал поджидать, когда оставшиеся переростки подойдут поближе, еще прибавив в росте и весе, в три прыжка я оказался рядом с раненым спригганом и, поднырнув под его вскинутое мне навстречу копье, ударил его в живот щитом!

Вы никогда не видели внутренностей фейри? Я видел!

Лев с моего щита не терял времени даром, и когда я отскочил от зашатавшегося сприггана, следом за моим щитом потянулась вырванная из его тела плоть. Зеленовато-коричневые внутренности вывалились из разорванного львиной пастью живота на траву, а сам великан непроизвольно шагнул вперед и, наступив на собственные кишки, поскользнулся и опрокинулся навзничь.

Меня замутило, но я не мог позволить себе упасть в обморок. Увернувшись от почти доставшего меня копья и полоснув по лапе, державшей это копье, кончиком меча, я бросился в погоню за тем спригганом, который направился к лежавшей в беспамятстве Крохе.

Рассвет уже погасил звезды и смел ночную темноту, так что я вполне отчетливо видел светлое тело моей феи, лежавшее в синей траве и громадину сприггана, шествовавшего к нему, нацелив свое копье. К счастью, я двигался гораздо быстрее. В несколько прыжков догнав великана, шъл8 я взмахнул мечом и, не поминая классический рыцарский кодекс, полоснул черной сталью сзади по его волосатым ногам. Возможно, я и смог бы окликнуть великана и дождаться, когда тот развернется рожей в мою сторону, однако, я вполне удовлетворился и этим своим ударом – он оказался весьма эффективным. Похожие на телеграфные столбы – во всяком случае, такие же грязные, великаньи ноги были перерублены на высоте коленей, а гигантская туша с непередаваемым ревом рухнула на землю, выбросив вперед лапу с зажатым в ней копьем.

86
{"b":"103070","o":1}