ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Варрен! — удивленно воскликнул он. — Что так рано?

— Планы изменились, сударь, — тихо отозвался Варрен. — Лучше бы уйти во вторую стражу…

— Что ж, ночью скакать? А как же отряд? Варрен приблизился к нему вплотную, схватил за рукав. Даже сквозь грубую ткань Леон почувствовал жар его ладони.

— Не… надо… Я сам вас выведу. Это…

Он запнулся, глаза его сверкали в полумраке.

— Но лорд Ансард велел, — нерешительно возразил Леон.

— Я всегда делал так, как он велел, — неопределенно отозвался Варрен, — нынче же… Что дороже ценится там, в небесах, — рыцарская верность или рыцарская честь?

Решительно ничего не поняв, Леон пожал плечами: — Это одно и то же, Варрен.

— Не всегда, сударь мой Леон… — угрюмо отозвался Варрен. —Ладно, да что там… Не знаю, может, Двое давно уж отвернулись от нас, что бы там нынче ни гвердил святой отец, но если они все же не совсем нас оставили… то пускай видят…

— Да что с тобой, Варрен? — Леон осторожно высвободил руку. — Пойдем, поговоришь с амбассадором Бергом…

Варрен затряс головой:

— Нет… Сам ему и скажешь. Коль хочет уйти из Солера, пусть будет во дворе к концу первой стражи. Я более ждать не могу!

— Но отряд…

Легкий сквозняк тронул его лицо. Портьера шелохнулась.

— Ты что, Сорейль?

Девушка стояла в дверях, темная фигура на фоне сумрака. Варрен вновь отпрянул в тень, слившись со стеной.

— Леди Герсенда… — прошептала она тихонько. — Она пошлет меня искать… если я не приду в срок…

— Хорошо, — рассеянно сказал Леон, — только не задерживайся там. Как только она отпустит — возвращайся сюда. Амбассадор Берг тебе все объяснил?

— Да, сударь.

Она скользнула мимо и пропала во тьме коридора. Леон вновь обернулся к Варрену:

— Так что же…

Но тот, в свою очередь, ринулся к двери, лишь, обернувшись на пороге, добавил многозначительно: — Я все сказал, мессир Леон. И тоже исчез в сером сумраке, заливающем замок.

— К началу второй стражи? — переспросил Берг. — Почему?

— Понятия не имею…

— У Ансарда изменились планы?

— Не знаю, — Леон растерянно пожал плечами. — Я вообще не уверен, что Ансард имеет к этому какое-то отношение. Это собственная инициатива Варрена.

— Предлагает вывести нас в одиночку? А сопровождение? Отряд? — Он недоуменно пожал плечами. — Быть может, Варрен затеял какую-то свою собственную игру?

— Он на что-то намекал такое, — неуверенно отозвался Леон, — не пойму, на что… Что-то насчет рыцарской чести… Впрочем, если он действительно поведет нас в одиночку — что он сможет нам сделать?

— С отрядом было бы безопаснее… Как ты думаешь, не доложить ли Ансарду…

Леон закусил губу, пытаясь справиться с царящей в голове неразберихой. Потом сказал:

— А знаешь, так даже лучше. Ты же хотел уйти по-английски. А так никто не будет знать — ни Ансард, ни его светлость. Что мы, вдвоем с Варреном не справимся, если что?

— Если он действительно будет один.

— Ну, это-то мы сможем проверить…

— А если какие-то его дружки поджидают нас в засаде…

— Тогда бы он не толковал о рыцарской чести. Он бы вел себя иначе… льстиво… А он выглядел так, как будто что-то его гложет… Послушай, Берг, ну что мы теряем? Ансард, по-твоему, достоин большего доверия?

— Нет… но, по крайней мере, известно, чего он хочет.

— Он хочет власти, Берг.

— Ну, это хоть понятно…

Он нахмурился, рассеянно глядя в огонь. Потом сказал:

— Ладно. Может, ты и прав. Рискнем. До Фембры не так уж далеко. А, это ты, Сорейль, — сказал он уже совсем другим голосом.

Леон обернулся. Девушка стояла в дверях. Как это Берг заметил ее появление — ведь он же стоял к ней спиной.

— Собирайся, — сказал Берг, уже обернувшись, — я увезу тебя отсюда. Тут становится опасно.

— О, сударь, — белое горло Сорейль дрогнуло, — вы забираете меня в свою дивную страну!

— Ну… — замялся Берг, потом решительно сказал: — Да. Мы переждем немного, укроемся в безопасном месте, а потом уедем далеко-далеко…

— У меня так мало вещей, сударь, — девушка неслышно подошла к нему, заглянула в глаза снизу иверх… — Я готова уйти хоть сейчас.

— Ну и хорошо. — Берг вновь повернулся к Леону, вид у него был отсутствующий, он чуть заметно потряс головой, заставляя себя вернуться к реальности. — Этот полудурок собрал все в дорогу?

— За него не беспокойся, — сухо отозвался Леон.

— Надеюсь, он не привлек к себе излишнего внимания?

— Кто? Айльф? Не смеши…

— Ладно, — заключил Берг, — решено. Только я сам сначала поговорю с Варреном… Если тут нет никакого подвоха… Впрочем, чем быстрей, тем лучше. Уйдем, пока не поздно, а там уж…

Леон покачал головой. «Откуда такой холод, — подумал он. — Вроде бы угли в жаровне еще не остыли!»

— У меня такое ощущение, — неохотно ответил он, — что мы уже опоздали.

Они двинулись по лестнице в нижние помещения, стараясь держаться ближе к краю, чтобы деревянные ступени поменьше скрипели. В коридорах первого этажа было пусто — слуги спали в людской, а черный ход вел через пустынную кухню с давно остывшим очагом в наружный двор… Тут, на выходе, их и должен был ждать Варрен.

— Ну что? — шепотом спросил Берг. Сорейль бесшумно двигалась у него за спиной, точно белая тень.

Леон выскользнул за тяжелую дверь, покрутил головой, оглядываясь, — окликнуть он не решался…

Снаружи густела тьма, одинокий факел на стене замка шипел и плевался — дождь не залетал под нависающий карниз, но воздух был насыщен влагой. Случайные отблески пламени плясали в черной воде, которая сплошь заливала мощенный брусчаткой двор.

Леон отпрянул, вновь обернулся к Бергу:

— Никого.

Тьма была вокруг, тьма на душе…

— Не понимаю, — сквозь зубы пробормотал он.

— Говорил же я, это ловушка… — Берг жарко дышал ему в ухо.

— Нет, не думаю. Он выглядел вполне искренним.

Он вновь оглядел двор — грязная брусчатка, заляпанная жидким конским навозом, втоптанным в гнилую солому. И дальше — вновь тьма, тьма до самого горизонта…

Что-то шевельнулось в грязи. Леон вгляделся, осторожно выбрался из-под навеса. Он не набросил на голову капюшон, словно тот мог быть помехой, и мелкая водяная пыль тут же набилась ему в волосы, осела на ресницах… Он поморщился. Стон…

— Что там? — напирал сзади Берг. Леон остановил его рукой:

— Погоди…

Он осторожно приблизился. Варрен лежал в грязи, грязной рукой зажимая рану на груди, кровь, протекая меж судорожно стиснутых пальцев, мешалась с дождевой водой.

— Не… — он приоткрыл рот, и струйка крови потекла по щеке, — не…

Он попытался приподняться — Леон наклонился над ним, опустился на колени, грубая ткань штанов тут же пропиталась бурой навозной водой.

— Берг!

— Вижу, — сказал Берг сквозь зубы.

— Нужно его забрать отсюда…

Варрен вновь дернулся, изо рта толчком выплеснулась кровь.

— Это он… тогда велел мне… вы…

— Сейчас, сейчас, — успокаивающе пробормотал Леон, мягко, точно перепуганному животному, — помолчи…

— Берегитесь… его…

— Кого это его, как ты думаешь? — шепотом спросил Берг, темной массой возвышаясь за плечом у Леона.

По телу Варрена пробежала дрожь, глаза закатились.

— Уходите отсюда, — выдохнул он, — скорее… бежать…

Кадык на шее выпятился, тело стало неожиданно тяжелым, обвиснув у Леона на руках. Таким тяжелым, что у Леона невольно разжались руки. Голова Варрена скатилась набок, струйка крови стала меньше, дождь, стекающий по белому лицу, смыл ее…

— Все… — растерянно проговорил Леон, обращаясь не столько к Бергу, сколько к равнодушному черному небу. — Он умер…

— Проклятье, — в голосе у Берга звучало не столько сострадание, сколько отчаяние, — и что же теперь?

— По крайней мере, — Леон медленно выпрямился, — он не врал. Он действительно пытался нас вывести. И погиб из-за этого…

— И кто ж его уделал?

— Господи, Берг, да какая разница?

— Верно, — мрачно согласился тот, — нет никакой разницы. Что ж… раз так… Он был прав, бедняга, нужно уходить — и как можно скорее… Где этот твой бродячий паршивец?

59
{"b":"10310","o":1}