ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Торран обернулся и вопросительно взглянул на Тэша.

— А ты… уверен, что мы не подстрелим каких-нибудь несчастных вроде нас? В джунглях наверняка обитают и разумные существа?

Торран остановился и внимательно поглядел на него.

— Хватит с меня и одного раза, — тихо произнес Тэш.

— Нет, — заявил наконец Торран. — Джунгли — это вообще не то, что ты себе представляешь. Тут нет разумных существ, отдельных разумных существ, я хочу сказать. Вообще нет независимого разума. У астронома есть одна идея… Он считает, что, хотя сами по себе все звери в джунглях, ну… просто звери, объединяясь, они действительно способны действовать разумно. Картли предполагает, что они могут совершать какие-то вполне разумные поступки, словно ими кто-то управляет со стороны. Может быть, все это и глупости… Во всяком случае, если мы подстрелим кого-нибудь, ты можешь не терзаться угрызениями совести.

Тэш пожал плечами. Он никогда не отличался особой чувствительностью и вовсе на заблуждался на свой счет, но убийство брата-двойника Танга до сих пор камнем лежало у него на совести. Тем более что он почти физически, кожей ощущал исходившую от самого Танга враждебность — каждый раз мышцы Тэша непроизвольно напрягались, когда тяжелый взгляд Танга упирался ему в затылок.

Наконец острые глаза Кироэ заметили на одной из ветвей существо, так плотно вцепившееся в ветку, что оно практически слилось с ней. Короткий импульс лучевика сбросил его на землю. Создание напомнило Тэшу земного броненосца — жесткие щитки панциря накладывались друг на друга, а длинная узкая голова завершалась свиноподобным рыльцем. Добычи вполне хватило бы на обед для всей компании, и на этом их охотничья вылазка закончилась бы, если бы не Кироэ, с наслаждением наблюдавшая за кружением стаи птиц, которых Тэш про себя окрестил «райскими». Движением руки девушка заставила спутников поглядеть вверх. Плоды, висевшие на оплетающей дерево лиане, напоминали новогодние елочные шары — огромные и яркие, они, казалось, светились собственным внутренним светом, и под сумрачными кронами джунглей от этого зрелища нельзя было оторвать глаз.

— Как думаете, они съедобны? — почему-то шепотом спросила Кироэ.

— Не знаю, — ответил Торран, — слишком уж они… красивы.

Тэш только сейчас почувствовал, что в горле у него пересохло, а фляга, все время колотившая его по бедру, была почти пуста.

Кироэ вскинула свой лучевик и, аккуратно перерезав тоненькую ножку плода, поймала оранжевый шар прежде, чем он успел упасть на землю.

— Брось его, — мягко проронил горец.

— Не глупи, Торран, — уперлась девушка. — Рано или поздно нам придется попробовать то, что тут растет, иначе мы просто умрем с голоду. А потом… ты не имеешь права мне приказывать.

Тэш покачал головой. Видимо, именно сейчас дочери сенатора взбрело в голову, что никто из этих мужланов не вправе ей перечить. Это была очень опасная позиция. Торран был прирожденным лидером и не отдавал бессмысленных команд, не пользовался властью ради власти. Именно потому горец отлично понимал, что любые попытки неповиновения должны безжалостно пресекаться в самом зародыше, иначе группе, как единому организму, просто придет конец. И аристократические выходки Кироэ, ни с того ни с сего проявляющиеся в самый неподходящий момент, ему рано или поздно пришлось бы подавить — подавить жестко, потому что Кироэ не из тех, кого можно легко запугать. Все это вместе взятое не обещало ничего хорошего.

Торран уже открыл было рот, чтобы произнести что-то весьма неприятное, но Тэш остановил его.

— Ладно, — сказал он. — Давай я попробую.

— Ты тоже сошел с ума? — недовольно спросил Торран.

— Нет, — ответил Тэш. — Я знаю, что рискую. Но она права в том, что рано или поздно рисковать нам все-равно придется. И лучше попробовать на ком-нибудь одном, чем травиться всем сразу.

— Давай покажем эти штучки Куэ, — предложил Торран.

— Куэ тоже может ошибиться.

— Он жил в джунглях, у него нюх на опасность.

— Это были совсем другие джунгли, не забывай, и опасности там были тоже другие. Торран вздохнул. Тэш, обернувшись к Кироэ, сказал:

— Подожди меня здесь, ладно?

Он взял Торрана за локоть и отвел его в сторону.

— Я понимаю, — сказал он, — она ведет себя так, словно специально напрашивается на взбучку. Но она не привыкла быть просто одной из многих. Сначала ее баловали в отцовском доме, где никто не смел ей перечить, потом отдали в гладиаторы, где каждый за себя и больше полагаться не на кого. Она на самом деле надежный спутник, просто не притерлась еще. Не дави на нее… потерпи.

Торран ухмыльнулся.

— Просто она тебе нравится, вот ты ее и защищаешь.

— Нравится, — признался Тэш. — Она… знаешь, она — самая замечательная женщина, которую я видел в жизни. Но это не значит, что я намерен ей во всем потакать. Я просто надеюсь, что эта дурь из нее постепенно выйдет.

— От бабы добра не жди, — мрачно проронил Торран. — Женщина должна знать свое место.

— Что ж вы тогда своих женщин на арену выпускаете? Держали бы дома. За этой… пряткой, или как там она называется.

— Прялкой, что ли?

— Вот-вот.

Кироэ уже начала нетерпеливо поглядывать в их сторону и постукивать сапожком о землю. Стоять одной ей явно надоело.

— Ладно, — согласился Торран, — но если она еще раз хоть что-то сделает поперек, я ей голову откручу.

— Только не совсем откручивай. А немножко, может быть, ей и не повредит, — обрадовался Тэш. — Ладно, пошли. — Дай сюда на секунду, — сказал он Кироэ и отобрал у нее оранжевый шар, который девушка все это время рассеянно подбрасывала на ладони.

Он осторожно надкусил его и с наслаждением проглотил сочную, прохладную мякоть. Подождал минутку. Ничего не произошло. Он откусил еще кусок.

— Ну что, — сказал Тэш, — можно набрать и побольше.

— Эй, погоди немного, — негромко, но твердо произнес Торран. — Не торопись.

— Да все в порядке, — удивленно заверил его Тэш.

— Может, и в порядке, — отозвался Торран, — просто… не будем торопиться.

Тэш вдруг ощутил удивительную легкость. Странно… он до сих пор не понимал, как под этими зелеными сводами легко дышится.

— Ну что? — спросил он и сам удивился, до чего звучно и полно звучит его голос. — Давай-ка мне лучевик, Торран. Нарежем еще этих шариков.

— Погоди, — остановил его Торран, внимательно вглядываясь в лицо друга. — Погоди немного.

— Да все же в порядке, Торран! — повторил Тэш.

Он вновь поглядел на Торрана и увидел, что с горцем творится что-то неладное. Тэш не мог понять, что именно было не так, но что-то странное явно происходило. Может, потому, что Торран не касался ногами земли? Тэш отчетливо видел, что между подошвами его башмаков и бурой почвой проглядывает полоска воздуха… Он перевел взгляд на Кироэ — и она смотрела на него как-то странно. Девушка вдруг показалась ему удивительно красивой — еще более красивой, чем всегда, и ее комбинезон, отливающий серебром, вдруг стал просвечивать, точно на какой-нибудь земной моднице. Что-то тут было неладно. Легкость и веселое настроение вдруг куда-то испарились, и Тэшем овладела тоскливая неуверенность. Джунгли, до этого пустые и выжженные напастью, вдруг расцветились ярко-алыми, пурпурными и лиловыми цветами. Лепестки их смыкались и вновь раскрывались, точно створки раковин, все вокруг наполнилось какой-то странной, причудливой жизнью, все двигалось, ползло, пульсировало. Ноги его сами оторвались от земли, и он медленно кружил в густом, влажном воздухе, словно потерявший привязь воздушный шар.

Торран подскочил к нему, чтобы удержать, не дать улететь, но это уже был не Торран — это был некто с лицом Торрана, оборотень со зловещей ухмылкой, нечто, напялившее на себя личину человека. Тэш отскочил и, изо всей силы размахнувшись, нацелился кулаком в лицо обманщика, но рука двигалась медленно, точно во сне, тот легко уклонился и, схватив его за запястье, дернул на себя. Тэш ощущал, как его переполняет удивительная сила, он даже не упал, но легко, точно пружина, оттолкнулся от земли и, вывернувшись, вновь кинулся на оборотня, одновременно выхва— тывая нож из набедренных ножен. Тот отскочил, теперь уже лицо его совсем не напоминало человеческое — чудовищная, гниющая маска, наполненная зеленоватой слизью, в глазных провалах шевелились черви. Странно, но Торран не стал нападать, а продолжал уклоняться от его ударов. И вдруг Тэш почувствовал, что его рука, держащая нож, внезапно отяжелела, точно на нее повесили свинцовую болванку. Неземная легкость, которую он ощущал до сих пор, исчезла, в голове точно взорвалось что-то, алые, пульсирующие губы растений разомкнулись в удивленном вздохе, он обернулся и увидел Кироэ — волосы ее, разметавшись по смуглым обнаженным плечам, шевелились, точно змеи на голове у медузы Горгоны. «Значит, и она тоже, — мелькнуло у него в голове, — значит, они сговорились. Когда же они убили настоящих?..» Еще один удар — и алое пламя у него в глазах затянуло тьмой. Тэш едва расслышал, как оборотень, выдававший себя за Торрана, проговорил голосом, очень похожим на голос настоящего Торрана:

53
{"b":"10309","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Плейлист смерти
Ремесленники душ. Исповедники
Дар шаха
Белладонна
Черный человек
Изувер
Твоя примерная коварная жена
Муж в обмен на счастье
Правила нормального питания