ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судорожно стиснутые пальцы узника разжались, и он полетел вниз. В своей жизни Тэш знавал множество взлетов и падений, но такое… просто не умещалось в мозгу. Это было уж слишком!

В голову ему пришла идиотская мысль, что он уже умер, но на райский сад это место совсем не походило, да и на ад — тоже. Нет, все-таки он еще жив, просто судьба подготовила ему какую-то новую каверзу. Оставалось только гадать, чего ради его кинули в эту дурацкую каталажку? За какие такие прегрешения? Мысли вконец перепутались, мышцы отказывались слушаться, похоже, в еду был подсыпан какой-то наркотик. Тэш лег на прохладный пол, закрыл глаза и сразу заснул.

Проснулся он от чьих-то голосов, раздававшихся совсем рядом с ним.

Похоже, посетители не слишком церемонились при виде спящего человека, они топали и шумели. Особенно противный голос был у одного — высокий и резкий, точно птичий крик.

Тэш неохотно открыл глаза. И как раз вовремя, потому что успел увидеть, как амбал-тюремщик уже занес над ним ногу, чтобы дать хорошего пинка под ребра.

Ну уж нет! На этот раз не выйдет!

Он стремительным движением перекатился на бок и, подхватив занесенную для удара ногу, резко рванул ее на себя. Нелепо взмахнув руками, бугай тяжело грохнулся на пол. Не теряя ни секунды, Тэш кинулся к двери и выскочил в коридор. Разбираться, куда он ведет, времени не было, и поэтому, оказавшись перед лестничной площадкой, Тэш, не задумываясь, кинулся вниз. Вихрем пронесшись по пустынному залу нижнего этажа, вдоль стен которого было выставлено старинное оружие, он все-таки успел подхватить непривычного вида копье. Чем черт не шутит.

Но, похоже, удача окончательно отвернулась от него.

Он оказался в том самом внутреннем дворе, на который недавно смотрел из окошка своей камеры.

Возможно, при иных обстоятельствах ему было бы весьма интересно разобраться в назначении многих непонятных предметов, но сейчас он, точно белка в колесе, метался по двору в поисках выхода. Где-то же должны быть ворота!

И они действительно вскоре обнаружились — массивные, сложенные из грубых брусьев, окованных железом. Тэш кинулся к ним и с отчаянием толкнул тяжелые створки.

Бесполезно. Он только усугубил собственную участь.

Позади раздались шум и крики, и, не обращая никакого внимания на его боевую стойку, смуглые, странно одетые люди заломили ему руки за спину и поволокли вверх по лестнице.

Бросив Тэша на пол все той же тюремной камеры, молодчики принялись избивать его методично и профессионально. Когда тяжелая дверь захлопнулась за ними, только разливающаяся по всему телу боль была единственным ощущением, возвращающим его к действительности и не дающим полностью погрузиться в горячечный бред. А как еще можно назвать состояние человека, которому привиделся парящий над городом дракон с всадником на спине?

Какое-то время Тэш лежал неподвижно, наблюдая за тенью от оконной решетки. Похоже, даже солнце здесь было другим и двигалось по небу непривычно медленно. Теперь ему доведется испытать, что значит потерять разом все — дом, знакомых, родной язык. Даже ход времени, и тот изменился.

«Я сошел с ума», — мелькнула в голове спасительная мысль.

Наконец, тень перестала ползти по полу камеры и растворилась в темноте.

В этом странном мире наступил вечер.

Тэш по-прежнему лежал на соломенной циновке, бездумно уставившись в быстро темнеющее небо, когда за дверью вновь раздался шум — топот ног, голоса, лязг оружия.

Прогремел засов, и дверь отворилась. В проеме возникли несколько вооруженных людей с факелами. Рядом с ними стоял разодетый в ярко-алую тогу тип и отдавал какие-то распоряжения. Повинуясь его приказам, двое здоровенных стражников схватили Тэша, заломив ему руки за спину, и потащили к уже знакомой лестнице. В коридоре цокольного этажа процессия резко свернула и оказалась еще в одном внутреннем дворе, круглом и высоком, со сложенными из камня стенами, на гребне которых горели факелы.

Ослепленный непривычно ярким светом, Тэш не сразу разглядел за кольцом огней поднимающиеся вверх ряды амфитеатра — и все они были забиты людьми. Пламя факелов отбрасывало цветные блики, плясало на оружии и драгоценностях зрителей, отражалось в их блестящих возбужденных глазах. Это была самая настоящая античная арена, и в центре ее стоял он.

Что-то блестело у него под ногами. Тэш подошел к лежащим на песке предметам — ими оказались короткое копье и круглый, обшитый кожей, щит. Зачем ему все это? Он стоял, недоуменно озираясь по сторонам, как вдруг за его спиной грозно лязгнули засовы. Тэш резко обернулся. В открывшемся проходе показалась огромная темная фигура. Толпа одобрительно загудела.

Существо, появившееся на арене, опиралось на мускулистый чешуйчатый хвост и медленно поводило из стороны в сторону жуткого вида башкой, увенчанной кожистым гребнем, тянущемся от затылка до лопаток. Оно выглядело намного крупнее и тяжелее нормального человека и вдобавок сжимало в трехпалой лапе-руке тяжелую цепь, на конце которой качался шипастый шар.

Откуда взялся этот урод и что ему надо, выяснять было не у кого и некогда, потому что странное создание вдруг начало раскручивать над головой цепь и двинулось в сторону Тэша. Он сделал шаг назад, споткнувшись о валявшийся на арене щит, и чуть не упал. Публика в амфитеатре разразилась безудержным хохотом. Вот скоты! Он стиснул зубы и молниеносным движением подхватил с земли оружие. Охотнее всего он запустил бы копье в ряды зрителей, чтобы заткнуть хоть одну из этих смеющихся глоток. Но сейчас у него были дела поважнее. Чудовище, размахивая своим снарядом, снова приблизилось. На этот раз Тэш был готов к нападению и, ловко увернувшись, попробовал ткнуть образину копьем, но непривычное оружие плохо повиновалось ему.

— Черт! — выругался Тэш.

Не обращая внимания на свист и улюлюканье толпы, он отбежал к самому краю арены и попытался понять, как превратить неуклюжую жердину в своей руке в разящее оружие. Несколько раз взвесив копье и для порядка помахав им, он крепко стиснул тяжелое древко, готовясь к отражению новой атаки.

Чудовищный противник, передвигавшийся стремительными прыжками, подобрался уже совсем близко, и Тэш едва успел отпрянуть, приняв на щит скользящий удар. Шипы расцарапали натянутую на щит толстую кожу.

Изловчившись, Тэш взмахнул копьем и кольнул чешуйчатую зеленоватую шкуру монстра у основания шеи. Тут же потекла темная кровь. Рана выглядела не слишком опасной, но, похоже, пострадала какая-то мышца. Хвостатый быстро перехватил цепь другой лапой и, как ни в чем не бывало, продолжал наступать.

Тем не менее Тэш почувствовал себя более уверенно. Враг его был ранен, тогда как сам он до сих пор не получил ни единой царапины. Первоначальная растерянность постепенно сменялась собранностью и холодным расчетом. Пригнувшись, Тэш наблюдал за странным созданием, которое вновь ринулось на него. Ему показалось или же оно и в самом деле стало двигаться медленнее? Свистящее ядро вновь метнулось ему навстречу, он резко присел и, поднырнув под смертоносное оружие, вонзил копье в левый бок чудовища.

Существо взвыло, и впервые за время всей схватки Тэш увидел черные глаза без зрачков, которые постепенно затягивала мутная пленка. Безгубый рот приоткрылся, обнажая ряд острых клыков, но теперь эта чудовищная маска вовсе не казалась Тэшу такой омерзительной, а была просто чужеродной. Наконец, глаза неведомого существа закрылись, и оно рухнуло на песок, окрасив его густой и темной кровью. Тэш перевел дыхание. Ноги у него подгибались. Не обращая внимания на восторженные вопли толпы, он побрел к открывшемуся выходу с арены. Молчаливые стражи, вооруженные короткими мечами, привели его назад, в ставшую уже привычной тюрьму. Один из стражников на пороге камеры одобрительно похлопал его по плечу и, ухмыльнувшись, произнес какую-то фразу на незнакомом языке.

Оставшись один, Тэш поднял с пола кувшин и с жадностью припал к нему. Затем без сил рухнул на циновку. В глазах у него до сих пор плясали отблески пламени, мелькали яркие разноцветные одежды, и странное создание с затуманившимся взглядом медленно падало на песок арены. Тэш по-прежнему не понимал, где он и что с ним происходит. Не раз он попадал в ситуации, выйти из которых ему помогали только железная воля, интуиция и быстрота реакции, но здесь требовалось что-то совсем другое, и обычного набора его замечательных качеств было явно недостаточно. Что ж, остается искать дополнительные резервы — ведь надо же как-то вырываться отсюда. У него отняли самое ценное, что есть у человека, — свободу. Кому-то придется за это поплатиться.

21
{"b":"10309","o":1}