ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Должен был ждать нас с лошадьми… — У Леона вдруг неприятно замерло под ложечкой. — Неужто и он тоже…

Внезапно из тьмы выплыла черная бесформенная масса — нечто огромное дышало и шевелилось в ночи. Леон вздрогнул и отпрянул, и тут же загадочное трехголовое чудовище распалось — три лошади топтались у стены оружейной, их бока ходили ходуном. Юркая тень отделилась от них и обернулась Айльфом — он держал поводья, каким-то незаметным глазу образом успокаивая животных.

— А, ты здесь, — вполголоса сказал Леон, — хорошо. Ты видел?

— Он вывалился из двери и сразу упал, — деловито пояснил Айльф. — Его там пришили, внутри…

— Что ж ты не подошел к нему, ах ты, мелкий… Он же нуждался в помощи!

— Ни в какой помощи он уже не нуждался, — отмахнулся Айльф, — я, как увидел, сразу понял, что ему лишь панихида поможет, и то вряд ли… Он в последнее время ходил сам не свой… грех какой-то был у него на душе, что ли… Не знаю уж, кто его порешил, да только, кто бы то ни был, далеко он не ушел… Я и решил затаился…

— Похвальная осторожность, — сухо сказал Берг. — Ладно, поехали. Из замка нас точно выпустят — никто не вправе остановить амбассадоров, а вот из города… Что ж, попробуем подкупить караульных… Иди сюда, Сорейль, я подсажу.

Он обернулся и застыл, недоуменно моргая светлыми ресницами.

— Где она?

— Не знаю, — растерянно отозвался Леон, — только что была тут…

— Спряталась? Испугалась при виде мертвеца? Сорейль! — позвал Берг.

Леон схватил его за рукав.

— С ума сошел! — прошипел он. — Что ты орешь!

— Ее здесь нет!

— Сам вижу, — холодно сказал Леон.

— Послушай… погоди тут, — Берг решительно повернулся к замку.

— Я сейчас…

— Берг! Да ты совсем рехнулся!

Айльф нетерпеливо переступил с ноги на ногу.

— Ох, не к добру это, сударь, — зловеще пробормотал он, — валить отсюда надо… И чем скорее…

— Берг…

— Никуда я без нее не поеду! Хочешь, удирай сам… Как знаешь…

— Берг, послушай… — Леон заступил ему дорогу.

Но Берг оттолкнул Леона и нырнул во тьму замка — тяжелая дверь скрипнула и смолкла.

— Истинно помешался, — восхищенно пробормотал Айльф.

Леон покачал головой; все было так нелепо, что казалось нереальным. Он стоит под дождем, рядом с мертвым телом, валяющимся в луже, рядом топчутся оседланные кони, а Берг, обезумев, носится по замку, разыскивая эту странную девушку… Точно, дурной сон.

Лошадь рядом с ним шумно вздохнула. От мокрой шкуры шел пар. Айльф вновь раздраженно переступил с ноги на ногу — точь-в-точь как лошадь.

— Странные дела творятся, сударь, — тихонько сказал он.

— Сам вижу, — устало ответил Леон.

— Совсем амбассадор Берг потерял голову из-за этой девицы. А ведь с ней нужно поосторожней, сударь. У нее дар привораживать.

— Она красивая девушка, вот и все, — ответил Леон, стараясь, чтобы его голос звучал как можно равнодушней.

«Будь оно проклято, это понятие о честной игре, — подумал он, — стараюсь быть объективным просто потому, что иначе уличу сам себя в предвзятости… Еще бы, неудачливый соперник…»

— Не скажите, сударь, красивых девушек полно. А эта… леди Герсенда души в ней не чает, взяла в доверенные камеристки, а ведь она никто и пришла ниоткуда. Амбассадор Берг совсем разума лишился. Вы тоже, помню, плясали под ее дудку… стоило лишь ей…

— Помолчи, — приказал Леон.

— Вы не знаете ничего, всему верите, а она… Он замолк, точно испугался, что сказал лишнее. Леон понял, что готов схватить юношу за плечо и встряхнуть — точь-в-точь как Берг пять минут назад, и лишь это воспоминание удержало его…

— Заладил одно и то же, — сказал он сквозь зубы, — мнешься да топчешься… Скажи уж лучше прямо… если не боишься.

— Самим надо понимать, — неохотно сказал юноша, — небось не маленькие. Девушка ходит к этим… ну, тем, которые…

— Да говори ты яснее! Куда она ходит?

— Старой веры она, вот что. Этим она служит, чем угодно клянусь!

— Коррам, что ли? — недоверчиво переспросил он.

— Ч-ш… Нельзя так, да еще среди ночи. Но только своими глазами видел.

— Что ты там видел? — отмахнулся Леон. И куда там Берг подевался?

— Что говорю, то и видел… Шла по коридору и прямо в стенку! Погрузилась в нее и пропала. Сами знаете, что это значит. Глаза его отражали свет одинокого факела и были .. две багряные точки. Леону вдруг стало страшно — даже не понял почему. Словно что-то неуловимое, бесформенное надвигалось на них из тьмы.

— Может, — упрямо продолжал Айльф, — там когда-то и была девушка, но теперь там ничего нет, под той оболочкой. Просто ходячая кукла. Да что там, вы ж сами знаете. Недаром от нее последнее время шарахаетесь.

— И вовсе я не шарахаюсь, — устало возразил Леон.

— Бросьте, я ж вижу. Другое дело, стоит ей свиснуть — и вы кинетесь за ней как миленький, но покуда ей не понадобились, вы и чувствуете неладное. Всех сразу она морочить не может — на такое только у тех, у хозяев ее сил хватит… Малышей она потеряла — надо же… что-то она не очень по ним убивается! Леон неловко пожал плечами.

— И ведь что-то амбассадора Берга долгонько нет, сударь, — с ужасающей мягкостью проговорил юноша.

— Подождем…

Тяжелый плащ намок, сырость прокрадывалась за ворот. «А ведь еще ехать и ехать, — подумал он, — во тьме, пробираясь по лесам и кружным дорогам, до дальнего устья Пенны, где раскинулись поросшие камышом трясины и гнездится непуганая болотная птица и где лежит среди мелких островков, поросших лозняком, остров Фембра, похожий на уснувшего тюленя».

Темнота вдруг зашевелилась, из нее выдвинулась какая-то фигура.

«Слава тебе господи, — подумал он, — наконец-то».

— Ну что ты так долго? — торопливо произнес он. — Поехали!

— Не так быстро, амбассадор Леон, не так быстро! Голос, раздавшийся из тьмы, не был голосом Берга. Леон машинально отступил назад, уткнувшись в теплую, пахнущую потом шкуру лошади, — и, словно отзываясь охватившему его испугу, по ней прошла волна дрожи.

Теперь, когда таиться не было нужды, в руках у кого-то из сопровождающих вспыхнул фонарь, который до сих пор, видимо, укрывали плащом. За Ансардом стояли четверо с алебардами. «Все понятно, — отрешенно подумал Леон. — Я дурак, но и Берг не лучше — мог бы догадаться, что к чему…»

— Собрались куда-то, амбассадор Леон? — вежливо спросил Ансард. — Зачем же так торопиться? Мы ведь даже и попрощаться не успели…

Леон молчал. В голове проносились совершенно безумные идеи: выхватить несуществующий бластер, пристрелить четверку стражников, взять в заложники Ансарда — столько голофильмов когда-то пересмотрел! Но он лишь стоял, опустив руки, остро ощущая собственную беспомощность.

— Пойдемте, амбассадор Леон, — мягко сказал Ансард, — не беспокойтесь, о лошадях позаботятся. Негоже им мокнуть под дождем.

Леон покорно ступил ему навстречу. Уже стоя между двумя дюжими стражниками — еще один шел впереди, а другой замыкал шествие, — он осторожно обернулся. Айльфа поблизости не было.

* * *

— У вас усталый вид, государь мой, — сказала леди Герсенда, — усталый и расстроенный.

— Будь проклята эта Ретра, — рассеянно пояснил маркграф скорее себе, чем ей: женщины в таких делах мало что понимают, но ему просто необходимо было выговориться. — Прислали наконец вассала с письмом… Требуют компенсации за ущерб: помимо золота и серебра, сто разноцветных материй, двести льняных хамалий и сто женщин-ткачих… Солер, мол, всегда славился своими тканями… а где я возьму ткачих — в цехах от чумы мрут не меньше, чем за городскими стенами… Гобелены! — фыркнул он. — Я заставил бы их подавиться этими цветными тряпками… Вон под замковыми стенами толпа орет — веди нас на Ретру… Толпа голодных, завшивевших, вонючих оборванцев…

— Сударь мой, — мягко сказала леди Герсенда.

— Простите, сударыня, — опомнился маркграф.

— Отдохните, — леди Герсенда взяла лютню, пробежала пальцами по струнам…

60
{"b":"10310","o":1}