ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут же украденная жизненная энергия воина стала вливаться в тело Элрика, и боль, мучившая его, исчезла. Он ухватился рукой за рею и перерезал остававшиеся путы. Теперь он повис на одной руке.

«Теперь мы посмотрим, Джагрин Лерн, кто будет смеяться последним».

Спрыгнув на палубу, он поднял люк и посмотрел на жалкую фигуру своего друга в трюме. Его явно оставили там умирать от голода. Испугавшись луча света, бросилась в угол крыса. Элрик спрыгнул в трюм и с ужасом увидел, что правая рука Мунглама уже прогрызена. Он взвалил тело на плечи, чувствуя, что сердце, хотя и слабо, все еще бьется. С этим грузом он поднялся на палубу.

Элрику нужно было решить нелегкую задачу – обеспечить безопасность своего друга и в то же время не упустить Джагрина Лерна. Элрик направился к абордажному мостику, по которому, как ему показалось, пробежал теократ. Но в этот момент на него бросились три воина. Один из них воскликнул:

– Альбинос! Ему удалось вырваться!

Элрик нанес ему удар одним движением кисти, остальное доделал Черный Меч. Другие двое отступили, вспомнив, как Элрик ворвался в Хвамгаарл.

Он почувствовал приток энергии. С каждым убитым его силы возрастали. И хоть это была краденая энергия, она была ему необходима, чтобы выжить и принести победу Закону.

Не чувствуя груза на своих плечах, он пробежал по абордажным мосткам на корабль южан. На корабле развевался штандарт Аргимилиара, а вокруг мачты сгрудилась небольшая группка людей во главе с королем Хозелом, на лице которого перед фактом неизбежной грядущей смерти застыла скорбная маска. Заслуженной смерти, мрачно подумал Элрик, но тем не менее он понимал: если Хозел умрет, это будет еще одной победой Хаоса.

Он услышал какой-то новый крик, и решил было, что его заметили, но потом увидел, что один из воинов Хозела указывает на север и что-то говорит.

Элрик посмотрел в том направлении и со смешанным чувством увидел отважные корабли морских владык Пурпурных городов. На кораблях были весело расписанные, яркие паруса, некоторые даже покрытые вышивкой – паруса были единственным богатым украшением, которое позволяли себе морские владыки.

Они опаздывали. Правда, даже если бы они вступили в бой одновременно с другими кораблями южан, все равно победа Пан-Танга была бы неминуема.

В этот момент Джагрин Лерн, оглянувшись, увидел Элрика и закричал на своих людей, которые неохотно и с опаской двигались на альбиноса, охватив его полукругом.

Элрик недобрым словом помянул храбрых морских владык, которые задержали его. Он угрожающе размахивал рунным мечом, наступая на обескураженных пантангских воинов. Они отступали, некоторые издавали стоны, когда клинок доставал их. Путь к Джагрину Лерну был расчищен.

Корабли Пурпурных городов приближались. Они уже находились в пределах досягаемости средней катапульты.

Элрик заглянул в глаза испуганному Джагрину Лерну и прорычал:

– Не уверен, что мой меч сможет одним ударом пробить твои горящие доспехи, но у меня сейчас есть время только на один удар. Я тебя сейчас оставлю, теократ, однако помни: даже если ты покоришь весь мир, включая неизведанные земли Востока, в конце пути тебя ждет мой меч, который выпьет твою душу.

С этими словами он сбросил бесчувственное тело Мунглама за борт и прыгнул следом за ним в пенящуюся воду.

Подхватив Мунглама, он мощными гребками поплыл к флагманскому кораблю морских владык – кораблю Каргана.

У него за спиной Джагрин Лерн и его люди увидели, что их собственный корабль охвачен огнем. Элрик хорошо знал свое дело. Это тоже должно было отвлечь внимание от флота Каргана.

Полагаясь на прославленное морское искусство морских владык, он плыл прямо на ведущий галеон, выкрикивая имя Каргана.

Корабль слегка изменил курс, и он увидел бородатые лица, увидел брошенные ему канаты и сумел ухватиться за один из них. Его вместе с его ношей потащили наверх, и наконец он перевалился через фальшборт и оказался на палубе.

Карган, потрясенный, смотрел на него.

– Элрик! Мы думали, что ты мертв. И, как вижу, были недалеки от истины. А может, с тобой случилось еще и кое-что похуже.

Элрик перевел дыхание и взволнованно сказал:

– Поворачивай свой флот, Карган. Поворачивай как можно скорее. Спасти южан уже невозможно – они обречены. Мы должны сохранить силы на будущее.

Поколебавшись несколько мгновений, Карган отдал приказ, который немедленно передали на шестьдесят остальных кораблей его флотилии.

Когда корабли повернули, Элрик оглянулся и увидел, что на плаву почти не осталось кораблей южан. На протяжении почти мили по воде стелилась огненная дорожка из горящих корабельных обломков, а над водой раздавались крики тонущих людей.

– Теперь, когда морские силы южан сокрушены, – сказал Карган, глядя на врача, который занимался Мунгламом, – перед мощью Пан-Танга не устоят и сухопутные силы Юга. Юг, как и мы, слишком полагался на свой флот. Я получил хороший урок – мы должны укрепить наши оборонительные сооружения, если хотим вообще иметь какие-то шансы.

– С этого момента ваш остров становится нашей штаб-квартирой, – твердым голосом объявил Элрик. – Мы укрепим оборону и будем наблюдать за тем, что происходит на Юге. Скажи мне, – он обратился к целителю, – как мой друг?

Целитель поднял взгляд на Элрика.

– Ран мало, состояние тяжелое. Но жить будет. Через месяц он поправится полностью, если дать ему отдых.

– Он получит этот отдых – пообещал Элрик. Он положил руку на рунный меч, висящий у него на боку, спрашивая себя, какие еще задачи предстоит им выполнить, прежде чем произойдет решительная битва между Законом и Хаосом.

Хаос скоро будет править большей частью мира, невзирая на тот мощный удар, который он получил от Элрика, навсегда изгнавшего Герцогов Ада в их царство. Чем сильнее становился Джагрин Лерн, тем больше возрастала угроза Хаоса.

Он вздохнул и посмотрел на север.

Два дня спустя они вернулись на остров Пурпурных городов. Флот встал на якорь в крупнейшей гавани Уткеля, поскольку решено было держать его под рукой.

На следующий вечер после разговора Элрика с морскими владыками в Вилмир и Илмиору были отправлены гонцы, а утром раздался вежливый стук в дверь.

Карган встал с кресла, а когда открыл ее, изумленно уставился на высокого чернолицего человека.

– Сепирис! – воскликнул Элрик. – Как ты здесь оказался?

– На спине коня, – улыбнулся гигант. – А мощь нихрейнских жеребцов тебе знакома. Я пришел предостеречь тебя. Нам наконец удалось установить контакт с Белыми Владыками, но пока они мало чем могут нам помочь. Нужно каким-то образом проложить дорогу в их мир, разрушив преграды, воздвигнутые Хаосом. Орды воинов сошли с кораблей Джагрина Дерна на берег, и теперь они наводняют сушу. Сейчас мы ничего не можем противопоставить ему. С тех пор как он собрал в кулак свои земные силы, они постоянно увеличиваются. Он скоро сможет вызвать новых союзников из Хаоса.

– Так в чем же состоит моя следующая задача? – тихо спросил Элрик.

– Я еще не знаю наверняка. Но я пришел не для этого. Пребывание твоего меча в компании братьев усилило его. Возможно, ты заметил, как быстро восстановил он теперь твои силы.

Элрик кивнул.

– Эта энергия получается посредством зла и сама по себе является злом. Энергия меча будет продолжать увеличиваться, как и твоя. Но порожденные Хаосом силы все в большей мере наполняют твое существо, и тебе придется очень постараться, чтобы они не обуяли тебя целиком.

Элрик вздохнул и положил руку на плечо Сепирису.

– Спасибо за предупреждение, друг, но я не жду, что, одержав победу над Герцогами Ада, которым я когда-то принес клятву верности, я выйду из этого сражения с легкими царапинами. Я хочу, чтобы ты знал об этом, Сепирис. – Он повернулся к морским владыкам. – И вы тоже.

Он извлек стонущий рунный меч из ножен и поднял его – тот засиял зловещим светом.

– Этот меч был выкован Хаосом, чтобы победить Хаос. Такова и моя судьба. Хотя мир превращается в кипящий газ, я намерен выжить. Я клянусь Равновесием Космоса, что победа будет за Законом и на Земле наступит Новый Век.

25
{"b":"103073","o":1}