ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зрители за оградой ахнули — то ли восхищенно, то ли испуганно.

Жуткая тварь наметила себе жертву — одного из бойцов, стоящего ближе всех к Тэшу. Мощный хвост взметнулся в воздух, и венчающий его шип блеснул на солнце, точно меч. Удар — и человек, словно тряпичная кукла, отлетел в сторону, еще удар — и шип пронзил грудную клетку несчастного. По рядам прокатились оглушительный свист и презрительные крики. Тэш решил не дожидаться, пока его начнут освистывать: подхватив свой гарпун, быстро метнулся в сторону, едва избежав чудовищных челюстей, которые лязгнули совсем рядом.

Несмотря на свою огромную массу, чудовищная тварь двигалась на удивление легко и проворно. Фасеточные глаза яростно сверкали, выискивая новую жертву.

«Если просто носиться по арене с места на место, даже очень резво, уродина раньше или позже передавит всех поодиночке, и ничего тут не сделаешь», — мелькнуло в голове Тэша.

Он крепко стиснул зубы — для всей этой сволочи смерть любого из гладиаторов будет всего-навсего развлечением. Чужая кровь лишь возбуждает жадную до зрелищ развращенную публику, находящую удовольствие в страданиях себе подобных. Ну уж нет, он им этого удовольствия не доставит!

Чудовище бушевало у закрытых ворот, колотя хвостом о железные решетки. Тэш присмотрелся. Казалось, у животного нет уязвимых мест. Тело — сплошной панцырь, копье соскользнет вниз по плотно прилегающим друг к другу пластинам. Попади его багор в глаз чудовищу или же в огромную разинутую пасть, Тэш неминуемо лишится оружия и только раздразнит гада. Скорее всего надо бить в основание шеи — это единственный шанс зацепить жизненно важные органы.

Он оглянулся. Его случайные партнеры наверняка имели значительный боевой опыт в такого рода играх — сюда бы не выпустили беспомощных учеников. Они чрезвычайно ловко избегали ударов чудовища — молодцы ребята, — внимательно присматривались в поисках незащищенного панцирем места.

Ближе всего к Тэшу стоял высокий подвижный человек. Пригнувшись и легко держа в сильной руке копье, он уверенно двигался по арене, не спуская глаз с жуткой образины.

— Эй, — крикнул Тэш, подбежав к нему. Гладиатор обернулся. Но его смуглом лице лихорадочно горели темные глаза.

— Его надо ударить вот сюда, — с трудом подбирая слова чужого языка, Тэш для верности ткнул пальцем себе в основание шеи. — Я его отвлеку, а ты постарайся не промахнуться.

Гладиатор кивнул.

— Нужны еще люди, вдвоем не справиться, — сказал он и замахал копьем, привлекая внимание остальных бойцов. Тварь тут же заметила это движение и, развернувшись, ринулась на него. Процессе братания пришлось отложить на неопределенное время и кинуться в разные стороны.

Арена была достаточно велика, что позволяло пока что избегать когтей и ударов страшного хвоста, но так не могло продолжаться слишком долго — настанет момент, когда они вымотаются и сделаются легкой добычей безжалостного монстра. Раскаленное солнце было союзником мерзкой твари — оно высасывало силы с неимоверной быстротой. Нужно было решаться, ведь у них оставалось не так уж много времени.

Его товарищ — Тэш уже воспринимал своего недавнего собеседника как товарища — что-то говорил третьему бойцу — широкоплечему, светловолосому человеку с заостренными непривычной формы ушными раковинами, плотно прижатыми к черепу. К ним подбежал еще один — при взгляде на него трудно было сдержать дрожь отвращения.

«И где они только берут таких уродов, — мелькнула невеселая мысль, — мутанты, что ли, какие-то?»

Их новый союзник был выше Тэша на целую голову. У него была серая бородавчатая кожа, покрытая какой-то слизью, неровный шишковатый череп и непривычно гибкие, точно лишенные костей, конечности и туловище. Казалось, он в любую минуту может расползтись по раскаленному песку арены омерзительной хлюпающей массой. Тем не менее, когда безгубый рот его открылся, Тэш услышал, как странное существо произнесло:

— Он прав… Нужно его отвлечь, это единственный шанс добраться до уязвимого места.

Тэш оглядел снаряжение своих новых соратников: безгубое создание было вооружено трезубцем; белобрысый — короткой тяжелой секирой, ее полукруглое лезвие нестерпимо отсвечивало на солнце; сам он — этой чертовой острогой. Лучше всего подходило оружие черноволосого — длинное копье с острым наконечником, и владел он им, похоже, неплохо. Значит, нужно делать ставку на него.

Чудовищу надоело метаться по арене без толку — оно избрало себе новую жертву, темнокожего воина, который попытался, прижимаясь к стене, проскользнуть мимо лоснящейся туши. Но огромное тело стремительно развернулось, и голова на гибкой шее склонилась над несчастным. Гладиатор оказался не робкого десятка — кривой меч полоснул по морде чудовища, не причинив, однако, никакого вреда. Огромная пасть лениво дернулась, всего одно движение, и песок обагрился человеческой кровью. На этот раз по рядам пронесся восторженный гул. Тэша чуть не стошнило, но, взяв себя в руки, он, обернувшись к остальным, решительно заявил:

— Я обойду его справа. Ты, — указал Тэш на белобрысого, — заходи слева. Кричи, маши руками, затем… — Он в затруднении поглядел на странное создание, не зная, как к нему обратиться. Очень непросто приучиться к тому, чтобы воспринимать такое нечеловеческое страшилище как Друга.

Но ужасный друг сам пришел ему на помощь.

— Я зайду сзади, — сказал он, взмахнув трезубцем, — и сумею его пощекотать.

Толпа за оградой явно начинала терять терпение. «Что ж, постараемся не разочаровать этих вампиров». Перехватив гарпун, Тэш метнулся вправо и ударил чудовище. Это была мелочь, комариный укус, но огромная голова тут же ринулась ему навстречу. Он поднырнул под передние лапы, перекатился на спину и, не дожидаясь, пока зверь раздавит его своей тушей, метнул гарпун в белесое брюхо. Тварь дернулась и изогнулась, пытаясь достать обидчика, но в это время на помощь Тэшу подоспел белобрысый. Его секира сверкающим полумесяцем прочертила в воздухе ослепительную дугу. В первый раз песок арены окрасился кровью чудовища. Низкий утробный рев сотряс воздух, заглушая и крики бегущих к ним со всех сторон гладиаторов, и восторженные вопли толпы. Но этот успех едва не стал для удачливого воина роковым, секира засела так глубоко, что белобрысый не сумел быстро ее выдернуть. Остаться безоружным — значит, погибнуть. Твердо усвоив основную заповедь гладиатора, он изо всех сил тянул на себя плохо поддающуюся рукоять. Удар массивной лапы настиг его и свалил на песок. Изо рта белобрысого потекла струйка крови. Тварь не стала тратить на него время и вновь повернулась к Тэшу. И в этот миг их уродливый партнер ударил трезубцем в основание хвоста чудовища. Огромный хвост рефлекторно дернулся, отбросив странное гуттаперчивое создание. Нескольких мгновений хватило Тэшу, чтобы вскочить на ноги и перехватить гарпун поудобней. Зверь вновь кинулся на него. Краем глаза Тэш увидел, как черноволосый гладиатор, легко подбросив копье в мускулистой ладони, уже нацелился для броска, но времени не оставалось. Тварь распахнула смердящую пасть. И вдруг Тэш заметил, как с другого конца арены к ним спешит еще один гладиатор. Гибкая фигурка на миг застыла в парящем прыжке и метнула короткий дротик в загривок между двумя пластинами. Чудовище взревело и, вздернув голову, попыталось избавиться от металлического жала. И тут темноволосый гладиатор изо всех сил ударил копьем в основание изогнутой шеи. Вот это удар! Струя крови фонтаном забила из раны, забрызгав песок арены и измотанных, выдохшихся бойцов. Огромная туша начала медленно заваливаться набок.

Накал страстей на трибунах достиг апогея. Толпа выла, оглушительно свистела, топала ногами, бурно рукоплескала. Но Тэш, казалось, ничего не слышал. Эмоции этих людей были ему отвратительны. Те, которые только что наслаждались зрелищем человеческих увечий и смаковали кровавые сцены, сами заслуживали смерти.

Гладиаторы медленно окружали неподвижную тушу. Белобрысый с трудом поднялся. Одна рука у него висела, точно сломанная ветка, грудь тяжело вздымалась, он еле держался на ногах, но все же был жив. Странное существо, сильно прихрамывая, ковыляло к нему. Но Тэш, как зачарованный, глядел на храбрую амазонку, которая, уперев ногу, обутую в сандалию с высоким плетением, в черный блестящий бок чудовища, одним резким и точным движением выдернула свой дротик из мертвой туши. Девушка была высокой и стройной, и сама напоминала стальной клинок. В отличие от остальных гладиаторов, на ней были легкие латы — прочный кожаный нагрудник, обшитый металлическими пластинами, которые нестерпимо блестели, отражая солнечный свет, точно маленькие зеркальца. У нее было смуглое лицо с темными глазами и пышная копна волос, забранная сейчас под плотную шелковую сетку.

23
{"b":"10309","o":1}