ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тэш, разумеется, не стал отказываться от столь неожиданно хлынувшего дождя милостей.

— Примите мою искреннюю благодарность, мадам, — поклонившись, ответил он. — Но мне кажется, что мои друзья также заслуживают поощрения. Они доблестно сражались, не правда ли?

Госпожа Лоэ, слегка нахмурившись, оглядела груды битого фарфора и валявшиеся в грязи рулоны драгоценных шелковых тканей, но сейчас явно было не самое удачное время для определения размера ущерба, нанесенного отважными конвойными. В конце концов, все могло закончиться куда хуже. Разгладив наморщенный лобик, дама весьма любезно изрекла:

— Конечно, предназначение солдата — рискуя собственной жизнью, защищать и оберегать мирных граждан. Но я ценю настоящую преданность, и разумное вознаграждение будет выдано всем оставшимся в живых.

«Что ж, — подумал Тэш, — неудивительно. Госпожа Лоэ не смогла бы управляться с таким большим хозяйством, не будь у нее соответствующих задатков и крепкой хватки».

Он согласно кивнул и отошел к своим.

— Давайте, ребята, — сказал он. — Похоже, повторного нападения в ближайшее время ожидать не следует. Разгребаем завалы. Господин Шанли, не выделите ли несколько человек, чтобы они подняли и упаковали все, что уцелело? И несколько мужчин покрепче в качестве похоронной команды?

— Конечно, уважаемый Тэш, — ответил господин Шанли.

Тэш не был уверен, что управляющий в восторге от его подхода к командованию караваном, но дипломатического опыта господину Шанли явно не надо было занимать, и поэтому он без всяких возражений отдал прислугу в распоряжение нового десятника, а сам занялся устройством привала. Следовало наладить походную кухню и собрать хворосту для нее. Тэш тем временем прикинул, что настил моста им своими силами восстановить не удастся. Он подозвал Баста и еще одного воина, которому удалось выйти из схватки практически невредимым.

После короткого совещания они неторопливо направились вниз по течению, туда где берег казался не таким крутым. Впервые за долгое время Тэш был полностью предоставлен самому себе. Двое его спутников были не в счет. Он попытался сообразить, что ему с этой свободой можно сделать, и решил, что ничего. Пусть все идет своим чередом. Конечно, он мог бы потихоньку улизнуть в холмы и примкнуть к какому-нибудь отряду горцев, тем более, что они, судя по всему, неплохие ребята, но такая жизнь была ничем не лучше его нынешней солдатской доли. Тут ему, по-крайней мере, гарантирован кусок хлеба и миска с похлебкой, а судьба борца за свободу более непредсказуемая и уж точно менее сытная. Конечно, можно попытаться добраться до границы джунглей или до дальнего побережья, где гигантские, поднятые двумя лунами, приливные волны иногда выбрасывали на берег диковинные создания моря; Но что дальше? Уединиться и провести остаток жизни в роли отшельника? Ну уж нет, это явно не для него, тем более что остаток этот можно прожить значительно толковее. Все, хватит, не надо дергаться. Дураку ясно, что ключ ко всем тайнам, в том числе и к цели его появления в этом мире, находится в городе — нужно только выйти на определенных людей, или же они сами его найдут. Он был важным звеном в какой-то непостижимой цепи событий — не просто же так судьба перебрасывала его в удаленные точки Вселенной и сталкивала с самыми разными человеческими и нечеловеческими существами. «Не я придумал, что от судьбы не уйдешь, — подумал Тэш, — не мне и опровергать эту железную истину». Он глубоко вдохнул свежий горный воздух и огляделся. Солнце по-прежнему нещадно терзало своими лучами земную поверхность, но в горах жара не была такой мучительной. В зарослях незнакомых ему растений кипела бурная жизнь, суетились птицы и насекомые, издавая мелодичные трели и отрывистые щелкающие звуки. Река в этом месте разливалась широкой заводью, выходившей на отлогий, покрытый галькой берег.

— Эй, орлы! — крикнул Тэш, — глядите-ка! Проверим глубину, а заодно и искупаемся. Тут у вас в реках никаких кровожадных тварей не водится?

— До сих пор ничего такого не слышал, — ответил Баст, подходя ближе, — это все-таки горы, а не джунгли.

— А в джунглях что? — поинтересовался Тэш, входя по пояс в ледяную воду и смывая с себя дорожную грязь.

— Да что угодно, — уверенно проговорил второй конвойный. — Там, понимаешь, такие твари живут… Только оттуда еще никто не возвращался, чтобы рассказать о них подробно.

— Если рассказывать некому, — резонно заметил Баст, уже успевший присоединиться к Тэшу, — то откуда же ты знаешь, кто там живет?

— А потому, что не глухой, как некоторые, — обиделся бравый вояка.

Баст небрежно махнул рукой. Полетели брызги.

— Наша солдатня от скуки чего только не придумает, — сказал он. — В казарме тоскливо, на плацу нудно, вот и травят всякие байки. Но то, что там в воду спокойно не зайдешь, — это верно. Дряни там, судя по всему, действительно навалом.

— А здесь? — засуетился Тэш, непроизвольно двигая поближе к берегу.

— Не волнуйся, — заверил его Баст. — Плавай спокойно. Не потони только. Вода уж больно холодная.

Поиски и разметка брода заняли около двух часов. За это время Тэш так намерзся в холодной воде, что перестал ощущать собственные ноги. Самое время было возвратиться в лагерь, выпить чего-нибудь покрепче и согреться у костра.

Когда они вернулись в лагерь, было уже темно, и переправу решили отложить на следующее утро. Тэш, наученный горьким опытом, велел выставить на ночь усиленный караул. Вокруг тесно стоящих палаток по его команде воздвигли некое подобие каре из подвод. Ночлег прошел совершенно спокойно, люди и животные выспались и отдохнули.

На следующий день они преодолели переправу и благополучно выбрались на противоположный берег, даже не замочив ног ни госпоже Лоэ, ни ее служанкам, которые вполне оправились после вчерашнего потрясения и теперь напропалую строили глазки мужественным воинам. Оказалось, что отсюда до резиденции рукой подать. Вилла госпожи Лоэ располагалась на утопающем в зелени холме. Рядом с ней виднелись шикарные усадьбы городской знати, предпочитавшей селиться не слишком далеко друг от друга. Вилла действительно была упрятана за высокими неприступными каменными стенами. Караван юркнул в узкие ворота, и после того, как челядь разгрузила остатки захваченного из города добра, господин Шанли пригласил всех на небольшой пир. Соседей на него не звали: большой прием готовился на следующий день, когда госпожа Лоэ окончательно устроится на новом месте и сможет достойно встретить важных и уважаемых гостей. Пока же развлекались, в основном, домашние. Обилие яств и горячительных напитков способствовало всеобщему веселью. Тэш разучивал при помощи остальных конвойных длинную и непристойную песню и уже почти освоил два куплета, когда к нему подошла шустрая горничная и с опущенными в притворной скромности ресницами сообщила, что госпожа желает отблагодарить его лично. Тэш с некоторым сожалением покинул веселую компанию и направился вслед за девицей, которая выглядела чертовски соблазнительно даже в неуклюжем балахоне. «Женщина, умело завернутая в самую бесформенную тряпку, выглядит не менее аппетитно, чем совершенно раздетая, — подумал Тэш. — С развитием индустрии одежды и парфюмерии наши бабы почему-то растеряли древние секреты женской привлекательности: все, что они умеют, — это намазаться и полностью обнажиться».

До сих пор он бывал лишь в одном богатом поместье — в резиденции сенатора Ранкаста, которая, по сравнению с жалким тюремным Обиталищем, показалась ему жилищем весьма роскошным. Теперь же он убедился в том, что дом сенатора был обставлен с показной скромностью, если не сказать, бедностью. С летней резиденцией госпожи Лоэ не мог бы сравниться ни один земной дворец. Струились тяжелые портьеры с вышитыми жемчугом драконами. Ноги утопали в нежнейшем ворсе ковров. Одуряюще благоухали экзотические растения в причудливых вазах. Светильники, заправленные ароматическими маслами, отбрасывали нежный свет на пурпурные драпировки и горы алых с золотом подушек, разбросанных повсюду на полу. Наконец, пройдя сквозь анфиладу комнат, Тэш оказался в личной приемной госпожи Лоэ и застыл пораженный царящим здесь великолепием.

30
{"b":"10309","o":1}