ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— К чему таким бравым молодцам дышать дворцовой пылью? Пускай порезвятся на просторе. Тем более что обратный путь будет нелегким — им придется сопровождать обозы…

— Разумеется.

— И перегонять скот. Сто голов племенного стада, знаете ли, не так просто будет доставить на место. Ну, с коровами ваши молодцы, я полагаю, справятся, а вот мои чудесные быки — драконы, а не быки… Только пару дней назад один из них разнес стойло в щепы. Да и убийство на его совести (если у этой твари есть совесть). Покалеченные не в счет.

— Мои люди затравили несчетное число диких кабанов, — сухо сказал маркграф.

— Но этих вам надо доставить живыми, а это, согласитесь, государь мой, совсем другое дело. Впрочем, — он махнул пышным, отделанным мехом рукавом, — предоставим эти вопросы на усмотрение доверенным лицам. Тем более что они разбираются в этом лучше нашего. Такая скука эти хозяйственные проблемы, между нами говоря… Мы, высокородные, до этого не снисходим. Охоты, пиры, молодецкие забавы… Верно я говорю, друг мой?

В его глубоко посаженных глазках вдруг сверкнул самый живой интерес.

— А это, значит, и есть ваши загадочные друзья? Амбассадоры из далекой Терры… Ну-ну…

Берг выступил вперед, низко склонил голову, приложив руку к груди, где сверкала тяжелая церемониальная цепь.

— Счастлив предстать перед вашей светлостью…

— Мне говорили, что вы внушаете страх одним своим видом, — доброжелательно продолжал Орсон, — великаны… так что я уж подумал, значит, и вправду за морем живут чудовища… А вы вполне…

— Заурядны? — подсказал Берг.

— Приятны с виду, — любезно заключил герцог. — Кстати, эти великолепные самоцветы… В горах Солера таких не встретишь. Серебро там, и верно, имеется, впрочем, что-то там случилось с этой жилой, верно, государь? Казначей мой говорит, им трудно назначить цену — поскольку не с чем сравнивать…

— Назначьте любую, — сквозь зубы произнес маркграф.

Орсон, защищаясь, приподнял ладонь:

— Помилуйте, они бесценны… Это все казначей… — Он ухмыльнулся. — Честнейший человек — так радеет за наше благополучие, что нам самим порою трудно бывает с ним сладить. Ну, формальности улажены, а остальное приятней обсуждать за кубком вина. Буду рад, если вы почтите нас присутствием на вечерней трапезе.

Он чуть повернул голову и уставился на послов. Словно насекомое под лупой разглядывал.

— Что ж, приглашение относится и к вам, господа. Надеюсь, вы расскажете мне о Терре.

Берг молча поклонился.

Из полевого дневника Леонарда Калганова, этнографа-стажера. Надиктовано в Ретре, в день прибытия, за час до парадного приема

Орсон не из тех, кто способен упустить свою выгоду, — как выяснилось — он ясно дал понять, что рассматривает драгоценности, врученные ему нашим венценосным покровителем, лишь как залог в счет будущих выплат. В счет этих выплат, кстати, входят и совершенно грабительские пошлины за провоз товаров через Ретру в соседние княжества. Боюсь, его светлость беззастенчивое вымогательство склонен рассматривать как личное оскорбление — во всяком случае, он вновь попытался прощупать почву на предмет возможного военного альянса с Террой. Для чего вызвал Берга на галерею, где, по его мнению, можно было вести приватный разговор. Берг, разумеется, беседу зафиксировал; запись можно найти в соответствующем приложении. Суть: Солеру следует полагаться лишь на свои силы. Разумеется, Берг прав — Солер обречен, а с Ретрой Терре сейчас ссориться не выгодно. А то, что погибнут сотни, тысячи… ну, так это издержки исторического процесса… По сравнению с перспективами, которые этому миру принесла Терра, судьба какого-то крохотного графства не имеет значения. Похоже, под категорию издержек исторического процесса попадаем и мы с Бергом. И это, как ни странно, служит мне некоторым утешением.

* * *

— Ну и сукины же мы дети, — сказал Леон.

— Само собой, — нехотя откликнулся Берг, — а что делать… таковы правила…

— Конечно! С чего бы? Мы лижем зад тем, кто в силе, и да будет так! Ныне и присно и вовеки веков…

— Во-первых, — скучно произнес Берг, — мы лижем зад во имя прогресса. Во-вторых… Какая помощь? Откуда ты ее рассчитываешь получить? Мы сами нуждаемся в помощи.

— Да, — согласился Леон. — Это ты в самую точку…

— Чертовы разработчики! Надо было с самого начала налаживать связи с Ретрой. Ты ж погляди, продвинутая страна, богатая, процветающая…

— Ну так кто нам сейчас мешает? — бросил пробный камень Леон. Потому что что-то было явно не так… Не похоже на Берга… вообще ни на что не похоже…

— Мешает? Ты о чем?

— Почему бы нам сейчас не переметнуться к Ретре? Орсон был бы рад заполучить в руки такой козырь…

Берг смотрел в пол, на тесно пригнанные друг к другу розовые плиты.

— Сорейль, — сказал он виновато. — Ты понимаешь… Она осталась там… Он мне ясно дал понять… Маркграф Солерский, его светлость… Что ж, сказал он, не хочет Терра помочь — не надо… но мы вернемся с ним… вернемся в Солер… если вообще вернемся…

— Она заложница?

Теперь Берг поднял голову и поглядел Леону в глаза. Лицо его медленно залила краска, но взгляда он так и не отвел.

— Ты должен меня понять… кому, как не тебе… Она говорит, что умрет без меня, обычное дело, они всегда так говорят… но беда в том, что на сей раз это правда — если я не вернусь, она действительно умрет. Он убьет ее, Леон, и не просто убьет… сам знаешь, на что они тут способны.

— Да, — сказал Леон. Ему было невыносимо жаль Берга, жаль себя. Сказать ему, что он гонится за призраком? Он не поверит, уже не поверил. Лишить его последней надежды, чуда любви, которую его напарник, возможно, испытал впервые? Он из тех, кто нелегко раскачивается, Берг, но остановить его еще труднее. — Да. Знаю.

— Послушай, Леон, я же понимаю… я и тебя подвергаю опасности… но ты… нет, не говори…

— Да я и не говорю, — устало сказал Леон.

В трапезной горели не факелы — изящные светильники, и стол был накрыт тяжелой расшитой скатертью. Куда там Солеру… А уж посуда…

— А, — удовлетворенно заметил Орсон, проследив за взглядом Леона, — вам нравится?

— Да. — Леон провел пальцем по поверхности желтоватого, точно слоновая кость, блюда. — Такого здесь я еще не видел.

\ — Новинка, — согласился герцог. — Мой алхимик .полжизни провел в поисках философского камня, ну тут он потерпел неудачу; я, собственно, особенно и не надеялся — не он первый. Но этот был очень уж самоуверенный — на те средства, что он угробил на свои опыты, можно было купить небольшой замок, и я уж подумывал немножко его потормошить, но тут он прибегает ко мне с таким вот блюдом. Побочный продукт его опытов, понимаете ли… Конечно, это окупается не так хорошо, как философский камень, но с паршивой овцы… Я поставил небольшой завод у реки.

— А, — кивнул Леон, — я видел там подходящие глины.

Орсон настороженно поглядел на него.

— Что, в Терре тоже производят такую посуду? Этот дурень клялся, что он единственный, кто владеет секретом ремесла.

— Производят, — неохотно сказал Берг, — но мы не собираемся ее импортировать. Невыгодно. Бьется легко, места занимает много. Считайте, что в Срединных графствах у вас монополия. — С вами легко говорить, — благосклонно заметил Орсон. — Возможно, мы бы нашли общий язык и по другим вопросам.

— По каким — другим? — спросил Берг

— Зачем ограничиваться посольством в одной-единственной державе? Могущественная страна может одинаково ладить со всеми, не правда ли?

— Охотно с вами согласен, но и над нами стоят правители… Если они решат направить амбассадоров и в Ретру, я буду только рад. Я сейчас готовлю соответствующие донесения. Возможно, — многозначительно добавил он, поигрывая серебряным ножичком, — как раз со вторым кораблем и прибудут амбассадоры, наши соратники… У Солера никакой монополии на Терру нет.

— Разве? — вежливо спросил Орсон. — А мне показалось… Впрочем, неважно… За успех переговоров! — Он приподнял тяжелый кубок, потом доверительно склонился к Бергу: — Я-то боялся, что его светлость маркграф Солерский не проявит надлежащего благоразумия. Полагаю, это ваше влияние?

43
{"b":"10310","o":1}