ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сказывалось отсутствие привычки к долгой верховой езде — мышцы ног начали болеть. Он тяжело впрыгнул на землю и ссадил Сорейль, которая, покачнувшись, слабо уцепилась ему за плечи.

— Отдохнем, — сказал он.

И с ужасом сообразил, что не позаботился забрать из обоза провизию — с непредусмотрительностью человека из цивилизованного мира, которому нет нужды гадать, где он пообедает в следующий раз, а потом и маркграфова гостя, живущего на полном довольствии его светлости.

— Ах ты, черт, — смущенно пробормотал он.

Айльф, который возился с седлом своего мула, подтягивая стремена, деловито подхватил увесистую чересседельную сумку и подошел к ним.

— Надо бы подкрепиться, сударь, — сказал он, — кто знает, что дальше будет, а девица небось со вчерашнего дня не ела.

— А я не взял ничего, — Леон растерянно покачал головой.

Айльф ухмыльнулся:

— Я почему-то так и подумал. — Он похлопал ладонью по туго набитой сумке. — Воды только надо набрать во флягу. — Он поднял голову, прислушиваясь. — Ручей тут где-то течет.

Теперь, когда шелест ветра в кронах стих, Леон услышал отдаленный шум ручья.

— Лучше бы нам устроиться поближе к ручью, сударь, — сказал Айльф, — там и животных можно напоить.

— Ладно, — устало отозвался Леон, — пошли. Сорейль тихонько двинулась за ними. За все время она не проронила ни слова. Леон подумал, что она, скорее всего, предпочла бы сразу отправиться на поиски, но не решалась их торопить — вдруг рассердятся и оставят ее тут одну, а сами уйдут?

Ручей стекал с горы — неширокий, но холодный и чистый. Айльф оглянулся в поисках удобного места, довольно кивнул и повел животных к краю поляны, где росло одинокое дерево. Привязав их и освободив от дел, он оставил животных пастись и вернулся к воде.

— Хорошее место для пикника, — пробормотал Леон.

Место и впрямь было красивым — скальная осыпь, точно обнимавшая поросшую клевером поляну, ручей, в котором играло солнце, и мачтовые сосны на самой опушке леса. Солнце переползло через зенит, тени, отпрошенные валунами, стали чуть длиннее — чересчур четкие и ровные, подумал Леон и лишь тут сообразил, что смотрит на развалины какой-то постройки. Поросшие мхом и оплетенные повиликой тесаные камни уже почти не отличались от своих соседей.

— Айльф, — сказал он, — как ты думаешь, что это такое?

— Развалины, сударь, — жизнерадостно отозвался :парень.

— Сам вижу. Я спрашиваю, развалины чего? Айльф пожал плечами:

— Скорее всего, старое святилище. Когда-то их ставили у подножия гор, на таких вот полянах.

— Двоим?

— Тут и кроме Двоих много кто ошивался, — неопределенно ответил Айльф.

«Видимо — и не так уж давно — этот мир, подобно Земле на заре истории, кишел малыми богами, — подумал Леон, — теми, что потом перешли в свиту Темного на почетные должности демонов и духов, или же вовсе позабылись, вытесненные четкой, логичной, по виду бинарной, а на деле монотеистической религией. Племенной божок… Или тотемный звероподобный родич — да мало ли…»

Он уже сделал несколько шагов по направлению к Развалинам, как вдруг Сорейль, которая неподвижно стояла, с тоской глядя на возносящуюся в небо гору, кинулась к нему и с неожиданной силой схватила за рукав.

— Не надо туда, сударь! — умоляюще произнесла она.

Он осторожно отстранил ее:

— Не надо? Почему?

— Это… нехорошо, — сказала она тихонько.

— Я ничего там не трону. Просто посмотрю.

Она молча отпустила его руку. Он обернулся к Айльфу, но тот не двинулся с места — они оба стояли и смотрели, как он пересек поляну и, отстранив гибкие зеленые плети, нырнул в развалины.

От святилища осталось немного — три обрушившихся стены и какое-то подобие алтарной плиты. Ветер сюда не проникал, солнечный свет — тоже, небо над головой показалось неожиданно синим — почти фиолетовым — и холодным. Пахло плесенью и застарелой сыростью. Ручей бурлил совсем рядом, подмывая заднюю стену.

Он подошел к алтарю. Каким бы заброшенным тот ни выглядел, а кто-то из здешних побывал здесь до них, и не так давно — на камне лежали зачерствевшие лепешки и почему-то нитка ярко-красного стекляруса: чье-то нехитрое подношение. Рельеф на глыбе камня позеленел от сырости, но он все равно разглядел приземистую фигуру с насмешливо высунутым языком.

— Корра, — пробормотал он.

* * *

Горный кряж задерживал облака; они клубились над вершиной, точно потоки мутной воды, тени наползали на поляну, и холод чужого, недружелюбного мира пронизал его до костей.

Он оглянулся. Сорейль стояла у него за спиной, глядя отчаянными глазами. Впереди темнел вход в штольню — наполовину осыпавшийся, черный, точно беззубый рот. Он поднял лампу, подобранную в опустевшем бараке рудокопов, заправил ее загустевшим маслом из найденного тут же кувшинчика и зажег фитиль. Свет был тусклый, колеблющийся, грязное стекло плохо пропускало его.

Айльф сделал было шаг в сторону отверстия, но Леон покачал головой:

— Нет-нет. Ты останешься здесь, с лошадьми. Если… если мы не выйдем до завтрашнего вечера, подожди еще ночь и уезжай. Скажешь амбассадору Бергу…

Айльф пожал плечами. Его лицо ничего не выражало, и Леон вдруг подумал, что со стороны сам он выглядит патетично до глупости.

— Ты слышал, что я сказал? — спросил он как можно строже.

— Сударь, — тихо отозвался юноша, — можно вас на минутку…

— Ну что еще? — Он передал фонарь Сорейль: —

Подержи, я сейчас.

— Видите ли, сударь, — неохотно сказал Айльф, — вы, конечно, вправе лезть в любую вонючую дыру, не мое это дело, но предупредить вас я все же должен… В общем… ничего вы там не найдете.

— Почему?

— Об этом не принято говорить, сударь, не знаю я, что там делается, да и знать не хочу; но не слишком-то полагайтесь на ее слова.

Он кивнул в сторону Сорейль.

Леон, в свою очередь, оглянулся на девушку — она стояла неподвижно, колеблющееся пламя освещало ее тонкое лицо.

— Брось! Не выдумала же она все это!

— Выдумала? Нет-нет, что вы, сударь. Она верит в то, что говорит, это точно. Просто — вы чужак здесь… А потому вы можете увидеть там одно, а она — совсем другое.

Юноша помолчал.

— Она говорит, детишки эти там пропали… Может, и так, кто знает… А только, сударь, детишек-то как следует никто не видел с тех пор, как их из деревни погнали.

— Ну и что?

— Ничего… — пожал плечами юноша.

Леон поглядел в непривычно серьезные глаза Айльфа.

— Послушай, — медленно сказал он, — когда мы только ехали сюда… по плоскогорью… я видел огни. Вся гора была в огнях, точно… точно замок маркграфа, нет… иначе… все равно. И никто, никто их не заметил, только мы с Бергом.

— Очень может быть.

— Ты их видел? — Нет.

— Что там внутри, Айльф?

— Никто не знает, сударь. Это все равно что… Что бывает после того, как мы умираем?

— Воссоединение… — неуверенно отозвался Леон, стараясь ответить, как надо.

— Чушь, — отрезал Айльф. — Вы знаете наши верования, беседовали со святым отцом и все такое, но вы же сами в это не верите! Подыгрываете нам, стараетесь! Пришли из-за моря, верно?

Леон молча смотрел на него.

— Нет никакой страны Терры за морем! — шепотом сказал Айльф. — Там вообще нет населенных земель.

У Леона пересохло в горле.

— Откуда ты…

— Гунтр говорил. Уж он в таких делах разбирался. Я, как узнал про вас, сразу понял — не отсюда вы… Может быть…

Он замялся.

— Ну, что еще?

— Гунтр очень надеялся, что однажды придет кто-то… Может, он как раз вас и ждал? Таких, как вы.

Сорейль нетерпеливо переступила с ноги на ногу — пламя в фонаре качнулось, по отвалам грунта побежали тени. Леон вздохнул.

— Отложим этот разговор, ладно?

— Как хотите, сударь. Но только… если вы увидите там совсем не то, что она, верьте себе, а не ей. Только я почему-то думаю, что вы вообще ничего не увидите.

Он ухмыльнулся; его лицо в пляшущих тенях на миг стало похоже на уродливую маску с храмового барельефа.

15
{"b":"10310","o":1}