ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чудо, — сказал он, — не нуждается в излишествах. Не было крылатых коней. Мы просто сделали шаг в Ретре и оказались в Солере, вот и все.

— Да, — Ансард задумчиво кивнул в подтверждение своим мыслям, — вот и все. Это для простолюдинов чудо рядится в парчовые одеяния, ибо их иначе не проймешь, верно, святой отец? Кстати, как вы себя чувствуете?

Он обернулся к примасу, неподвижно сидевшему в углу комнаты. Тот уже день как поднялся с постели, но лицо его было по-прежнему бледным, губы неслышно двигались, словно он все время говорил что-то, обращаясь к самому себе. Все с тем же отсутствующим выражением лица, слегка возвысив голос, примас произнес:

— Перед лицом великих событий слабость человеческая ничего не значит.

Маркграф виновато поглядел на Ансарда:

— Он теперь все время так. Это все то чудо…

— А нас ждут великие события? — Ансард оживился.

— О да. Да. И чудесам несть числа. Святой Лотар явился мне прошлой ночью. И он мне поведал… Он замолк.

— Да, — повторил Ансард, — святой Лотар. Все только о нем и толкуют. Так что с ним стряслось?

— То, что должно, — сурово сказал примас.

— Служка видел, как храмовая статуя святого Лотара пошевелилась, — пояснил маркграф. — Служка, правда, всегда был придурковатым, а теперь и вовсе свихнулся, но мы опять имеем дело с чудом — не мне в том сомневаться. В церкви полно народу, днем и ночью, ждут повторения… Впрочем, кое-кто полагает, что ему все-таки привиделось с голодухи.

— Маловеры, — сурово сказал священник, — уже посрамлены. Фигура Карны, что при дороге на Ретре. — множество свидетелей наблюдали, как она открыла и закрыла глаза. И так по всему Солеру. Ибо было мне откровение, и знамения тому порукой. И молюсь я, и да будут мои молитвы услышаны…

— Тогда молитесь, — горько сказал маркграф, — чтобы проклятый Эрмольд выполнил свое обещание — замолвил за нас словечко наследнику. Не то нам придется преподнести ему Солер в качестве вассального графства — как выкуп за кровь этого несчастного.

— Это Солеру не грозит, — голос священника набрал силу, — ибо Солер призван Двумя, чтобы покарать нечестивую, погрязшую в пороках Ретру.

— Солер проклят Двумя, — пробормотал маркграф. — Вы сами говорили.

— Я был слеп, — коротко ответил священник, — теперь я зряч. Ибо если Двое хотят отметить край своим благословением, они посылают ему испытания… чтобы проверить крепость веры…

— И она крепка? — с сомнением переспросил маркграф. — У наших бедных подданных? Вы же сами посылали на их головы страшные проклятия за то, что они обратились…

— Отступники погибнут. Но верных Двое вознаградят со всей щедростью, ибо видел я их на престоле, и чада света толпились у них по правую руку, а чада тьмы — по левую, и показали они мне Ретру, и увидел я не город славный, а разверстую яму, в коей копошатся черви…

— Если б так, — с горечью пробормотал маркграф.

— Так и будет. Ибо жители Солера, с честью пройдя ниспосланные им испытания, лишь укрепились в вере. И Двое подали им свой знак посредством образа святой Карны. Я сам наблюдал эти проявления божественного милосердия — хромые отбрасывают свои костыли, паралитики начинают ходить, умирающие встают с носилок… Прошу прощения, государь, и вы, господин мой. Ибо я дал обет провести этот день в молитвах…

Маленький священник встал и, высоко неся голову, проследовал к выходу так быстро, точно его несли невидимые крылья.

— Такого рода чудеса, по слухам, бывали и раньше, — заметил маркграф.

— Да, — задумчиво проговорил Ансард, — но, быть может, некому было истолковать эти знаки…

Из полевого дневника Леонарда Калганова, стажера-этнографа. Надиктовано по прибытии в Солер, 6-го числа месяца цветущих лип…

Странные дела творятся в городе. Нечто вроде массового психоза. Разумеется, тут же отыскались те, кто собственными глазами видел, как из глаз Карны сыплются искры, а святой Лотар обнажил меч, но при массивом психозе такое случается сплошь и рядом. Самое разумное было бы установить камеру в какой-нибудь из церквей, где совершилось чудо. Но церкви битком набиты паломниками, нас же на части разорвут… Истерия все нарастает — неудивительно, она попала на плодородную почву. Солер стоит на грани гибели, дипломатическая миссия в Ретре потерпела неудачу, под стенами собрались толпы обезумевших людей, оставшихся без крова… Типичный синдром Ареццо, полагает Берг, да и я склоняюсь к тому же… И результат примерно тот же — мирные пахари и ремесленники загорелись воинским пылом, требуют, чтобы их повели на Ретру. Не без влияния проповедей милейшего святого отца, разумеется. Без устали вещает: Ретра, мол, погрязла в пороке, Солеру испытания были ниспосланы Двумя, и вера его оказалась крепка, и теперь на народ солерский возложена миссия покарать нечестивых. Так расписывает богатства Ретры, ее порочную роскошь, у несчастных прихожан голова кругом идет… Вдобавок мор, кажется, пошел на убыль, в толпе распространяются слухи о каких-то рыбных дождях, которые выпали в северном пределе… Впрочем, до начала военных действий дело пока не дошло, маркграф Солерский, по слухам, помня о данном слове, пытается возобновить переговоры с Ретрой, но там нестабильная политическая ситуация, грызня за престол… Впрочем, всю эту информацию мы получаем из вторых рук — Берг запретил какое-либо активное участие в жизни Солера. Конечно, призови нас его светлость перед ясны очи, деваться будет некуда, но он пока нас не зовет… Берг, кстати, меня беспокоит — ситуация нештатная, а он привык во всем руководствоваться Уставом. С одной стороны, мы помимо нашей воли можем быть вовлечены в конфликт между Солером и Ретрой, с другой — Красный Сигнал означает отказ от любого вмешательства во внутренние дела запрещенного мира. То, что Берг твердо намерен по возможности заморозить миссию, вполне естественно, но меня тревожит то, что он вообще отказывается говорить со мной о тех, других, даже думать, кажется, не желает — словно их и нет… И, разумеется, Сорейль…

* * *

— Ты не спишь?

Сорейль лежала, положив голову на руку, смежив ресницы, на губах ее играла слабая улыбка человека, заплывшего далеко в сон, но по каким-то неуловимым признакам он все равно знал, что она бодрствует. И верно, она тут же открыла глаза, которые в полутьме комнаты казались совсем темными, цвета старого серебра.

— Я думаю, — сказала она, — как хорошо было бы оказаться где-то далеко-далеко… Чтобы солнце и поля, и зеленые сады, и никогда не было дождя.

— Когда-то я знал такие места, — Берг, поднявшись на локте, посмотрел в окно, где ползли, переплетаясь, водяные струи, толстые, точно змеи. — Там всегда тепло, можно без опаски ходить по горам и в лесах, и ничего с тобой не случится, и дождь идет только ночью и то, если ты этого хочешь.

— Это… рай? — спросила девушка.

— Нет. Просто… такие места.

— Это твоя страна, да? — Она не спрашивала, скорее утверждала. — Ты прибыл к нам оттуда, из волшебной страны, где никого не надо бояться? И потом вновь туда вернешься, правда? А меня ты заберешь с собой?

— Я ведь еще не уезжаю, — сказал Берг.

— Не сейчас, — голос ее был спокоен, как у человека, у которого впереди вечность и нет нужды тревожиться из-за стремительного бега времени, — когда-нибудь.

— Когда-нибудь, — в голосе Берга звучала та же неторопливая убежденность, — и здесь будет точно так же.

— Это просто ночной кошмар, да? — спросила она, устраиваясь поудобней. — Когда-нибудь мы проснемся и ничего не будем помнить. Лишь о том, что нам снилось что-то страшное, но оно уже кончилось.

— Да, — проговорил Берг, — да, пожалуй.

Из «хроник» Солерского епископата

А в лето года Откровения голод по всем Срединным графствам стал усиливаться и гибель угрожала почти всему роду человеческому. В погоде наступило такое безвременье, что нельзя было найти дней, подходящих для посева или удобных для уборки хлеба, вследствие того, что поля были залиты водой… Непрерывными дождями земля была залита до того, что в течение трех лет нельзя было найти борозды, годной для посева. А по времени жатвы сорные травы и проклятый куколь покрыли поверхность всех полей… Когда переели весь скот и птицу и голод стал сильнее теснить людей, они стали пожирать мертвечину и другие неслыханные вещи. Чтобы избежать грозящей смерти, некоторые выкапывали лесные коренья и собирали водоросли. То, о чем раньше и слышать не приходилось, — к тому побуждал теперь бешеный голод: люди пожирали мясо людей. На путников нападали те, кто был посильнее, делили их на части и, изжарив на огне, пожирали. Многие, гонимые голодом, переходили с места на место. Их принимали на ночлег, ночью душили и употребляли в пищу. Некоторые, показав детям яблоко или яйцо и отведя их в уединенное место, убивали и пожирали. Во многих местах тела, вырытые из земли, тоже шли на утоление голода… Тогда в этих местах стали пробовать то, о чем раньше никто и не слыхивал. Многие вырывали белую землю вроде глины и из этой смеси пекли себе хлебы, чтобы хоть так спастись от голодной смерти. В этом была их последняя надежда на спасение, но и она оказывалась тщетной. Ибо лица их бледнели и худели, у большинства кожа пухла и натягивалась. Самый голос у этих людей делался так слаб, что напоминал собою писк издыхающих птиц. Но Всевышние не оставили приверженцев своих и милостью своей наделили Солер силой и повели его вперед, под знаменами Истинной Веры.

54
{"b":"10310","o":1}