ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Джунгли. День шестой

Проснувшись, Тэш почувствовал себя на удивление отдохнувшим — казалось, ему удалось полностью избавиться от тяжелого груза тревог, угнетавших его последнее время. Трудности пути, потери, жертвы, а также маячившая впереди неизвестность не беспокоили его — разум его отдыхал точно так же, как отдыхала сейчас каждая освободившаяся от усталости мышца.

Рядом с кувшином для умывания он обнаружил низкий столик, на котором стоял поднос с фруктами и чаша с водой. Другой еды здесь, видимо, не было, но он согласился и на эту, тем более что ему не надо было опасаться того, что плоды в чаше окажутся ядовитыми. Он подсел к столу и только тогда огляделся по сторонам.

В комнате никого не было, кроме Торрана, который по-прежнему неподвижно лежал на носилках. Тем не менее за прошедшую ночь в горце произошла разительная перемена — лицо его стало спокойным и мирным и более не было отмечено печатью близкой смерти. Казалось, он просто спит спокойным, свободным от кошмаров сном. Будить его, однако, Тэш не решился. Он принялся за фрукты, и вскоре блюдо перед ним опустело. Пища не была особенно сытной, но Тэш внезапно почувствовал прилив бодрости и сил. Казалось, он отдыхает уже по меньшей мере месяц. «За одну ночь невозможно так восстановиться», — подумал он.

Дверь в общий зал была открыта, и сквозь нее лился мягкий дневной свет. Тэшу почудилось, что в комнате на миг стемнело и, когда он поднял глаза, то увидел, что перед ним стоит один из монахов — то ли вчерашний, то ли совсем незнакомый, поскольку с уверенностью узнать их вчерашнего спасителя он не смог бы. Монах в оранжевой тоге, сложив руки на груди, спокойно ждал, пока Тэш закончит завтрак. «Интересно, давно ли он тут находится, — подумал Тэш. — Я и не заметил, как этот парень вошел».

— А… где все остальные? — спросил Тэш, испытывая некоторую неловкость.

— Я думаю, — спокойно ответил монах, — что каждый из наших гостей отдыхает так, как ему нравится. Что же касается лично вас, то я позволил себе задержать вас здесь, потому что нам нужно поговорить. Не пройдете ли со мной?

Тэш повиновался жесту утарийца и прошел в дверь, ведущую в большой зал. Он был пуст и в дневном приглушенном свете, просачивающемся сквозь молочно-белый камень стен, выглядел сумрачным. Капители колонн терялись в полумраке, точно кроны деревьев, и Тэшу на миг даже показалось, что он слышит глухой шум листвы. Вожатый его, однако, не стал задерживаться здесь, но неторопливо направился к выходу из зала. Тэш последовал за ним и вскоре, сойдя с крыльца, оказался в небольшом садике, скрытом от посторонних глаз. Тут лежал необработанный, но тем не менее представлявший собой удобную скамью валун, и вьющиеся ветки над ним напоминали крышу беседки, отгораживая этот уголок от остального мира водопадом гибких стеблей, усыпанных алыми цветами, между которыми торопливо сновали пчелы. Монах опустился на валун и жестом пригласил Тэша последовать его примеру.

— Как я понимаю, — произнес он, — именно вы возглавляете отряд?

— Я принял отряд после ранения Торрана, — честно ответил Тэш. — До этого нас вед он.

— И вы собираетесь действовать согласно плану, который случайно у вас оказался?

Тэш вновь удивился осведомленности монаха, но потом решил, что тот уже успел поговорить с кем-нибудь из гладиаторов.

— В общем… да, — ответил он.

— Вы доверяете человеку, который дал вам этот план?

— Нет, — без колебаний ответил Тэш, — но… он не обманет. Я понимаю, — добавил он, — это звучит странно. И тем не менее, это так.

— Предположим, я знаю, что там находится, — сказал монах, — если я вам скажу, что там нет ничего, что могло бы вам пригодиться, вы мне поверите?

— Нет, — снова ответил Тэш, — простите… Я поверю ему, потому что… ну, я хорошо знаю, что он из себя представляет. Я могу разобраться в его побуждениях. А ваши цели мне неизвестны.

— Я думаю, вы недаром возглавляете отряд, — заметил его собеседник. — По крайней мере, вы умеете ждать от людей равно и плохого и хорошего. А это уже много значит. Чем больше вы доверяете людям, даже тем, кому, казалось бы, верить не стоит, тем больше возможностей перед вами открывается. Что же до наших целей… могу заверить вас, что они самые безобидные. Вот уже тысячелетия наша единственная цель — накопление знаний.

— Которыми никто, кроме вас, не может воспользоваться?

— Я сказал «накопление», а не «распространение», — возразил монах. — У нас есть свой устав, и один из главных его пунктов — не делать ничего, что могло бы привести к необратимым последствиям.

— Вот вы и не делаете ничего, — угрюмо проронил Тэш. — Разве это не ваша планета находится под властью космической банды негодяев…

— Милый мой, что такое эта ваша «космическая банда негодяев»? Молодая, агрессивная раса. Еще пара тысяч лет — она придет в норму, успокоится, цивилизуется и станет защищать высшие ценности не хуже любой другой. Хотя, должен признаться, в какой-то степени вы правы. Последнее время в мире происходит нечто, требующее нашего вмешательства. Мы предполагаем, что в дело вступили гораздо более могущественные силы.

— Какие еще силы? — удивленно переспросил Тэш.

— Не вам о них беспокоиться, — ответил монах, — может быть, потом… кто знает? Во всяком случае, мы решили на некоторое время прервать многовековое затворничество. Возьмете с собой нашего эмиссара?

— Эмиссара? — удивился Тэш. — Неужели кто-то из ваших собирается пойти с нами?

— Если вы, конечно, не будете против. Разумеется, вы должны быть готовы к тому, что он не будет выполнять все ваши распоряжения. Просто не сможет. Мы отказались от необратимых поступков, в том числе и от убийства. Другое дело, что правило это распространяется только на нас самих. В ваши дела мы вмешиваться не собираемся.

— И он будет обладать… теми же способностями, что и вы? Будет владеть… магией?

Собеседник его чуть заметно усмехнулся.

— Он? Возможно, это буду я — кто знает? А что касается магии… Милый мой, вы же культурный человек, выходец из относительно цивилизованного мира — как же вы можете верить в магию? Когда наука достигает достоточно высокого уровня, людям несведущим трудно отличить технологию от магии, вот и все. Примитивные геликоптеры и то кажутся местному населению волшебством, а нашим технологиям уже больше трех тысяч лет. Это да еще философия познания — практически единственное, чем мы занимались за стенами монастырей. Но, если вернуться к конкретному предмету разговора, все наши способности будут в вашем распоряжении.

— Я… — Тэш в затруднении запнулся. Монах был, без сомнения, странным человеком, если вообще был человеком, в чем Куэ, отличавшийся просто сверхъестественным чутьем, явно сомневался. Но он, безусловно, обладал могуществом, и заполучить такого спутника, при всех его странностях, было бы очень неплохо. В сущности, подумалось Тэшу, все члены его отряда со странностями, каждый по-своему.

— Я согласен, — наконец твердо проронил он. — Но не забывайте, как только Торран придет в себя, я передам отряд ему. Такой груз ответственности мне не по силам. Я разделил его лишь на время.

— Не думаю, что Торран откажет нам, — сказал его собеседник. — И тем не менее я должен был сначала спросить вас. Ну, а потом — всех остальных.

Тэш кивнул.

— Это справедливо.

— Что ж, — его собеседник поднялся. — Отдыхайте. Выходим в путь завтра на расвете. Мы полагаем, что счастье — это то, к чему следует всегда стремиться, но никогда не следует обретать. Поскольку достижение счастья есть остановка всего, в том числе и жизни. Поэтому у нас не так уж много времени на отдых, — монах улыбнулся. — Вам не возбраняется ходить по монастырю. Может быть, вы найдете для себя немало интересного.

— А мои спутники?

— Куэ, по-моему, уже облазил все деревья в монастырском саду. Остальные… каждый занимается тем, что ему нравится.

— Погодите, — воскликнул Тэш, — мы потеряли все — у нас нет ни снаряжения, ни оружия! Как же мы сможем идти?

66
{"b":"10309","o":1}