ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ты думаешь, кто там живет? — тихо спросила у него за спиной Кироэ.

Тэш и сам почувствовал, как его охватывает непривычная робость, точно он находится в библиотеке, до потолка заполненной стеллажами с пыльными томами в добротных кожаных переплетах, или же в церкви с высокими витражными окнами и залитым разноцветными отблесками алтарем. Тем не менее он, не поворачивая головы, ответил:

— Я больше чем уверен, что это люди. Люди строили и более странные сооружения.

— Да, но какие люди? — так же тихо отозвалась Кироэ.

— Что толку гадать, — устало сказал Тэш. — У нас нет выбора, кем бы они ни были. Торран умирает.

И он, поудобней перехватив носилки, сделал решительный шаг к оплетенной плющом ограде, за которой сияло неведомое.

К его удивлению, доселе невидимые ворота тихонько распахнулись, под звук дальнего гонга, открыв в сплошной стене темный проем. Тэш почему-то подумал, что за воротами не было ни единой живой души, и отворились они сами по себе.

На миг он нерешительно замер на месте, потом вновь шагнул вперед. За воротами, высотой чуть больше человеческого роста, оказалась дорожка, сложенная из гладких плит неправильной формы. С-каждым шагом путников по краям дорожки загорались все новые и новые огоньки, которые так же постепенно медленно угасали у них за спиной. Вокруг царила полнейшая тишина, лишь обычные звуки джунглей — шум деревьев да плеск воды в отдалении — мог разобрать Тэш.

У крыльца дорожка оборвалась, и одновременно погасли последние огоньки. Двери, как успел заметить Тэш, были резные, и сквозь их узорчатые отверстия просачивался свет, ложась странной вязью на плиты порога. Гладиаторы молча топтались у дверей, не зная, что предпринять, и вдруг створки бесшумно распахнулись, и за ними вновь не оказалось ни единого живого человека. Они прошли в холл — Тар-Лоо и Кироэ, настороженно державшая руку на рукоятке ножа, Танг, сменивший пилота у носилок, и Куэ, хвост которого тревожно подрагивал от любопытства.

Холл был пуст.

Это был огромный зал, доходивший в высоту до самой крыши. По внутренней стене его вилась винтовая лестница, выводящая к опоясывающей здание галерее с чередой дверных проемов. Над галереей горели плоские светильники, и казалось, что стоявшие в центре зала путники не отбрасывают тени. Пол был выложен каменными многоугольными плитами на этот раз правильных очертаний, плотно пригнанными друг к другу и выточенными из какого-то полупрозрачного зеленого камня, подобного нефриту. Тэшу на миг показалось, что они стоят на застывшей поверхности лесного озера. Колонны, подпиравшие галерею, тоже были из нефрита — зеленого, но более светлого, полупрозрачного и выточенного так причудливо, что Тэш не мог оторвать глаз от карабкающихся вверх, к потолку, лепестков и зубчатых спиралей. Стены зала были совсем бледными, чуть розоватыми, а ярусы галереи — деревянными, с причудливым кружевом перил.

В целом все это напоминало поляну, окруженную причудливыми стволами деревьев, кроны которых увешаны разноцветными фонариками. Странно, но это загадочное помещение не вселяло никакой тревоги, а лишь спокойную сосредоточенность, и Тэш краем глаза заметил, что спутники его тоже расслабились, судорожно сжатые руки их отпустили рукоятки ножей.

И тут он услышал голос — глубокий и звучный, но при этом исполненный спокойствия:

— Добро пожаловать, друзья. Мы ждали вас.

Голос доносился откуда-то сверху.

Тэш поднял голову и, к своему удивлению, обнаружил, что на галерее, где до сих пор никого не было, стоял одетый в оранжевую тогу человек. Он находился слишком высоко, чтобы можно было различить черты его лица или разобрать, стар он или молод, но видно было, что роста он среднего, держится прямо, коротко подстрижен или даже наголо выбрит.

Пока все в изумлении наблюдали за странным явлением одного из хозяев этого жилища (Куэ, тот даже, пискнув от удивления, присел на все четыре лапы), тот неторопливо начал спускаться по винтовой лестнице, постепенно приближаясь к ним. Наконец обутой в плетеную соломенную сандалию ногой он коснулся прохладных плит пола, но и тут Тэш в изумлении понял, что не может ничего добавить к своему первому впечатлению — по-прежнему нельзя было понять, стар или молод владелец этого дома, или описать его лицо — черты были правильными и строгими, но тут же стирались из памяти, стоило лишь отвести от них взгляд. Тэш подумал, что он, несмотря на весь свой профессиональный навык, ни за что не смог бы описать с закрытыми глазами, как именно выглядит этот человек.

— Мы заметили вас, когда вы выбрались на берег, — пояснил тот. — И были очень удивлены. Никто еще не забирался в джунгли так далеко.

— Только поэтому мы еще и живы, верно? — неожиданно для себя выпалил Тэш.

— Возможно, — спокойно согласился тот. — Но что привело вас сюда? Я имею в виду — на свет. В джунглях следует опасаться всего непонятного, а этот свет — наверняка не первый из тех, что вы здесь видели.

— К чему вся эта болтовня? — угрюмо вмешался Тар-Лоо. — Раз вы засекли нас, когда мы выбирались из реки, вы и сами должны знать, что к чему.

И, повернувшись к Тэшу, он добавил, не стараясь понизить голос:

— Не позволяй заморочить себе голову, Тэш. Ты же видишь — он нарочно тянет резину.

Тэш неопределенно хмыкнул. С одной стороны, Тар-Лоо был прав. Ни к чему было задавать дурацкие вопросы — достаточно взглянуть на носилки с Торраном, которые они поставили на пол, чтобы понять, какая необходимость привела их сюда. Тэш покосился на носилки. Торран вроде дышал немного ровнее. Или это ему показалось? Но где-то в глубине души он догадывался, что таинственный незнакомец задает вопросы отнюдь не за тем, чтобы узнать ответы — он наблюдает за реакцией пришельцев, пытаясь по мельчайшим признакам — жестам, интонациям, случайным репликам — понять, что те из себя представляют. Скорее это было похоже на то, как искатель кладов простукивает стенку комнаты, по звуку отыскивая место, где скрывается тайник, наполненный золотом и драгоценностями.

Казалось, опрос этот удовлетворил хозяина, и он, задумчиво кивнув скорее в подтверждение своим мыслям, чем в ответ на реплику Тар-Лоо, спокойно спросил:

— Что ранило вашего товарища?

— Донная пиявка, — ответил Тэш, и, обернувшись к пилоту, добавил:— Ты погоди. Тар, я сам разберусь.

И, вновь обратившись к хозяину, ответил:

— В нашего друга вцепилась донная пиявка. Он сам велел нам резать сразу, а у нас не было ни обезболивающего, ни хирургических инструментов, ничего… я вырезал ее вместе с куском плеча вот этим ножом. Да и крови он потерял очень много.

Хозяин замка кивнул и неторопливо подошел к Торрану. Его движения были такие быстрые и плавные, что казалось, он не касается земли. Склонившись над горцем, он внимательно вгляделся в его лицо, прощупал пульс и, прикрыв глаза, провел ладонью над телом раненного. Потом вновь обернулся к Тэшу.

— Обычно, — сказал он, — мы предпочитаем, чтобы все события шли своим естественным ходом. Негоже вмешиваться и влиять на процессы, последствия которых ты не в состоянии предусмотреть. Но в данном случае, полагаю, можно сделать некоторое исключение. Поскольку все на свете взаимосвязано и у всего есть своя конечная цель, то и ваше появление здесь, в определенном месте и в определенное время, скорее всего неслучайно. Я и мои собратья поможем вам. Не скажу, что охотно, ибо это значило бы — кривить душой, но поможем. Видимо, мировое равновесие смещается, и произойдет еще много событий, прежде чем оно установится на каком-то новом своем этапе, в иных точках пространства и времени. Вы уже потеряли одного спутника?

Тэш кивнул. Особенно распространяться на эту тему ему не хотелось, но тем не менее он успел подивиться осведомленности их хозяина.

— Мне жаль, что так случилось, — неторопливо сказал тот, — нам нашлось бы, о чем поговорить с ним. Что ж, свершившееся таким и останется, а нам следует подумать о будущем.

Он вновь протянул руку к Торрану и, небрежно дернув за лохмотья комбинезона, резким движением сорвал повязку, обнажив зияющую кровавую рану.

64
{"b":"10309","o":1}