ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сепирис с дружеской улыбкой на своем тонкогубом черном лице ждал их в пещерах Нихрейна, на стенах которых были высечены сцены из легендарной истории города.

– Приветствую тебя, Сепирис, – сказал Элрик, спешиваясь. Рабы приняли и увели его коня. Мунглам, хотя и не без опаски, последовал примеру Элрика.

– Информация, дошедшая до меня, была верна. – Сепирис опустил обе руки на плечи Элрика. – Я рад, что мне стало известно о твоем намерении отправиться на Чародейский остров и искать помощи Белых Владык.

– Так что же, получить их помощь не удастся?

– Пока – нет. Мы сами пытаемся связаться с ними, опираясь на помощь магов-затворников, обитающих на острове, но пока Хаосу удается блокировать наши попытки. Но для тебя и твоего меча есть дело и поближе к дому. Идем в мои покои – там вы сможете освежиться. У нас есть вино, которое восстановит ваши силы, а когда ты отдохнешь, я скажу, какую задачу судьба ставит перед тобой теперь.

Элрик поставил кубок и глубоко вздохнул, чувствуя приток жизненных сил. Он указал на графин с вином и сказал:

– К такому снадобью легко привыкнуть!

– Я уже привык, – усмехнулся Мунглам, наливая себе еще порцию.

Сепирис покачал головой.

– Наше нихрейнское вино обладает необычным свойством. У него приятный вкус, и оно приводит в чувство уставшего, но человек, восстановив с его помощью свои силы, начинает после этого испытывать к нему отвращение. Именно поэтому у нас еще остались его запасы. Однако запасы эти невелики – виноград, из которого оно сделано, давно уже не растет на Земле.

– Волшебный напиток, – сказал Мунглам, ставя свой кубок на стол.

– Называй его так, если тебе нравится. Мы с Элриком принадлежим к более ранней эпохе, когда волшебство считалось делом обычным и когда властвовал Хаос, хотя и не производя таких разрушений, как теперь. Возможно, вы, жители Молодых королевств, правы, испытывая неприязнь к волшебству, потому что мы надеемся в скором времени подготовить мир к правлению Закона, а тогда, вероятно, будут созданы подобные же снадобья, но не с помощью колдовства, а другими методами, требующими больших стараний и более понятными.

– Сомневаюсь, – сказал Мунглам и рассмеялся.

Элрик вздохнул.

– Если удача не начнет улыбаться нам, то скоро Хаос установит свою власть на всей земле, а Закон навсегда исчезнет, – мрачно сказал он.

– Однако если восторжествует Закон, для нас это тоже кончится неважно. – Сепирис налил себе вина, – он тоже устал, затратив слишком много сил.

– Что ты хочешь этим сказать? – с любопытством сказал Мунглам.

Сепирис объяснил: хотя они с Элриком и сражаются против Хаоса, но были рождены для мира, в котором Хаос доминирует. Для них и им подобных не будет места в том мире, где властвует Закон, в том мире, за который они теперь борются.

Мунглам бросил взгляд на Элрика, лишь сейчас поняв незавидную судьбу друга.

– Ты сказал, что есть работа для меня и моего меча, – подался вперед Элрик. – Что это за работа, Сепирис?

– Ты уже наверняка знаешь, что Джагрин Лерн призвал Герцогов Ада, чтобы управлять его людьми и контролировать захваченные территории.

– И что же?

– Ты понимаешь, какие у этого могут быть последствия?

Джагрин Лерн пробил ощутимую брешь в возведенном Законом барьере, который прежде сдерживал экспансию существ Хаоса, не допускал их безраздельного владычества на этой планете. Сейчас, по мере увеличения своего могущества, Хаос постоянно расширяет эту брешь. Это объясняет, как ему удалось созвать такую могущественную армию Герцогов Ада, тогда как прежде призвать даже одного из них в наш мир было довольно трудно. Среди призванных им – и Ариох…

– Ариох! – Ариох был покровителем Элрика, главным богом его предков. – Это значит, что теперь я полный изгой и ни Хаос, ни Закон не защитят меня.

– Единственный твой надежный союзник из потусторонних сил – твой меч, – мрачно сказал Сепирис. – И возможно, его братья.

– Какие братья? У него есть только один брат – Утешитель, которым владеет Дивим Слорм.

– Ты помнишь, я тебе говорил, что эти мечи-близнецы на самом деле являются земным воплощением их неземных сущностей? – тихим голосом спросил Сепирис.

– Да.

– Теперь я могу тебе сказать, что истинная сущность Буревестника связана с другими сверхъестественными силами в другом измерении. Я знаю, как их вызвать, но они тоже являются существами Хаоса, а потому тебе будет непросто их контролировать. Они вполне могут выйти из подчинения и, может быть, даже обратиться против тебя. Буревестник, как ты уже успел понять, связан с тобой узами более прочными, чем те, что связывают его с братьями. Но число этих братьев весьма велико, и, возможно, Буревестник будет не в силах защитить тебя от них.

– Почему я не знал об этом?

– Ты знал об этом, хотя и не напрямую. Ты помнишь времена, когда обращался за помощью и получал ее?

– Да. Ты хочешь сказать, что эту помощь предоставляли мне братья Буревестника?

– Да. Для них привычно приходить к тебе на помощь. Мы с тобой не назвали бы их существами мыслящими, хотя они и наделены чем-то вроде разума. Они не столь привержены Хаосу, как его мыслящие слуги. Ими в известной мере можно управлять, если в твоей власти находится один из их братьев. Если ты захочешь призвать их на помощь, то должен запомнить руну, которую я тебе сообщу позднее.

– И в чем же состоит моя миссия?

– Уничтожить Герцогов Ада.

– Но это невозможно. Они – одни из самых могущественных существ Хаоса.

– Верно. Но в твоих руках сильнейшее оружие. Такова твоя миссия. Имеются свидетельства, что Владыки Хаоса уже забирают у Джагрина Лерна часть его власти. Глупец! Он никак не хочет понять, что он – игрушка в руках Хаоса. Он полагает, что может контролировать столь могущественные силы. Но нет сомнений, что с такими друзьями Джагрин Лерн может победить южан с минимумом людей и средств. Он может сделать это и без помощи Хаоса, но тогда ему потребуется куда как больше сил и времени, и в этом случае мы получим небольшое преимущество, так как сумеем подготовиться, пока он покоряет Юг.

Элрик не стал спрашивать у Сепириса, как тот узнал о намерении южан в одиночестве противостоять Джагрину Лерну. У Сепириса явно были немалые возможности, о чем свидетельствовало его послание Элрику через ясновидца.

– Я поклялся, что буду помогать южанам, несмотря на их отказ выступить совместно с нами против теократа, – тихо сказал он.

– И ты сдержишь свою клятву, уничтожив Герцогов Ада… Если тебе это удастся.

– Уничтожить Ариоха, Балана, Малука… – Элрик прошептал эти имена, опасаясь, как бы они не услышали его.

– Ариох всегда был несговорчивым демоном, – сказал Мунглам. – Он не раз отказывался помогать тебе, Элрик.

– Потому что он давно знает о схватке, которая должна состояться между вами, – сказал Сепирис.

Хотя вино и освежило его, Элрик чувствовал боль во всем теле. Но больше всего мучилась его душа. Сражаться с богом-демоном, которому в течение тысячелетий поклонялись его предки…

Старая кровь все еще была сильна в нем, прежние привязанности не могли исчезнуть.

Сепирис поднялся и похлопал гостя по плечу, глядя своими черными глазами в печально горящие малиновые глаза Элрика.

– Не забудь, что ты поклялся исполнить эту миссию.

Элрик выпрямился на своем стуле и кивнул.

– Да. И даже если бы я знал обо всем этом раньше, все равно принес бы эту клятву. Вот только…

– Что?

– Не питай больших надежд на то, что мне это удастся.

Черный нихрейнец ничего не сказал.

Спустя какое-то время он оставил Элрика, погруженного в свои мысли, и вернулся с белой табличкой, на которой были выгравированы древние руны.

Он передал табличку альбиносу, и тот молча принял ее.

– Запомни заклинание, – тихо сказал Сепирис, – а потом уничтожь табличку. Но помни, воспользоваться этим заклинанием ты можешь только в самом крайнем случае, поскольку, как я уже предупреждал тебя, братья Буревестника, возможно, не захотят тебе помогать.

19
{"b":"103073","o":1}