ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, мой дорогой, мы не могли оставить без внимания вашу скромную персону, — продолжал тем временем Большой Билл, — волновались за вас: как вы там? Переживали. Но вы, хоть и оказались на редкость невезучим субъектом, все же ухитрились быстро выйти на нужного нам человека. Теперь мы его обязательно возьмем, это только вопрос времени. Но вы подняли слишком большой шум — начали повсюду шнырять, всех расспрашивать, беспокоить. Вы же понимаете, милый, любому есть что скрывать, каждый боится, что разоблачат именно его. Вот потому и приключилась такая нелепость. Бомбу в машину вам подложил, конечно, Джок. Тут мы слегка недоглядели, но уж очень он хитер, мошенник. Потом вы начали трясти Бьерна, расспрашивать его про Гонзалеса. Бьерн до смерти перепугался, наложил в штаны и тут же связался с Гонзалесом. Кстати, вы знали, что они старые приятели? Так что Гонзалес до некоторой степени ожидал вашего визита. Правда, вы тут все же успели им кровь попортить. А уж потом, когда Гонзалес и Пашкевич — это, как вы понимаете, второй, в зеленом халате, — по-настоящему занялись вами, тут мы и подоспели. Этой парочке очень кстати приспичило поговорить с Алоизиусом. Старый лис позволяет связываться с ним только в экстренных случаях, и мы никак не могли его засечь. А тут такая удача, и все благодаря вам, мой милый. Ну Бог с ним, с Алоизиусом, уж не знаю, кто там упокоит его душу. Честно говоря, гнусная была душонка, глаза бы не глядели…

В общем, так удачно все сложилось, что мы вашими стараниями на Джока вышли да еще и Алоизиуса зацепили, а то я уже всякую надежду на это оставил. Чтобы в курируемом мной районе и такая гадость вдруг под боком завелась — подумать только. А тут от нас требовалось всего-навсего идти по вашим следам. К счастью, это особого труда не составляло, и знаете почему?

Я еще не знал наверняка, но с каждым мгновением моя догадка превращалась в уверенность. В комнате среди запахов оплавленного пластика, окалины и обожженной человеческой плоти вдруг повеяло ароматом знакомых духов.

В дверях стояла Пат.

Она была в том же самом платье, в котором я увидел ее впервые. Боже мой, мне кажется, с тех пор прошла целая вечность! И выглядела она, как тогда, просто сногсшибательно. Но почему же она меня предала? Не найдя ответа, я устало спросил:

— Зачем ты это сделала. Пат?

Она подошла совсем близко, долго-долго всматривалась мне в лицо, а затем с ненавистью произнесла:

— Потому что я вас всех ненавижу!

— Кого — всех? — тупо переспросил я.

— Мужчин, — презрительно бросила Пат. И тут я впервые разглядел татуировку — «Зеркало Венеры» у нее на запястье. До этого она скрывала ее под широким браслетом.

Так вот к какой организации она примкнула! Это был знак самых ярых, самых непримиримых феминисток — общества «Черная вдова». Женщины, вступающие в эту чудовищную организацию, давали клятву никогда не связывать свою судьбу ни с одним из мужчин. Более того, по их жестокому кодексу, чем больше представителей «враждебного» пола погибнет от этих нежных рук, тем лучше. Поэтому агенты «Черной вдовы» охотно внедрялись в преступные организации, чтобы стравливать их друг с другом. Итог борьбы кланов интересовал «нежных» убийц только с точки зрения общего количества жертв. Вполне возможно, Пат уже давно помогала Большому Биллу загонять выбранную им дичь. Что ж, прощай, красавица; по крайней мере, ты предала меня во имя идеи, пускай даже и довольно сомнительной.

— Если бы не ваш замечательный дуэт с Пат, — продолжал упиваться собой Большой Билл, — наступить на хвост Джоку никогда бы не удалось, он скользкий, словно угорь. Джок, вдобавок ко всему, — телепат, причем самый настоящий. А вы представляете себе, что такое телепатия в умелых руках? Это же золотое дно, верная страховка против любых неприятностей. Но вся беда в том, что даже такой виртуоз, как Джок, не может воспринимать мысли всех окружающих одновременно. Он обычно сосредоточивается на ком-нибудь одном. От вас исходила настолько ощутимая для него опасность, что он поневоле направил на нее все свое внимание, упустив при этом из виду Пат… Будь у вас, голубчик, касательно нее иные соображения, кроме тех, что имели место быть, Джок, конечно, насторожился бы и попытался прощупать Пат. Но вы провели его, сами того не ведая, и совершенно его запутали. Так что подсадная утка из вас вышла отличная.

Что же теперь прикажете с вами делать, дорогой мой? — не унимался Большой Билл. — Конечно, вы выполнили все, что от вас требовалось, но как это ни грустно, мне все же придется с вами расстаться. — Он озабоченно взглянул на часы. — Прошу прощения, я и так слишком задержался.

Он удалился.

Пат тут же повернулась и вышла, гордо вскинув красивую голову с копной рыжих волос. Я устало прикрыл глаза. И ведь с самого начала мне не нравилась вся эта история, в которую меня втянули против всякого желания. Правда, смыться по-тихому все равно бы не удалось — Большой Билл достал бы меня даже из-под земли.

Один из подручных Большого Билла прервал мой мыслительный процесс, грубо ткнув меня в плечо.

— Пошли, — сухо сказал он.

Я с трудом поднялся на ноги.

Неожиданно перед моими глазами всплыла картина, которую я видел в студии Пат. Недаром я тогда так насторожился — это была не картина, это была душа самой Пат, жестокая, яростная, неукротимая в своей первобытной жажде крови.

Впрочем, что я наговариваю на несчастную девушку. У всех есть свои недостатки и заблуждения, и, возможно, распорядись судьба иначе, дай мне еще один шанс, предоставь больше времени, я заставил бы Пат изменить свои взгляды. Смог бы доказать ей, что ненависть бесплодна, потому что она иссушает душу и, выпивая жизненную силу, ничего не дает взамен. Но времени у меня оставалось ничтожно мало. Подталкиваемый в спину дулом автомата, я побрел к двери. Вздумай я упираться, им бы ничего не стоило выволочь меня вперед ногами.

Шлейф от духов Пат уже улетучился, не оставив даже слабого воспоминания. Но его место занял другой запах — приторный, едкий, тошнотворный. В нем было что-то очень знакомое, вот только я никак не мог уловить, что. И лишь когда все поплыло у меня перед глазами, а мой конвоир, вдруг опустив автомат, грузно шмякнулся на пол, я наконец понял — это Пи-Эйч 15 — быстродействующий усыпляющий газ.

Последнее, о чем я успел подумать, было то, 'что в игру вмешался кто-то третий.

* * *

…Из статьи Айвэна Приходько, доктора социологии и собственного корреспондента журнала «Ньюсвик» от 18 марта 2138 года…

…Не сократись население планеты в начале века столь стремительно, положение было бы просто катастрофическим, поскольку уже сейчас человечество существует в основном за счет накопленных в конце прошлого тысячелетия ценностей — как духовных, так и материальных. Однако подобная «жизнь взаймы», разумеется, оказывает огромное влияние на сознание людей, формируя целые поколения потребителей. У всех сидящих на шее правительства рано или поздно возникает одна и та же проблема: чем занять очередной день? Именно этому мы и обязаны появлением разветвленной индустрии развлечений — от легальных СТ-студий и публичных домов до запрещенных законодательством наркотиков и разновидностей виртуальной реальности. Тем не менее, такая искусственная стимуляция мозгов уже начинает вступать в противоречие с естественным инстинктом самосохранения, в результате чего появляются отдельные люди или целые общины, которые ищут иной путь. Я говорю о новых «детях природы», которые добровольно отказываются от всех благ, предоставляемых цивилизацией, и уходят жить на гигантские заброшенные территории, занимающие сейчас значительную часть земной поверхности. Невероятные слухи, которые доходят до нас с этих территорий, — о неизвестных науке животных, людях с песьими головами, о зловещих природных аномалиях, приписываемых действию темных сил, — в основе своей, конечно, являются обычными легендами, однако сие вовсе не означает, что слухи эти абсолютно беспочвенны.

15
{"b":"10309","o":1}