ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тут немного наблюдал за вами, — сказал Ансард, — и решил начать с амбассадора Берга. Возможно, с ним немножко дольше придется повозиться, но я тут прикинул… у вас нежная душа, амбассадор Леон. Вы, конечно, вытерпели бы боль, как подобает мужчине, но вы не выдержите, когда я заставлю вас наблюдать за мучениями вашего друга и, кажется, лорда. Сам-то он покрепче будет. Насколько я понимаю, начни я с вас, он бы выдержал.

Он медленно повернулся и поглядел на Леона.

— Держите ему голову, — велел он, — и не давайте отворачиваться.

* * *

— Ты идиот, — произнес Берг.

Выглядел он паршиво — лицо опухшее и темно-багровое, глаз заплыл, — а ведь мог выглядеть еще хуже, подумал Леон. Ансард был по-своему человеком слова и вовсе не собирался останавливаться на полдороге.

— Не мог же я стоять и смотреть, что он с тобой вытворяет.

— На это он и рассчитывал.

Они тряслись в закрытой повозке. Видеть, что происходит снаружи, они не могли, да и пошевелиться тоже, поскольку руки и щиколотки у обоих были надежно связаны. Это было не столько болезненно — если не шевелиться, умело наложенные путы почти не резали плоть, — сколько унизительно. Рядом с повозкой ехал конный отряд — присутствие его ощущалось, как ощущаешь порою тяжелый взгляд, направленный в затылок.

— А теперь этот сукин сын, — Берг по-прежнему говорил слегка невнятно, — переворошит все убежище, вытащит оборудование на поверхность, начнет испытывать…

— Не надо ему будет ничего испытывать. Я сам ему все скажу.

— Что ты ему скажешь? Растолкуешь, что спектроскоп или радиометр он не сможет использовать в военных целях? Так он тебе и поверит… Ты пойми, раз ты уже дал слабину, он будет трясти, пока не вытрясет все, что ему нужно. Даже если убедится, что оборудование действительно не представляет для него интереса, он здраво рассудит, что, действуя умело, от нас можно добиться больше толку, чем от груды непонятного хлама. Ты же понимаешь, стоит лишь разговориться — осадные машины, греческий огонь… пороха они тоже пока еще не знают.

— Я давал клятву, — возразил Леон. — «Ни под каким видом» и так далее…

— Ты ее уже нарушил, — огрызнулся Берг, — и даже не в этом честолюбивом мерзавце дело, задница ты сентиментальная…

Леон вздохнул. Просачиваясь сквозь щели, по полу повозки скользили полосы тусклого света, монотонный скрип колес иногда давал сбои — пока еще они ехали по дороге, пусть и разбитой, но и с нее вскоре им предстояло свернуть.

Он чувствовал себя паршиво — не только физически, но и душевно, — как бы он ни хорохорился перед Бергом, он и сам грыз себя за то, что проявил слабину. Возможно, в глубине души Берг и благодарен ему, но это не меняет дела. Все потому, что у него нет серьезного полевого опыта, думал он. Планета считалась безопасной и малозначимой; не сочти чиновники Корпуса это задание рутинным, Бергу дали бы другого напарника. А он оказался несостоятельным и не выдержал первого же серьезного испытания. Работа в Корпусе всегда сопряжена с риском, и сотрудники были осведомлены об этом, но никто не ожидал, что здесь, на захудалой безобидной планете, людям придется столкнуться с настоящей опасностью — опасностью по высшему разряду. Как поведет себя неведомая высокоразвитая цивилизация, столкнувшись с пришельцами из другого мира? Если она проявит по отношению к жителям Земли тот же академический интерес, который Земля питает по отношению к иным мирам, им еще здорово повезло. Но это — лишь один из вариантов. Другие могут оказаться несравнимо хуже.

Наконец они съехали с дороги — повозку тряхнуло так, что Леон с трудом удержал равновесие, поскольку не мог ни за что ухватиться своими связанными за спиной руками. Видно, они теперь двигались по направлению к лесу, раскинувшемуся вплоть до далекой дельты. Он сполз на пол со скамьи и замер, свернувшись в эмбриональной позе… и, несмотря на отчаянную тряску, ухитрился задремать. Разбудил его резкий скрип: дверца экипажа отворилась, и в резком сером свете он увидел конный силуэт Ансарда.

— Приехали, — сказал он, — выходите, господа амбассадоры.

— Как это мы можем выйти, — сердито сказал Леон, — когда…

Берг молчал.

— Ах да… — Ансард усмехнулся, — развяжите им ноги.

Стражник протиснулся в повозку и охотничьим ножом перерезал путы на ногах у Берга и Леона.

Они остановились в заросшей тростником низине, плавно переходящей в водную гладь. Несколько человек из немногочисленного отряда возились в грязи, устраивая привал. «Похоже, Ансард взял с собой лишь самых надежных — он действительно рассчитывает найти тут что-то сверхъестественное», — подумал Леон. Он спрыгнул на землю — сам, без посторонней помощи, тогда как Берга пинком вытолкнул из повозки охранник — тот же охотничий нож теперь застыл у горла терранского посла. Ансард, спешившись, стоял поодаль, заложив руки за спину и наблюдая за ними.

— Надеюсь, вы поведете себя разумно, Леон, — сказал он мягко, — и все ваши слова окажутся правдой. В противном случае я на ваших глазах проделаю интересные вещи с амбассадором Бергом… — Я же сказал.

Леон попробовал пошевелить руками и поморщился — кисти опухли и веревки врезались в плоть. «Еще немного, и я заработаю гангрену».

— Развяжите мне руки, — сказал он.

Ансард милостиво кивнул.

— Развяжите, — велел он охраннику, — и получше следите за амбассадором Бергом. Если этот вздумает бежать… вы знаете, что делать.

«Блефует, — подумал Леон, — или нет? Ведь если я смоюсь, Берг — все, что у него останется». Но рисковать он не собирался.

— Итак, — с готовностью подсказал Ансард, — вы говорили, что где-то поблизости вы прятали лодку…

— Да, — кивнул Леон.

— И что вы как-то рассчитываете ее найти в этих плавнях. Хотя, по вашим словам, никому другому это не удалось бы.

Леон пожал плечами, извлек из поясной сумки миниатюрный пульт управления. Он настроил его на частоту микромаяка лодки и медленно повел из стороны в сторону. Чуть слышный писк усилился. Он знал, что спрятанная в непроходимых плавнях лодка выбралась из своего убежища и сейчас медленно движется по направлению к ним, разрезая воду…

— Туда, — сказал Леон.

Ансард кивнул, подзывая людей, — двое отделились от остальных и подошли к ним.

— Что ж, — произнес Ансард, — пошли. А вот ваш приятель останется здесь. Не волнуйтесь, амбассадор Леон, за ним присмотрят.

— Имейте в виду, — напомнил Леон, — что обращаться с этими устройствами умеем только мы с Бергом. А если за время моего отсутствия с ним что-нибудь случится, мне будет уже нечего терять.

— Я это учту, — вежливо ответил Ансард.

Они углубились в плавни, вспугивая немногочисленных болотных птиц. Раньше, припомнил Леон, над водой вились тучи насекомых, но сейчас их не было: дождь прибил к земле, смыл в реку, заставил прятаться по убежищам…

Вода заливалась в сапоги, дождь, смешанный с сырым ветром, хлестал по лицу, но по мере того, как они продвигались, писк становился громче. Наконец на пульте зажегся и замигал крохотный зеленый огонек.

— Здесь, — сказал Леон.

Лодка плясала на мелкой воде, укрытая маскировочной сетью.

— Надо же, — задумчиво произнес Ансард, — вы, похоже, не соврали. Должно быть, и все остальное — правда. В жизни не видел такой посудины.

— Прошу, — сказал Леон.

Ансард шагнул в лодку, устроился на носу и огляделся.

— А где же весла? — удивленно спросил он.

— Весла, — ответил Леон, — нам не понадобятся.

— А, — Ансард кивнул, — самодвижущийся корабль.

Он презрительно оглядел Леона.

— Не будь вы столь позорно уязвимы, — заметил он, — я бы еще мог подумать, что вы — великий чародей. Но вы, похоже, просто умеете пользоваться тем, что создали другие. Значит, это под силу и остальным простым смертным. Мне, например.

— Валяйте, — устало сказал Леон, — пользуйтесь. Он прыгнул в лодку; еще двое из охраны Ансарда — с ним. Вновь нажал кнопку на пульте — мотор фыркнул и ровно заурчал. Воины насторожились, но Ансард продолжал неподвижно сидеть на скамье, внимательно наблюдая за руками Леона. Лодка вырвалась из тростника и понеслась по серой воде, оставляя за собой пенные усы.

63
{"b":"10310","o":1}