ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Этого придется снять», — подумал Тэш.

— Дождемся ночи, — предложил Торран.

Тэш неуверенно посмотрел на Таммона. Проклятый утариец, кажется, знает о базе больше всех.

Тот кивнул.

Потом, прищурившись, поглядел на корабли, и Тэш дал бы руку на стечение, что Таммон сейчас прикидывает их летные и боевые качества.

— Вот этот, ближе всех к башне, видите? — проронил наконец монах. — Этот, пожалуй, подойдет.

— Охрана? — деловито спросил Торран.

— Двое у люка.

Торран задумчиво поглядел на башню. Хрупкая с виду конструкция завершалась массивным шаром энергоустановки, а ниже ее опоясывала площадка, по которой неторопливо прогуливался часовой.

— Куэ, — сказал он, — ты возьмешь на себя часового. Сможешь подняться туда незаметно?

— Дело нехитрое, Торран, — оскалился Куэ. — Раз, два — и обсчитался, так?

— Ты, наверное, хотел сказать «раз, два — и готово», ты, авантюрист хвостатый. Тар-Лоо, подстрахуешь его.

Суровый иномирянин молча кивнул.

— Остальные пойдут к кораблю. Нам придется брать его штурмом. А там… как получится. Таммон?

— Я ничем не смогу вам помочь, Торран, — мягко ответил монах. — Да и… я буду не в форме. Отомкнуть поле не так уж и легко. Боюсь, что вам придется… тащить меня на себе.

— Ясно. — Торран оглядел группу. — Кироэ, займешься этим. Будешь держаться рядом с Там-моном.

— Но, Торран, я…

— Спорить будешь потом. Тэш и Танг, пойдете со мной к люку. Мы можем надеяться только на внезапность и быстроту. А вы двое, — Торран кивнул в сторону лемура, — снимите часового и сразу присоединяйтесь к нам. Тар-Лоо, проследи, чтобы он не наделал глупостей. Куэ, ты слышишь?

— Слышу, Торран, — жизнерадостно отозвался Куэ.

— Кто сумеет поднять эту машину?

— Я сумею, — ответил Танг, глядя своими непроглядно темными глазами.

— Я тоже, — уверенно заявил Тар-Лоо. — Я ходил на таких. Это обычный крейсер.

— Не знаю, что такое крейсер, — сказал Торран, — выходит, вас с Тангом нужно беречь как зеницу ока.

— Думаю, — негромко произнес Таммон, — я тоже смогу разобраться в управлении.

Торран недоверчиво взглянул на него, но сказал только:

— Очень хорошо. А ты, Тэш?

— Я такие штуки не водил, Торран, — честно ответил Тэш. — Можешь спокойно запускать меня первым.

— Я никем не хочу рисковать, — сказал Торран. — Но кто-то должен идти первым. Пусть так. Мы с тобой и пойдем.

Он подошел к упряжи, которая кучей валялась на краю площадки, и взял переметную сумку.

— Давайте, ребята. Нам нужно подкрепиться и отдохнуть, пока еще есть время. Пойдем, как только стемнеет.

Они дожидались темноты. Напряжение было так велико, что они не могли ни спать, ни разговаривать, и каждый молча сидел, углубившись в свои мысли. База лежала внизу, в долине, холодно поблескивая металлом и пластиком. Сменился часовой на башне, на верхушке ее зажегся навигационный огонь, и в сумерках стало заметно, что силовое поле по периметру базы испускает бледное мерцание. Тени, отбрасываемые горными пиками, выросли, углубились и приобрели густой фиолетовый оттенок. Наступили сумерки.

— Пора! — проронил горец.

И они, обвязавшись веревкой, начали медленно спускаться во тьму долины. Спуск, который и среди бела дня был бы нелегким, сейчас давался им с трудом. Тем не менее, через полчаса гладиаторы были уже в долине, рядом с окружавшим базу энергетическим барьером. Вблизи он казался более плотным, и Тэш видел, как воздух между ним и куполами базы слабо фосфоресцирует, пронизанный сотнями крохотных молний.

Прижавшись к земле, они затаились за крупным валуном, укрываясь от взгляда часового. Темнота сгущалась, и рубиновые сигнальные огни на вышке горели все ярче.

— Ну что? — вполголоса произнес Торран, обращаясь к утарийцу. — Ты вроде обещал показать нам свое искусство?

Тот кивнул. Тэш увидел, как монах поднялся и, прячась между валунами, подошел вплотную к барьеру.

— Готовьтесь, ребята, — сказал Торран. — Кироэ, пойдешь с ним, как договорились.

Группа стала осторожно перемещаться, пригибаясь к земле. Девушка неслышно проскользнула мимо остальных и заняла место рядом с монахом.

Тот напряженно вытянулся у мерцающей преграды, и Тэш с удивлением заметил, что в ней образовалась прореха — черная дыра с рваными краями.

Монах обернулся к ним, и в фосфорическом свете Тэш увидел, что лицо его напряженно исказилось. Говорить утариец не мог и лишь поспешно махнул рукой, показывая на барьер.

— Быстрее! — приказал Торран и первым ринулся в темный проем. Тэш на секунду зажмурился в ожидании ослепительной вспышки и запаха горящей плоти, но все было по-прежнему тихо, и он, затаив дыхание, нырнул вслед за горцем. За ним последовал Танг, а следом неслышно, точно тени, скользнули Куэ и Тар-Лоо и сразу отделились от группы, двигаясь по направлению к смотровой башне, причем лемур, глаза которого в темноте отсвечивали красноватым огнем, больше обычного напоминал привидение, причем привидение кровожадное — его тоненькие пальчики застыли на рукоятке ножа.

Тэш обернулся, ожидая, что утариец последует за ними, но тот не двигался, и Тэш вдруг увидел, как он начал медленно оседать, точно черная дыра вытянула из него все силы. Тут только Кироэ сообразила, что дело неладно, и стремительно втолкнула монаха в проделанный им проем. Он шатался, точно пьяный, и девушка, подставив плечо, подвела его к стене ангара.

— Двигайтесь за нами, — сказал Торран, торопливо взглянув на нее. — И не лезь в драку. Твое дело — живым доставить его к кораблю.

Тэш, по-прежнему скрываясь в тени ангара, увидел, как Куэ уже карабкается наверх по решетчатой конструкции. Тар-Лоо, который не мог состязаться с лемуром в ловкости, тем не менее медленно лез за ним и остановился, лишь дойдя до опоясывающей башню площадки первого яруса. Там он прижался к стальной ферме так, что его серебристый комбинезон слился с тусклым блеском металла, и застыл.

Куэ продолжал продвигаться вверх. Он карабкался с такой уверенной ловкостью, что Тэш в этот миг простил ему всю его дурашливость и строптивость — сейчас все зависело только от сноровки и бесстрашия лемура. Наконец он оказался на верхней площадке, где неспешно прогуливался часовой, и, прижавшись к ограждению, точно гигантский паук, медленно продвигался к солдату, одновременно извлекая нож из поясных ножен.

Прыжок был таким стремительным, что Тэш даже не успел понять, что случилось — просто часовой стал медленно оседать, а серая тень отделилась от него и метнулась вниз. «Оружие, — подумал он. — У часового наверняка был лучевик».Но Тэш недооценил Куэ. Через миг лемур стоял на нижней площадке рядом с пилотом, а вскоре они оба были внизу, и Куэ протянул Торрану разрядник.

— Держи, — сказал он, — пригодится.

Торран молча подкинул оружие на ладони, приноравливаясь к нему, но оно ничем не отличалось от их походных лучевиков, и, пригнувшись, горец двинулся к намеченному кораблю, который отсюда казался просто огромным и отбрасывал двойную тень в свете восходящих лун. Люк находился в глубокой тени, лишь по периметру он светился слабым светом, очерчивая контуры дверной панели.

«Как мы его откроем?» — подумал Тэш. Но особенно раздумывать было некогда. Он догнал Торрана и пошел рядом с горцем, а следом за ними с удивительным для своего роста и веса проворством двигался Танг. Тар-Лоо, подскочив к Кироэ, выжидал только сигнала, чтобы прикрыть ее и утарийца, когда они будут присоединяться к остальным, а Куэ нигде не было видно — он обладал потрясающей способностью растворяться в воздухе, и Тэш не сомневался, что лемур материализуется в самый подходящий (или неподходящий) момент.

Добравшись до трапа, ведущего к люку, они на миг замерли, оценивая обстановку. Трап был спущен, и Танг, глянув профессиональным взглядом на подход к кораблю, проронил:

— Люк закрыт на условный замок. Нужно лишь нажать на выступ слева. Панель уйдет в стену.

— Понятно, — сказал Торран. — Давай, Тэш, пошли.

70
{"b":"10309","o":1}