ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По-твоему, что-то неладно? — тихо спросил он девушку. — Что?

Она покачала головой, черная прядь коснулась нежно очерченной щеки.

— Не знаю… — вновь повторила она задумчиво, — просто меня почему-то знобит.

— В такой-то жаре? — удивленно спросил Тэш. — А как там наш герой?

Но от Куэ было мало толку — вода явно не принадлежала к его «любивным» стихиям, и он предпочел отгородиться от остального мира, свернувшись на корме пушистым клубком и прикрыв морду кончиком хвоста, точно спрятавшись в меховой воротник. Он то ли спал, то ли просто отключился, не желая смотреть на окружавшее их водное зеркало.

Торран встал у руля, а Танг и Тар-Лоо, стоя на разных кромках плота, попеременно работали шестами, удерживая плот на середине течения.

Становилось все темнее… Неожиданно в теплых сумерках над водой зажглись десятки огоньков — они тянулись над стремниной и неспешно перелетали от берега к берегу, словно живые бусы из фосфорических шариков.

Зрелище отличалось какой-то странной неземной красотой, огоньки отражались в спокойной темной воде, а на берегу в зарослях мелькали какие-то тени, раздавался то шорох, то переливчатый свист. Время от времени плот проплывал мимо какого-то бледного свечения, на фоне которого, точно раскоряченные человеческие фигуры, четко вырисовывались стволы деревьев… Тэш вдруг подумал о том, живут ли в джунглях люди — известно ведь, что человек приспосабливается ко всему. Вполне возможно, что жители какой-нибудь крохотной деревеньки на окраине джунглей, в свое время, когда лес отвоевывал все новые и новые пространства, предпочли не уйти, снявшись с места, а остаться, постепенно приспосабливаясь к новому окружению. А если это произошло, скажем, тысячу лет назад, что теперь сталось с этими людьми, для которых джунгли и в самом деле превратились в дом родной? За тысячу лет можно приспособиться к самым невероятным переменам, сродниться с окружающим миром, который с течением времени показался бы людям не таким враждебным… Кто знает, может быть, сегодня их уже нельзя отличить от окружающей природы — они растворились в ней, как призраки…

— Куэ! — негромко окликнул Торран. — Приди в себя!

Тэш вздрогнул и вернулся к действительности. Куэ неохотно размотался и из пушистого шара превратился в относительно человекоподобную фигуру.

— Зачем ты тревожишь меня, Торран, — недовольно проворчал он. — Я питаюсь к этой жизни отвращением. Дай мне залечь в беспамятстве.

— Мы собираемся пристать к берегу, приятель, — объяснил лемуру Торран, — давай, протри свои блюдца, пригляди какое-нибудь приятное местечко для ночлега.

— Тут нет приятных местечек, Торран, — мрачно возразил Куэ, — тут все местечки неприятные. Но я могу искать самое приятное из всех неприятных, да?

— Валяй, — покорно сказал Торран.

Они подогнали плот чуть поближе к противоположному, крутому берегу и еще с полчаса неторопливо плыли в сгущающейся тьме, оставляя позади висящие над водой холодные блуждающие огоньки, пока Куэ не высмотрел с борта удобную пристань. Торран повернул руль, и уже через четверть часа днище плота коснулось грунта. Гребцы, помогая себе шестами, вытащили плот на отмель, и Тэш вместе с Кироэ, спрыгнув по колено в воду, канатом выволокли плот поближе к обрыву, на пологий участок берега.

Тэш огляделся; конечно, Куэ был прав, когда говорил, что в джунглях нет приятных мест, но эта стоянка и вправду казалась почти уютной — от основной массы джунглей ее защищал обрыв, с которого свисали спутанные корни деревьев и плети вьющихся кустарников, а справа — выдающаяся глубоко в воду известняковая скала, благодаря чему река в этом месте образовала укромную бухту. Тем не менее гладиаторы решили не рисковать и выволокли плот на песок, разгрузив уцелевшее снаряжение, а Куэ с Торраном, вооружившись лучевиками, отправились собирать топливо для костра и, возможно, подыскать что-нибудь съестное; от дх утренней добычи уже ничего не осталось. Тэш наполнил котелок речной водой в ожидании костра, на котором можно будет ее вскипятить, и, с наслаждением вытянувшись, устроился на твердой земле. Тут он чувствовал себя в относительной безопасности; возможно, потому, что они находились сейчас не на болотистой лесной почве, чавкающей при каждом шаге и изобилующей разнообразной и часто враждебной жизнью, а на сухом и чистом песке, в котором, кроме мелких раковин да выброшенных волнами на берег кусков плавника, не таилось ничего существенного. Видимо, Кироэ испытывала примерно то же самое, потому что она неторопливо бродила по берегу, собирая плавник на растопку. Тэш присоединился к ней — он с нетерпением дожидался момента, когда можно будет присесть у огня. Гребцы слишком устали, чтобы помогать им, они сидели на прибрежных камнях, ожидая, когда те, кто меньше выложился во время путешествия по реке, раскинут лагерь. Астроном так и остался на плоту, безучастный ко всему, что происходит вокруг.

«Что-то с ним все-таки не так», — подумал Тэш. С обрыва раздался шум. Тэш повернул голову — это был Куэ, который не стал спускаться вниз на своих двоих, как это принято в порядочном обществе, а просто, ухватившись за какой-то упругий стебель, элегантно съехал вниз, используя хвост в качестве противовеса. Потом на песок шлепнулось несколько увесистых бревен, а следом за ними, скользя по крутому обрыву, спустился Торран.

— А, — сказал он, увидев наваленную под обрывом груду сухого плавника, — молодцы. А как там наши гребцы, отдыхают?

—Хорошо бы поесть, Торран, — отозвался Тар-Лоо. — Вам попалось что-нибудь?

— Куэ нашел какие-то растения. Говорит, безопасные. По его словам, их следует испечь в костре.

— Откуда он это знает, интересно? — пробурчал Тар-Лоо. — Он же их до этого ни разу не видел!

— У меня есть врожденный нюх, — объяснил Ку — откуда ты знаешь, что этот огонь, например, красный, а?

— Он не красный, — удивился Тар-Лоо. — Он зеленый.

Тэш усмехнулся.

Иномиряне в общем и целом неплохо ладили друг с другом, но вот договориться, что красное, а что зеленое, им, видимо, было не дано.

— Я тоже считаю, что огонь красный, — успокоил он Куэ, — но мне доводилось слышать, что некоторые люди воспринимают красный цвет, как зеленый.

— Вечно вы говорите о каких-то странных вещах! — удивился Торран. — Красный, зеленый… Так ты говоришь, эти растения можно есть?

— Сырыми, нет. Это невкусно, — объяснил Куэ. — Но если их пожарить, то такой еде можно понравиться.

— Вот и займись этим, — сказал Торран, — ты целый день проспал.

Куэ разложил костер, причем делал это он весьма умело. Тэш вновь поймал себя на мысли, что он невольно воспринимает Куэ, из-за его комической внешности, скорее как забавного зверька, чем как полноправного разумного спутника, и каждый раз удивляется, когда тот демонстрирует способности выше среднего. Поскольку подобное случалось довольно часто, Тэшу приходилось удивляться почти все время. Вот и сейчас он рассеянно наблюдал за лемуром, как вдруг заметил, что Куэ насторожился. Он все так же продолжал заниматься костром, но его круглая голова медленно поворачивалась из стороны в сторону, а хвост напрягся и дрожал как струна. Наконец пламя разгорелось, часть прогоревшего плавника, которую Куэ отгреб в сторону, прикрыла найденные ими коренья, и Куэ, отряхнув темные пальчики, гордо оглянулся по сторонам. Заметив, что Тэш на него смотрит, он, мягко ступая, подошел к нему.

— Тэш, ты мне сейчас немножко помогать. Ты сейчас стрелять, куда надо.

—А куда надо, Куэ? — осторожно спросил Тэш.

— Ты возьми разрядник, да? Вон он лежит, рядом с костром. Он еще последний, который стреляет. Дерьмовое у них это оружие, Тэш, быстро кончается. Вот у нас оружие…

— Не отвлекайся, — сказал Тэш.

— Да. Так вот, ты берешь этот штук и несешь его ко всем вещам, да? А там смотришь, что я делаю. Но очень осторожно смотришь, Тэш.

Тэш неуверенно взял в руки лучевик и оглянулся на остальных. Путешествие по реке, казалось бы, такое спокойное, без всяких приключений, на самом деле порядком вымотало отряд, и все, кроме Торрана, который, как всегда, был готов к любым неожиданностям, лежали на песке, завернувшись в одеяла. Кроме астронома. Тот по-прежнему сидел на плоту. Тэш увидел, как он пошевелился и поднял голову; Куэ, который лениво проходил мимо, окликнул его.

59
{"b":"10309","o":1}