ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ничего не слышал, — пробормотал Леон.

— Уходим, амбассадоры, — терпеливо, но настойчиво проговорил Ансард, — пока это еще возможно… Поднимайте святого отца, будите слуг… Жду вас в покоях его светлости… быстрее, умоляю вас…

Его светлость встретил их в полном облачении, подтянутый, — видно, способность встречать опасность лицом к лицу прилагалась к остальному неотчуждаемому имуществу в роду солерских владык.

— Да как он посмел, этот мерзавец? — В голосе его звучало безмерное удивление. — Пренебречь словом… долгом гостеприимства…

— Ваша светлость, но где ваши люди? — прервал Берг. — Где оруженосец?

Лицо у маркграфа было темным.

— Там же, где мои гвардейцы. Похоже, тот, кто поднес им кувшин вина, угостил их не только вином…

«Господи, — подумал Леон, — Айльф…»

— Постарайтесь вытащить святого отца, амбассадоры… если он еще жив.

Берг вопросительно взглянул на Леона, тот торопливо кивнул:

— Я сейчас…

И ринулся обратно, в посольские комнаты. В прихожей Айльфа не было. Черт! Да куда ж он подевался? Если жив, не мог не проснуться — в такой-то суматохе…

Выскочил в коридор — тот вел дальше, заканчиваясь каким-то тупиком, темной каморкой, кажется гардеробной. Он тут же запутался в тяжелых одеяниях, свисавших с плеч безголовых манекенов… Ноги споткнулись о что-то мягкое…

Этот сукин сын устроил себе гнездышко среди камзолов мягчайшего сукна и теперь спал, зарывшись в дорогие тряпки. Спал? Леон подскочил, начал трясти за плечо. На миг ему показалось, что тот не шевелится, но тут же юноша застонал, пробормотал что-то и поднял голову.

— Что, сударь? — спросил он, глядя на Леона мутными со сна глазами.

— Ты пил это вино? Пил?

— Вино? — переспросил Айльф, пытаясь сообразить, что происходит.

— С маркграфской челядью… Отравлено было вино, — пояснил Леон. — Я думал, и тебя отравили…

— А! — удрученно сказал юноша, расшвыривая шитые золотом ткани. — Вот оно что… они как раз его прикончили… И еще смеялись надо мной, ты, мол, не того господина слуга, чтобы тебя угощать…

— Повезло, — сказал Леон сквозь зубы. — Ты, разрази тебя Темный, где ошиваешься? Место свое забыл? Да ты не должен от меня ни на шаг отходить, мало ли что понадобится… Совсем распустился…

— Так ведь там по полу ветром тянет, — шмыгнул носом Айльф, — вот я и подумал… Мессир Леон ночью спит как убитый, так чего уж там…

— Вот именно, — сухо сказал Леон, — как убитый. Ладно, шевелись. Пошли.

* * *

— Что происходит? — примас наконец-то натянул на себя облачение — не без помощи секретаря, который выглядывал у него из-за спины.

— Понятия не имею, — сквозь зубы проговорил Берг.

Он обернулся и наткнулся взглядом на Айльфа.

— А этот, — он скривился, — разумеется, цел…

— Он же не нарочно, — Леон почему-то начал оправдываться.

Наружная дверь, ведущая в замковый коридор, сотрясалась от мощных ударов…

Леон коротко вздохнул, точно ему не хватало воздуха. Все казалось чуточку нереальным — словно материя мира чудесным образом утратила свою прочность, размылась, поплыла…

— Ну ладно, — Берг оглядел сгрудившихся вокруг встревоженных людей. — Собирайтесь, — сказал он, обращаясь ко всем и ни к кому в отдельности, — Пошли.

— Куда? — удивился святой отец.

— Его светлость ждет.

— Но… вы уверены, что мы его не потревожим? Берг оскалился.

— Это, — сказал он, — я вам гарантирую…

— Не понимаю, — маркграф помотал головой, точно раненый бык, — если этот мерзавец хотел нас прикончить, почему не за столом… Почему сейчас?

— За столом, — в голосе Ансарда прозвучало беспредельное терпение, — все едят одно и то же… И полным-полно свидетелей.

Он огляделся в поисках капитана, пробормотал сквозь зубы:

— Варрен! И куда он подевался?

Маркграф тем временем освободил мертвого гвардейца от церемониальной, но вполне работоспособной алебарды.

— Эта тварь обещала нам полную безопасность, — горько пробормотал он, — и я поверил, дурак, ах дурак…

Дверь вновь содрогнулась — на сей раз слышно было, как хряснул, выворачиваясь, засов… Затем несколько вооруженных человек ввалились в покои. Маркграф размахнулся алебардой, отбил выпад чьей-то стали. Ансард схватил кочергу, лежащую у камина, встал рядом.

— Беги, — рычал маркграф, сдерживая нападение, — беги, поднимай людей…

— Нет! — Ансард покачал головой. — Оставить вас? Нет!

— Сказано, уходи! Не как родственник говорю — как государь! Пока они не перекрыли дорогу… И отведи людей подальше, слышишь? В Солер уведи! Пока они не оказались в мышеловке…

Короткий миг Ансард колебался, потом с кошачьей ловкостью прыгнул на подоконник, перелез через парапет и исчез во мраке.

— Отставить! — раздался чей-то громовой голос. На миг все замерло. Люди герцога отступили, не опустив, однако, оружия. Крохотная группка солерцев сбилась в углу, маркграф, тяжело дыша, опустил алебарду. Орсон возник в дверях в сопровождении еще одного отряда вооруженных гвардейцев. Одет он был наспех, плащ наброшен на длинную шерстяную рубаху.

— Что тут творится? — холодно спросил он, озирая побоище.

— И у тебя еще хватает наглости спрашивать! — удивился маркграф. — Ты… вероломная тварь… Пусть тебе ответят наши мертвецы!

— Мертвецы? — удивился Орсон. — Какие мертвецы? Вот эти? — Он толкнул носком мягкого, явно ночного башмака лежащее на полу мертвое тело. — Ответят? Кому? Быть может — моим мертвецам? Люди, что в луже крови лежат у входа в посольское крыло, — мои гвардейцы, не ваши…

— Заманили нас в ловушку, — маркграф тоже старался говорить негромко и внушительно, но голос его дрожал от сдержанной ярости, — отравили моих слуг…

Орсон приоткрыл рот, вновь прикрыл его, помотал головой, потом проговорил:

— Клянусь, я…

— Сегодня было достаточно клятв, — прервал его маркграф. — На что ты надеялся, старый лис? Что никто из нас не вернется в Солер? Армия обезглавлена, графство разорено… Да еще и уплатили тебе вперед, торгаш ты вонючий!

— Твоя чумная провинция нужна только крысам, — сухо прервал его Орсон, — и за нее вы рассчитались сполна. Но подвиги ваши здесь требуют иной платы. Вы в моем доме, господа, и были моими гостями… Уведите его, — кивнул он своим людям. И, уже обернувшись к терранцам: — Вы свободны, господа амбассадоры, ступайте. Побеседуем позже.

Несколько вооруженных людей оттеснили их в сторону, сгрудившись вокруг маркграфа, — остальных они попросту не заметили.

Леон искоса поглядел на Берга. Тот стоял с отсутствующим видом, его лицо ничего не выражало.

«Может, — подумал он, — все к лучшему — черт знает что творится сейчас в Солере, спокойней будет дождаться Второй Комплексной в Ретре — если она прибудет, Вторая… А уж если не прибудет, тем более…»

Берг, все с тем же равнодушным лицом, сделал шаг вперед. И вдруг, как-то внезапно — даже Леон, обладающий вполне приличной боевой подготовкой, не мог за ним уследить, — оказался за спиной у Орсона. Одной рукой он с легкостью заломил герцогу, вовсе не ожидавшему такого подвоха, руки назад, другой приставил острие ножа к шее.

— Без глупостей. Ступайте со мной, и вас никто не тронет, — внушительно произнес он.

— Вот уж не ожидал от вас подобного недомыслия, посол Берг, — прохрипел Орсон. Тем не менее он благоразумно не пытался освободиться.

— Я и сам не ожидал, — сказал Берг, — а потому советую меня не раздражать. Я за себя не отвечаю. Пошли, ваша светлость. Леон, святой отец — за мной. Остальные — на месте. А то я проткну ему яремную вену — вот тут.

Они ринулись к выходу, волоча за собой пленника. Люди герцога, недоуменно переглядываясь, все же расступились, пропуская солерцев:

— Он умрет не сразу, — продолжал вещать Берг, выталкивая герцога перед собой. — Поскольку кровь потечет под слабым напором — вот если бы это была сонная артерия, тогда конечно… тогда — другое дело…

Вывалились в коридор — Леон за Бергом, прикрывая спину. Святой отец попытался было схватить его за рукав, но Леон, не глядя, стряхнул руку.

45
{"b":"10310","o":1}