ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Забава для босса
Невероятные будни доктора Данилова: от интерна до акушера
Токсичные мифы. Хватит верить во всякую чушь – узнай, что действительно делает жизнь лучше
Подмосковье. Эпоха раскола
Любить нельзя воспитывать
Если честно
Русская литература: страсть и власть
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
A
A

Привычная горечь почти овладела Офелией. Но она сумела распознать надвигающиеся симптомы и постаралась отделаться от назойливых мыслей. Теперь у нее есть цель, и чем скорее она ее достигнет, тем лучше. Она выйдет замуж за богатого мужчину, чтобы больше не иметь с отцом ничего общего.

– Мне разложить вещи, или вы хотите отдохнуть? – спросила Сэди, когда они вошли в большой особняк, в котором выросла Офелия.

– Я не слишком устала, поэтому займись сундуками, – разрешила молодая хозяйка.

Их голоса донеслись до гостиной, где обычно пребывала Мэри Рид.

– Боже, ты дома! Как я по тебе скучала! – воскликнула она, спеша навстречу дочери.

Мэри Рид была сладкоежкой и всячески потакала своим прихотям, так что с годами сильно располнела. Всего на дюйм ниже Офелии, но в три раза шире, она была добродушной, даже слишком добродушной. Единственный раз на памяти дочери она опустилась до крика: в тот кошмарный день, когда Офелия обнаружила, что у нее нет настоящих друзей и отец терпит ее постольку, поскольку она может помочь осуществить его честолюбивые устремления.

Светлые волосы и голубые глаза Офелия унаследовала от матери, которая в свое время слыла красавицей. У отца были карие глаза и каштановые волосы. Хорошо, что она ничего не взяла от него.

Офелия обняла мать и поцеловала в щеку.

– Я тоже скучала, мама.

– Мы очень удивились, когда ты снова обручилась с Дунканом.

– Представляю, каким сюрпризом явилось для вас известие о разорванной помолвке, – предположила Офелия.

– Да. Но посмотри только, какого поклонника ты приобрела! Наследника Локов! Твой отец так доволен!

Офелия неловко поежилась:

– Мы с Рейфом просто друзья, мама. И только. Ничего иного и быть не может.

– Правда? – Мэри, явно разочарованная, слегка нахмурилась. – Значит, ты вовсе не хотела выйти за него?

– Может, и хотела, но он ясно дал понять, что не готов предпринять столь ответственный шаг. И поверь, я очень рада иметь другом человека, который не пресмыкается у моих ног.

Мэри с надеждой подняла глаза к небу.

– Знаешь, пожалуй, не стоит списывать его со счетов. Некоторым людям нужно время, чтобы распознать собственное счастье, даже если окружающим все уже ясно. Ну а пока мы будем вести себя так, словно ты не привлекла внимания самого завидного жениха во всем королевстве. – Мэри широко улыбнулась: – Жаль, что ты не дала знать о своем возвращении. Я устроила бы бал в твою честь.

Что же, такое заявление вполне в духе матери, посвятившей жизнь развлечениям. Благодаря ей Офелия считала, что счастье заключается в том, чтобы давать самые грандиозные в Лондоне балы. Наверное, так оно и будет, по крайней мере ее станут считать самой прославленной светской львицей. Но теперь главное для нее – освободиться от власти отца.

– Еще есть время устроить прием или хотя бы званый ужин, – ответила она, чтобы угодить матери. – Прекрасный способ известить всех, что я вернулась.

– Я тоже так считаю. Но у меня накопилась груда приглашений, которые я в основном игнорировала. Просмотри их, чтобы решить, какие следует принять на этой неделе.

– Я отнесу их к себе в комнату.

– Прекрасно! Пойди отдохни, а я тем временем составлю список гостей. Уверена, что смогу убедить кое-кого отказаться от предыдущих обязательств и вместо этого приехать сюда.

Спустившись вечером к ужину, Офелия убедилась, что мать превзошла себя. В доме толпились гости, в основном молодые джентльмены, которых она знала. Впрочем, были и незнакомцы.

Как хорошо, что теперь у нее есть из чего выбрать наряд! Отныне в ее распоряжении полный гардероб, а не три-четыре жалких сундука!

Сэди отгладила для нее вечернее платье из мягкого кремового шелка с белой кружевной отделкой. В ушах Офелии мягко светились крупные жемчужины. Шею украшал овальный кулон. Волосы были уложены в тугой узел, только на висках кудрявились локоны. Сэди воткнула в прическу шпильки с жемчужными головками, дополняющие серьги.

Мэри догнала дочь в холле. Та осторожно заглядывала в двери гостиной и, завидев мать, вопросительно подняла брови. Мэри, все поняв, поспешно объяснила:

– Я не ожидала, что все они примут приглашение! Хотя мне следовало бы знать заранее. У тебя так много поклонников!

– Отец собирается приехать?

Мэри виновато покраснела:

– Я не сообщила ему, что ты вернулась. Хотела сказать сегодня днем, когда он приедет из клуба, но он передал через лакея, что будет дома поздно. – Пожав плечами, она добавила: – Не важно. Ему совершенно необязательно быть здесь. Мы можем прекрасно провести время и без него.

Офелия едва не рассмеялась. Ей так легко с матерью! До чего же она предсказуема! Мэри прекрасно знала, что дочь и муж не ладят между собой и часто ссорятся. Намеренно оставив мужа в неведении о приезде Офелии, она сделала все, чтобы та могла спокойно провести свой первый вечер в городе и насладиться импровизированной вечеринкой.

Мэри проводила дочь в гостиную. Не успели они переступить порог, как Офелию окружили поклонники, старавшиеся привлечь ее внимание.

– Как приятно вновь видеть вас, леди Офелия!

– Какое счастье, что вы не обручены!

– У меня дыхание перехватывает от вашей красоты, леди Офелия!

– Лорд Хэч, – напомнил один из джентльменов. – Надеюсь, вы меня не забыли?

– Очарован вами, миледи, как всегда, – заметил лорд Кантл, целуя ее руку.

– Представьте меня, Питер, – нетерпеливо попросил друга один из джентльменов. Но Питер и не взглянул на него, поэтому тот сам шагнул к девушке: – Я так мечтал познакомиться с вами, леди Офелия. Артемус Биллингз, к вашим услугам.

– Очень рада, – поспешно ответила она, прежде чем еще один молодой человек попытался привлечь ее внимание.

Артемус был довольно красив и не назвал своего титула, а это обычно означало полную уверенность человека в том, что все знают, кто он такой. Она, пожалуй, попытается разузнать о нем немного больше, но это подождет. Пока что каждый из присутствующих стремился поскорее поцеловать ей руку.

Все, кроме Гамильтона Смитфилда, виконта Мурли. Недавно достигший совершеннолетия и получивший титул, Гамильтон был крайне застенчив, особенно в обращении с ней. Он никогда не казался Офелии достаточно смелым для того, чтобы отвести ее в сторону от толпы. Но теперь он это сделал. Повел ее на другой конец комнаты, но внезапно остановился и сказал:

– У меня никогда не хватало смелости спросить вас об этом. Знаете, я едва не заплакал, когда услышал о вашей помолвке с Мактавишем. Но поскольку из этого ничего не вышло, я постараюсь не упустить снова свой шанс. Умоляю, Офелия, станьте моей женой!

Она едва не поежилась под его обожающим взглядом и хотя обычно резко отказывала искателям своей руки, а подобные предложения ненавидела особенно, потому что они исходили от мужчин, не позаботившихся узнать ее получше, на этот раз заколебалась. Не хотела видеть, как его лицо исказится болью. Только не сейчас. У нее нет на это сил.

И чтобы избежать объяснений, она коротко ответила:

– Поговорите с моим отцом, виконт Мурли.

– Вы не шутите?!

Глаза его сияли. Очевидно, он принял ее ответ за согласие, поэтому она мягко пояснила:

– Видите ли, выбор зависит не от меня.

Офелия была совершенно уверена, что Шерман ему откажет и, следовательно, ей не придется быть свидетельницей разочарования бедного молодого человека. Довольно трусливо с ее стороны, но раньше она не задумываясь отвергала предложения руки и сердца, поскольку была слишком эгоистична, чтобы волноваться о чужих чувствах. Но теперь ей предстояло погубить надежды виконта, и ей было ужасно его жаль.

К счастью, Джейн и Эдит спасли Офелию от неприятных раздумий, налетев на нее и утащив в укромный уголок, где потребовали рассказать о неудавшейся свадьбе с Дунканом.

На этот раз она вопреки прежним привычкам не распространялась о случившемся. И просто повторила им то, что объявил гостям дед Мактавиша: они полюбовно разошлись, посчитав, что не подходят друг другу. Поскорее бы избавиться от назойливых девиц!

34
{"b":"103094","o":1}