ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чем ты слушал! Мне ее подбросил малый, который притащил меня сюда.

— Так уж он тебя возлюбил! — на лице пилота было написано такое презрение, что Тэшу стало не по себе.

— У нас говорят «не верь никому, и твоя жизнь будет очень долгой и очень скучной», — тихонько произнесла Кироэ.

— Торран, да врежь ему как следует и тем укрепи наше единство, — неожиданно вмешался Куэ. Он вращал глазами от восторга и, видимо, сам с собой заключал пари, кто выйдет из этой схватки победителем.

— Послушай, Тар-Лоо, — терпеливо гнул свою линию Торран, отмахиваясь от лемура, — не веришь ему, ладно. Твое дело. Скажи мне, пожалуйста, куда ты хочешь попасть?

Тар-Лоо открыл было рот, но запнулся, а потом неуверенно сказал:

— Мы могли бы выйти в горы и организовать сопротивление кураторам.

— Может, ты этого не знаешь, — ответил Тор-ран, — но в горах уже действует сопротивление. Так вот, мы тут уже расстреляли все ваши железки, и, если мы действительно уйдем в горы, у нас не останется ничего против всей их техники. Или ты думаешь, что сам по себе представляешь такую уж ценность, что тебя будут на руках носить только за то, что ты умеешь водить межзвездные корабли, которые никто из горцев и в глаза не видел.

Тар-Лоо отшатнулся, словно от удара. Торран продолжал:

— Горцы сражаются уже не одно поколение. Но им не выстоять, Тар-Лоо. Я отлично знаю их силы и теперь хорошо представляю себе, какая сила им противостоит. Если мы не отыщем какое-либо подкрепление, им придет конец. Партизанская война может длиться вечно — ну и что с того? Она только выматывает обе стороны. В ней нет выигравших — только проигравшие.

— Ты привык сражаться своим смертоносным оружием, — тихо сказала Кироэ, — а там у тебя будут лишь собственные руки.

— Я, между прочим, продержался на арене два года, — устало ответил Тар-Лоо. — Послушайте, на что вы рассчитываете? — Он вдруг как-то сразу сник, точно в нем сорвалась какая-то пружина.

— На внезапность, — отозвался Торран. — Возможно, нам удастся захватить что-нибудь из техники. И еще мы рассчитываем на то, что вы с Тангом с этой техникой справитесь. Больше нам надеяться не на что. Так что побереги ты себя, Тар-Лоо.

— Ну… ладно, — пробормотал тот. — Тогда нам пора грузиться. Мы и так тут задержались больше, чем нужно.

— Где Картли? — вдруг спросил Тэш. Действительно, астронома, который все это время с отсутствующим видом сидел у костра, почти не принимая участия в споре, нигде не было видно.

— Черт, куда он пропал? — недоуменно пожал плечами Торран. — Куэ, ты не видел Картли?

— Я любовался на вас, — отвечал Куэ. — Но я могу посмотреть.

— Нет, погоди… — Торран взглянул на Тэша. Тэш кивнул.

— Что-то не ладно. Если бы не весь этот шум…

— Ладно, хватит, — пробормотал Торран. Он держал наготове лучевик и медленно озирался.

Кусты затрещали, и горец, развернувшись на звук, мягко отпрыгнул. Но это был Картли. Он недоуменно уставился на Торрана.

— Где ты был? — спросил горец. Астроном смущенно покосился на Кироэ.

— Надо было… отойти. Ты что, Торран? Ты же меня чуть не пристрелил!

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Тэш.

— А как я должен себя чувствовать? — удивился тот. — Что вы все на меня уставились, в самом деле? У меня что, вырос второй нос?

— Ладно, — сказал Торран, — спускаем плот на воду, ребята.

Танг и Тар-Лоо погрузили свои рюкзаки на плот, и Тэш наблюдал, как Танг, прыгнув на накрепко связанные бревна, орудует шестом, проверяя дно. Что-то беспокоило Тэша, но он не понимал, что. Казалось, все было в порядке.

— Ну что, — спросил Торран, — пошли?

Куэ поглядел на воду.

— Ты и правда хочешь, чтобы я влез на этот штук?

— Как это ты говоришь, Куэ? Не падай духом? — ехидно поинтересовался Торран.

— Да ничего с тобой не будет, Куэ, — успокаивающе сказала Кироэ, — там почти сухо.

Брезгливо тряся лапой, Куэ уселся на корме и повыше задрал хвост. Тэш устроился рядом с ним. Через несколько минут к ним присоединилась Кироэ. Тар-Лоо, ярость которого, видимо, требовала разрядки, молча орудовал шестом. Танг встал у руля. Торан стоял с ним рядом, держа в руках лу-чевик. Тэш уже заметил, что горец никогда не оставляет отряд без охраны. Торран был воином по призванию и обладал поразительной способностью на лету схватывать все новое; он легко освоился с инопланетным оружием и разбирался в обстановке даже лучше, чем Тар-Лоо, несмотря на то, что пилот был весьма подкован технически. Что же касается астронома, тот безучастно лежал на палубе, опустив пальцы в воду.

— Картли! — окликнул его Торран. Тот повернул голову.

— Ты что, хочешь лишиться руки? Астроном недоуменно взглянул на него, но руку все же убрал.

— Тут, кажется, безопасно, — сказал он. По неподвижной поверхности воды вновь пробежала мелкая рябь, будто на одном, очень ограниченном участке реки выпал дождь.

Торран стволом лучевика указал на внезапно помутневшую водную гладь.

— Как ты думаешь, что это? — спросил он астронома.

Тот покачал головой.

— Не знаю.

— Я тоже не знаю, — сказал Торран. — А потому не опускай руку в воду.

— Вам все равно придется иметь с нею дело, — ответил Картли. — Вам понадобится вода для питья.

— Фляги еще полны, — сказал Торран.

— А тебе — нет? — вдруг спросил Тэш.

—Что?

— Тебе вода для питья не нужна? Ты сказал — вам.

— Я оговорился, — удивленно ответил астроном. — Что ты к словам цепляешься, в самом деле?

— Оставь его, Тэш, — примирительно бросил Торран. — Хватит с нас. Ты что, хочешь, чтобы все мы перегрызлись? Это на тебя не похоже.

— Не похоже… — задумчиво пробормотал Тэш. — Беда в том, что на него это тоже не похоже… Не в манере Картли так разговаривать.

— Сегодня все не слава богу, — сказала Кироэ. — С утра не задалось. Сначала Картли упал, потом стычка эта…

Картли упал! Тэш неожиданно для себя напрягся и, мучимый неясным предчувствием, медленно обернулся к астроному, держа руку на поясе.

— Картли, — сказал он, — как ты себя чувствуешь?

— Нормально, Тэш, — удивленно ответил тот. — Что ты все время цепляешься ко мне, скажи на милость?

Тэш вздохнул и разжал пальцы, застывшие на рукоятке ножа. В конце концов, ему ведь могло и показаться…

Плот вышел на стремнину реки и теперь неторопливо разрезал матовую поверхность воды. Река здесь была широкая, спокойная, но неба над ней все равно видно не было — ползучие гибкие стебли умудрились каким-то образом перекинуться с одного берега на другой, образовав над водой непроницаемый зеленый свод, в сумраке которого внезапными яркими вспышками перепархивали с места на место райские птицы. Зрелище было на редкость завораживающее — казалось, плот движется по зеленому тоннелю, где роль зеркального пола играла вода, а стенки и нефритовый свод были образованы густой растительностью. Но Тэш вдруг подумал, что ему не хватает неба — он соскучился по синеве над головой, по вечерней звезде, по теплым, напоенным солнцем сумеркам. Он уже почти забыл, что существуют места, где не нужно следить за каждым шагом, где за ближайшим кустом не таится опасность.

— Сколько ты думаешь так плыть, Торран? — спросил он.

— До вечера, — ответил тот. — Ночью двигаться опасно. Даже если мы зажжем факелы, это нас не спасет — сам видишь, чуть солнце зайдет, здесь воцарится непроглядная тьма. Ближе к вечеру мы найдем какое-нибудь место поудобнее, причалим и остановимся там на ночь. А утром поплывем опять. Сегодня-то мы потеряли много времени на постройку плота.

Тэш вдруг заметил, что сидевшая рядом с ним Кироэ поежилась, словно от холода.

— Ты что? — повернулся он к ней.

— Не знаю, — шепотом ответила девушка, — мне что-то не по себе.

Тэш неопределенно хмыкнул. Кироэ особой чувствительностью не отличалась, но все же была восприимчивей остальных его спутников. Он и сам ощущал какую-то странную гнетущую тяжесть и не мог понять, откуда она берется. Может быть, дело в том, что под ногами у них вместо твердой земли непривычно покачивался настил плота?

58
{"b":"10309","o":1}