ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Горцы! — в ужасе прошептал напарник Тэша.

— Проклятье! — заорал десятник, — шевелись вы, драконье дерьмо, демоны вас забери!

Конвой с мечами наголо застыл у носилок, тогда как рабы госпожи Лоэ преградили путь вооруженному отряду. Глядя на их слаженные действия, Тэш убедился в том, что он понял все правильно — закон о личной охране соблюдался весьма условно. Рабы госпожи Лоэ оказались великолепными воинами, судя по всему, они прошли обучение у опытного инструктора, сделавшего из них единый боевой организм, владеющий всеми известными воинскими хитростями.

Вероятно, не будь их противники горцами, а окажись они просто обычными разбойниками с большой дороги, слугам госпожи Лоэ удалось бы справиться с нападавшими за несколько минут. Но горцы славились яростью и слаженностью в бою. «Должно быть, те, кто дерется не за наживу, а за идею, всегда сражаются особенно отважно», — подумал Тэш. Он не раз подмечал эту странную закономерность, хотя сам бы никогда не стал рисковать жизнью за какой-нибудь сомнительный лозунг, которым и в пивной-то не расплатишься.

А схватка уже была в полном разгаре, и от внушительного отряда госпожи Лоэ вскоре мало кто останется в живых, если вовремя не вмешается резерв.

Нужно было что-то предпринимать, а не ждать, как дурак десятник, пока на них нападет весь отряд горцев.

— Эй, братва! — заорал Тэш, подскакивая к телеге с посудой, — давай, навались!

Его собратья по оружию оказались сообразительней десятника и тут же, поднажав, опрокинули подводу, образовав импровизированную баррикаду. Тончайшие чаши, кубки, дивные витые стеклянные курильницы из южных провинций посыпались из тюков на землю.

— Вы обезумели, — завизжала госпожа Лоэ, — это же уникальные вещи! Что вы делаете?

«Что ж ты, дуреха, такие бесценные вещи всюду таскаешь за собой? — подумал Тэш. — Перед соседями, что ли, выдрючиваешься?»

Он поклонился взбешенной даме и с чувством произнес:

— Мы обязаны защищать вашу жизнь, мадам. Она гораздо драгоценней, чем эта мелочь. Я никогда не прощу себе, если с вами что-то случится.

Как ни странно, цветистая речь Тэша сразу же оказала на госпожу Лоэ благотворное действие — она охнула и томно закатила глаза, видимо, вспомнив, что она не просто властная владелица огромного имения и нескольких сотен рабов, но еще и слабая женщина, нуждающаяся в защите. Теперь можно было полностью сосредоточиться на отражении нападения горцев.

— Здоров же ты языком молоть, зараза! — восхищенно произнес напарник Тэша.

Остальные конвойные, не растерявшись, кинулись вслед за Тэшем переворачивать подводы, и вскоре вокруг паланкина госпожи Лоэ образовалась почти глухая стена, за которую медленно, стараясь удерживать строй, стали отступать уцелевшие рабы. Служанки госпожи Лоэ, как и следовало ожидать, бестолково метались и истерически верещали. «Бабы, что с них возьмешь, они везде одинаковые», — подумал Тэш.

Теперь горцы напоминали приливную волну, которая, ударившись о скалу, откатывается назад. Впрочем, отказываться от добычи они явно не собирались, и Тэш увидел, как несколько из нападавших рванули в обход, чтобы подобраться к конвою с тыла, со стороны крутого обрыва, который сейчас служил каравану естественной защитой. Тэш вовремя засек этот маневр и, зажав кинжал в зубах, пополз к обрыву. Когда в сухую траву на самом краю площадки вцепилась чья-то смуглая рука и над каменной кромкой появилось свирепое лицо, Тэш даже не стал пачкать оружие — ухватив горца за длинные волосы он с силой отогнул его голову назад и ударил ребром ладони по шее. Человек охнул и, закатив глаза, сполз вниз по склону.

— Поделом тебе, сука! — сквозь зубы пробормотал Тэш и вдруг почувствовал, как кто-то навалился на него сзади. Он вывернулся и увидел, что перед его лицом поблескивает трехгранное лезвие горского кинжала. Тэш попытался ударить нападавшего коленом в пах, но всегда выручавший его прием на этот раз не увенчался успехом. Кинжал неотвратимо приближался к его лицу. И вдруг отклонился в сторону.

Тэш вновь рванулся, но противник, не уступающий ему ни в силе, ни в ловкости, держал его крепко.

— Не дергайся, — произнес он с характерным для горца гортанным выговором. — Хуже будет.

Полотняная рубаха Тэша не выдержала напряжения схватки и разошлась по шву, обнажив предплечье, на котором синели два скрещенных меча — знак гладиатора, сопровождающий его с первых шагов в этом мире.

— Гладиатор? — спросил нападавший, ткнув в татуировку острием кинжала.

— Был, — прохрипел Тэш.

— Как тебя зовут?

— Тэш.

По прежнему прижимая его железной рукой к земле, горец издал длинный переливчатый свист.

И вдруг все стихло.

Нападавшие, волнами накатывавшие на баррикаду, отступили, и об их недавнем присутствии напоминали лишь стоны раненых да царивший в караване разгром. Противник Тэша резко выпрямился и, захватив горсть песка, швырнул ее Тэшу в лицо. Пока тот отряхивался и тер слезящиеся глаза, горец испарился как привидение, видимо, отправившись догонять своих собратьев.

— Великие боги, что это было? — поправляя тунику, томно воскликнула госпожа Лоэ.

— Нам повезло, госпожа, — почтительно произнес управляющий Шанли, который, не принимая непосредственного участия в схватке, тем не менее проявил изрядную меткость, швыряя камнями в нападавших. — Горцы никогда так легко не отступают. Видно, что-то им помешало.

— Помешало, как же, — пробурчал соратник Тэша, протирая меч песком и пряча его в ножны, — тут на много лиг кругом ни одного отряда, кроме нас, идиотов.

— Но почему-то же они ушли, — упорствовала госпожа, — и не говорите мне, Шанли, что мы подавили их превосходящей численностью. Что я, горцев не знаю?

Тэш огляделся по сторонам. Убито с обеих сторон было человек десять — два горца, шесть рабов из охраны и двое конвойных, в том числе — десятник. Один раб был тяжело ранен в живот и, похоже, долго не протянет. Им занимался личный врач госпожи Лоэ.

— Только не давайте ему пить, — на всякий случай подсказал Тэш.

— Молодой человек, — сухо ответил врач, — я не первый раз вижу подобные раны.

Тэш огляделся по сторонам. Один из конвойных пнул ногой лежащее в пыли тело врага, тот, даже умирая, не выпустил из руки кинжал.

— Оставь, — сказал Тэш.

— Чего? — ухмыльнулся тот.

— Я сказал, не трогай! — зло повторил Тэш. — Они хорошо дрались. Оставь их. Пусть их похоронят по своему обычаю. Если кто-то считает по-другому — зубы вышибу.

Тут прорезался Баст, напарник Тэша, который первым сообразил помочь ему строить баррикаду:

— Отвали, Карр. Если бы не он, мы бы тут уже валялись со вспоротыми животами.

— Это точно, — вступил в разговор еще один, — мне кажется, что и отстали от нас благодаря Тэшу. Чем-то он полюбился горцам.

— Хватит попусту трепаться, — сухо бросил Тэш, — при чем тут я?

— Перестаньте, господа, — вовремя вмешался управляющий Шанли, — насколько я понимаю, ваш десятник убит. Если бы не конвойный Тэш, мы бы наверняка не смогли отбиться — это он организовал оборону. Я поручил бы ему вести караван, если госпожа Лоэ не будет возражать.

Госпожа Лоэ, полностью оправившись от шока, стрельнула в Тэша быстрым оценивающим взглядом.

— Я напишу ему самые лестные рекомендации, — сказала она, — в которых, конечно, оценю по достоинству его расторопность.

Тут она обернулась к Тэшу и совсем тихим голосом, хрипловатым и волнующим, произнесла:

— Вы заслуживаете иной участи, мой милый. Вы рождены, чтобы принимать решения и командовать.

Тэш окинул заинтересованным взглядом ее роскошные формы. Грудь госпожи Лоэ волнующе вздымалась под тонкой туникой, томные глаза нежно скользили по его лицу.

— Всегда к вашим услугам, мадам, — промычал он.

— Эта телка, похоже, права, — пробормотал Баст, стоявший неподалеку, — то, что мы до сих пор живы, — твоя заслуга.

— Я с радостью назначаю вас начальником каравана, — пропела госпожа Лоэ, — и, конечно, такая ответственная должность требует соответствующего вознаграждения. Господин Шанли об этом позаботится.

29
{"b":"10309","o":1}