ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь в стиле Палли-палли, или Особенности южнокорейского счастья. Как успеть все и получить от этого удовольствие
Ветер на пороге
Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями
Безжалостный курс тренировок для целеустремленных
Метро 2035. За ледяными облаками
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Мастер големов
Черный Котел
Земля лишних. Треугольник ошибок
A
A

— Видно, скульптор в душе придерживался старой веры, — вмешался Берг, которому надоело переминаться с ноги на ногу, — вот и не удержался, изобразил кого-то из малых богов.

— Помилуйте, амбассадор Берг, — вспыхнул священник, — какие они боги? Говорю вам — нечисть. А что иные простецы про них толкуют, так они вам еще и не то расскажут… Впрочем, что это я? Позвольте поблагодарить вас за щедрый дар. Уж такая красивая ткань — загляденье просто! И не разберешь ведь — где уток, где основа: гладкая как зеркало! А сверкает-то…

«Наверное, самому понравилась, вот и не положил на алтарь, — подумал Леон. — Или припас, чтобы задобрить архиепископа какого-нибудь».

Он украдкой попытался отколупнуть гипс, но тот держался прочно.

— С ума сошел, — прошипел Берг через плечо, — святой отец увидит.

Святой отец открыл было рот, но Берг поспешно спросил:

— Не подскажете, где тут можно позавтракать? Какое-нибудь достойное, чистое место…

— Если поблизости, то в «Синей кошке», — неуверенно ответил священник, — но таким благородным господам там не место. Грубоватый у нас народ, сами знаете.

— Ладно, — Берг хлопнул Леона по плечу, — пошли.

Леон неохотно подчинился.

— Ничего не выйдет, — пробормотал он, продвигаясь к выходу, — замазано на совесть.

— Ты поосторожней, — выговаривал Берг Леону по дороге, брезгливо отшвыривая носком башмака катышки лошадиного навоза. — Что ты прицепился, понимаешь, к этому рельефу? Они с нами по-людски, когда мы с ними по-людски, а ты с их святыни гипс ногтем соскребываешь. А помнишь Шарля? Ну, тогда, на Лапуте который… Он еще рисовал хорошо… Попытался отчистить нагар с тотемного столба — резной узор хотел скопировать…

— Да, — кисло ответил Леон. — Его как раз к этому самому столбу и привязали. Вождь лично огонь высекал. Но эти вроде не из обидчивых.

— Знавал я таких необидчивых. Ага, вон и кошка. Жестяная кошка, выкрашенная в ядовито-синий цвет, медленно поворачивалась на ветру.

Леон толкнул тяжелую дверь. Панель была украшена неприхотливой резьбой — не то что во дворце у маркграфа, но в остальном обстановка напоминала давешнюю трапезную, разве что на каменные плиты пола щедро навалена солома и гобеленов на стенках нет. Под закопченными потолочными балками гудел ветер и лениво перепархивали с места на место несколько сытых воробьев.

Народу за столами было полно, но трактирщик тут же материализовался неизвестно откуда при виде новых посетителей.

— Что угодно благородным господам?

— Благородным господам угодно… а что у тебя имеется, приятель?

— Ну, — задумался тот, — на первое могу предложить жареную ветчину, говядину… потом копченый язык, куры, свежее суповое мясо, потом…

— Погоди-погоди, это все — на первое?

— …молодые щуки, карпы, жаренные в сале, — не унимался трактирщик.

— Давай что-нибудь одно, — решительно сказал Берг.

— Тогда могу предложить бекасов. Очень они сегодня удались. И превосходное новое вино.

— Валяй, — Берг поудобней умостился на скамье.

— Я берег его для праздника урожая, но теперь, похоже, это ни к чему. Правда, странный он, этот конец света — ну чисто фейерверк. Висит себе эта штука в небе, и хоть бы что!

— Ваше здоровье! — Берг поднял вместительную глиняную кружку.

— Какое уж тут здоровье, — вздохнул хозяин, — вино жалко. Я несколько десятков бочек припас. Отличное вино. А теперь, боюсь, мы его и распить не успеем. А правда, что вы, господа, прибыли к нам из заморской державы?

— Правда, — согласился Леон.

— Надо же, везде люди живут.

— А то, — согласился Леон. Вино и впрямь было неплохим.

— Откуда ты знаешь, Бурри, а может, они и не люди вовсе? Может, у них хвостики под платьем? — раздался чей-то мрачный голос.

Леон обернулся.

Какой-то угрюмый малый, по виду кэрл, вызывающе оглядывал послов.

— Точно, — подхватил его собутыльник в куртке ремесленника. — Проверить бы надо.

— Пошли отсюда, — тихонько сказал Берг.

Леон огляделся. В шумной таверне стало неожиданно тихо, на них смотрели полсотни пар мрачных глаз. Пока все еще оставались на своих местах, но кое-кто уже оперся руками о столешницу, готовясь вскочить.

— Не позволяется послам иметь при себе лучевые пистолеты, — пробормотал Леон, — а зря.

— Будь у тебя пистолет, ты бы, чуть что, оставлял за собой горы трупов, — возразил Берг.

— Ну, разрешили бы хоть парализатор. Или сонорную гранату.

Подмастерье начал медленно приподниматься, отодвигая ногой массивную скамью.

— Да что они вдруг с ума посходили? — Берг прикидывал взглядом расстояние до выхода. — Маркграф уверял, что мы можем спокойно ходить по городу, не опасаясь никаких эксцессов.

— А может, он нарочно это сказал? Может, надеялся, что нас пришибут в такой вот драке. А с него и взятки гладки, сами виноваты.

— Как бы то ни было, мотаем отсюда, — прошептал Берг, — пока они и вправду не начали искать у нас хвосты. Знаю я, чем это кончается.

Кто-то в проеме уже заступил им дорогу — темная квадратная фигура почти загораживала дверь.

— Эй! — раздался веселый голос.

Леон оглянулся, понимая, что делать этого, вообще говоря, не стоило.

Какой-то человек, сидевший рядом с подмастерьем, скинул темный плащ с капюшоном и оказался худым гибким малым в потрепанной зеленой куртке — с виду он был горожанин, но по его платью Леон не мог понять, к какому сословию он принадлежит.

Парень, сощурившись, поглядел на своего соседа.

— Хвостик, надо же, — задумчиво произнес он, — на себя посмотри, ты, чучело!

Молниеносное движение — и парень извлек из уха подмастерья яркий красный шарик.

Толпа с интересом развернулась: зрелище обещало быть поинтереснее, чем драка.

— Вот чем у него голова набита, поглядите, люди добрые, — тем временем продолжал парень, вскочив на стул. — Все труха да чепуха.

Теперь в ладони у него мелькало уже три разноцветных шарика, и он жонглировал ими с небрежной легкостью.

— Оп! — и шарики исчезли непонятно куда. Подмастерье стоял, растерянно хлопая глазами и постепенно наливаясь багровой краской.

— А теперь поглядим, что у тебя в голове, — парень направился к кэрлу. — Может, ты яйца несешь? Может, у тебя яиц вообще больше, чем нужно, а, приятель? И все не там, где положено…

Крестьянин испуганно попятился. Берг потянул Леона за рукав:

— Сматываемся, пока не поздно.

Он кинул на стол пару монет и направился к выходу, увлекая за собой Леона. Никто не обратил на это внимания: все окружили фокусника.

— А парень-то с головой, — доброжелательно проговорил Берг, — если бы не он, не избежать бы нам драки. Да что на них нашло, в самом деле?

— Это все конец света, — предположил Леон. Они дошли уже до угла, когда сзади их окликнули.

— Не так быстро!

Леон обернулся. Парень в зеленой куртке догонял их. «Задаром ничего не делается», — подумал Леон.

Видимо, Берг придерживался того же мнения, поскольку он отцепил висевший на поясе кошелек, извлек оттуда несколько монет и протянул парню.

— Деньги мне не помешают, — весело согласился тот, пряча монеты в карман.

Но вместо того, чтобы отправиться своей дорогой, он продолжал шагать рядом, с интересом разглядывая послов.

— Вы бы лучше кошелечек-то припрятали. Сегодня базарный день, толчея, срезать могут. А у вас и правда хвостики, уж простите за любопытство?

— Чушь, — отрезал Берг.

— Так я и думал, — удовлетворенно отметил парень. — Видать, даже этот мерзопакостный облик, раз уж человек им наделен, самый совершенный из всех возможных. К чему творцам измышлять еще что-то?

— Это ты сам придумал? — с интересом спросил Берг.

Парень покачал головой:

— Учитель Гунтр.

— Похоже, твой учитель был неглупым человеком. А где он сейчас?

— Будь он сейчас жив, я был бы при нем. Помер, понятное дело.

Он вздохнул, и на раскрытой ладони у него вновь вспыхнул ярко-желтый шарик и так же незаметно исчез.

4
{"b":"10310","o":1}