ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Мы сами их сделаем, ибо по-прежнему спим, — ответил Первый. — И, поскольку Мы не знаем, что это такое, давай условимся: То, что сделаю Я, будет называться Светом, а То, что сделаешь Ты, будет называться Тьмой». И создал он Нечто и назвал это Светом. И стал свет.

И создал его двойник нечто и назвал это Тьмой.

И стала тьма.

Потому-то тьма и равна свету, что Двое создавали их наугад, не зная, что это такое.

И оделись они: Один в свет, а Другой — во тьму, и встали друг напротив друга, и сказали друг другу: «Теперь мы почти существуем». Но они сказали это хором.

«Нет, — сказал Первый, — мы еще не совсем существуем, потому что мы говорим сразу и нет ничего, что отличало бы „сейчас“ от „потом“. И пока мы еще не совсем существуем, давай создадим нечто, и то, что сотворю Я, будет называться Временем, а то, что сотворишь ты, будет называться Безвременьем».

«Хорошо, — сказал Второй, — но, поскольку мы уже почти существуем, если мы сложим то, что мы создадим, у нас должно получиться одно целое и мы назовем его Вечностью».

«Очень хорошо», — ответил Первый.

И они создали Время и Безвременье рядом с ним, чтобы можно было отличать одно от другого.

И сказали хором: «Теперь мы знаем, Когда мы». «Да, — сказал Первый, — теперь мы знаем, Когда мы. Но мы еще не знаем, Где мы. Но поскольку мы еще чуточку спим, давай создадим нечто. И то, что создам я, назовем Веществом, а то, что создашь ты, назовем Пустотой. Вот у нас и будет Где. „Хорошо, — сказал Второй. — Но поскольку мы уже почти совсем не спим, у нас должно получиться единое целое, и мы назовем его Пространством“. „Очень хорошо“, — сказал Первый. И так они создали Пространство, но поскольку они уже почти coвсем не спали, то оно получилось реальнее, чем Время.

И оглянулся Первый, и увидел, что одет в Свет, и стоит на Тверди, и может отличить сон от яви. И оглянулся Второй, и увидел, что стоит в Пустоте, и одет во Тьму, и может отличить сон от яви. И сказали они хором:

«Вот теперь мы можем отличить сон от яви. Но кто нам скажет, что Мы — это Мы?» И посмотрели друг на друга. И сказали хором: «Давай создадим тварей и вдохнем в них жизнь».

И стали работать. И Светлый создал тварей, которые живут на свету, а Темный — тех, которые живут во тьме. Но, поскольку они действовали порознь, твари у них получились неразумными. И когда подозвали они Оленя, рожденного на свету, и спросили у него: «Кто Мы?», Олень затрубил и убежал в лес. И когда они позвали Гада, рожденного во тьме, и спросили у него: «Кто Мы?», Гад зашипел и убежал в лес. ; «Плохо, — сказали они хором. — Видно, чтобы мы получили ответ на наш вопрос, надо объединить Тьму и Свет. Вот станем работать вместе и сделаем того, кто скажет, что Мы — это Мы». И объединили они Тьму и Свет, но Второй подумал — что такое Тьма и Свет, они сойдутся и уничтожат друг друга. И он исподтишка добавил Пустоту и Безвременье. И получилось у них создание, и стало оно перед ними, и посмотрели они на него и спросили:

— Кто Мы?

Он посмотрел на них и сказал:

— Нет, вы скажите мне, кто Я?

И сказал Первый — этот нам не нужен, ибо он не ответил на наш вопрос.

И сказал Второй — этот нам нужен, потому что он понял наш вопрос.

И впервые поспорили они, и началась меж ними великая битва.

Первый громоздил твердь на твердь, а Второй — пустоту на пустоту, и так получились земля и небо, горы и моря. Первый громоздил огонь на огонь, а Второй — холод на холод, и так получились лето и зима, солнце и провалы между мирами. Первый громоздил свет на свет, а Второй — тьму на тьму, и так получились дни и ночи. И все твари, рожденные днем и рожденные в ночи, разбежались и нашли себе укрытие, кому какое понравилось. И наконец устали Двое драться, огляделись и увидели Солнце и Звезды, Небо и Землю, Горы и Море. И сказали они себе: «Вот, это есть».

И еще сказали: «Вот, теперь мы можем отличить сон от яви. Но никто еще не сказал нам, что Мы — это Мы».

И вновь взялись они за работу, но теперь они действовали дружно, и каждый добавил понемножку от себя: свет и тьму, пустоту и вещество, время и безвременье. И получилось у них создание, и предстало оно перед ними. И спросили они его:

«Кто Мы?»

И он ответил: «Вы — единое, вы — сущее, а я — это вы, потому что во мне есть понемногу от каждого из вас — тьма и свет, пустота и вещество, время и безвременье. И я буду поклоняться вам и ставить алтари, и вы будете знать, что Вы — это Вы, и, пока я вам поклонялось, сможете отличать сон от яви». И они хором сказали: «Иди, и назовись Человеком, что значит „Благословенный“, и ставь нам алтари, чтобы мы могли отличать и впредь сон от яви, а за это мы отдаем тебе власть над всеми тварями на земле, в небесах и на море». И он сказал: «А под землей?» И Двое переглянулись и хором сказали: «Что там под землей — не твое дело, и не любим вы, когда не мы спрашиваем, а нас спрашивают». «Я это запомню», — сказал человек и ушел.

И Один сказал Другому, когда он ушел: «Ну что ж, посмотрим, что там под землей».

И они отворили земную твердь и взглянули, и увидели — вот, сидит под землей некто. И когда они призвали его к себе, то стало им омерзительно, ибо, пока они громоздили твердь на твердь и пустоту на пустоту, они скручивали и мяли того, кто сидел под землей, так что он стал отвратителен видом: шею ему свернуло назад, а спину согнуло, а язык у него вывалился наружу — так как он смеялся, глядя на битву Двоих, потому что он невзлюбил их за то, что они его прогнали.

И сказал Один Другому: «Ну, что нам теперь делать? Давай уничтожим его, такую мерзость».

И попытались они стереть его с лица земли и поняли, что не могут, потому что они уже не спали, и явь отличалась от сна, и возможности их больше не были беспредельны.

«Тогда, — сказали они, — убирайся, и зовись Коррой, что значит „Проклятый“, и живи под землей. И пользуйся тьмой и светом, пустотой и безвременьем, но у тебя не будет Где и Когда».

«Раз так, — сказал Корра, — и вы мне не нужны. Ибо, раз у меня не будет Где и Когда, я тоже не смогу отличить сна от яви, а значит, могу построить свой собственный мир».

«Строй, — сказали Двое, — но нас там не будет».

И Корра ушел. Он вновь убрался под землю и построил там свой собственный мир, где есть Тьма и Свет, но нет Где и Когда. И с тех пор Двое отвернулись от него, а Корра — от Двоих, и еще он ненавидит Человека, поскольку тот может отличить сон от яви, а потому старается навредить ему чем может, когда Двое засыпают. И так будет до самого Воссоединения, когда Двое вновь сольются в Одного, но Корра не будет участвовать в Воссоединении, ибо из-за того, что в нем всего не поровну, он не может соединиться сам с собой — он останется жить в своем собственном мире, где нет ни Где, ни Когда, пока Один вновь не станет Двумя и не зачнет новую Вселенную.

— Говорю вам, — монотонно произнес Берг, — мне нужно поговорить с советником Эрмольдом.

— Ишь, чего захотел, — охранник был непреклонен.

— Мы пришли из Солера.

— Вы бежали из Солера. Много вас таких.

«Это уже было, — подумал Леон. — Замковые ворота, дождь, толпа беженцев под стенами… События повторяются. Они всегда повторяются…»

— И у меня есть для него сообщение.

— Шпион, что ли? — Охранник задумчиво почесал нос. — Уж будь ты шпион, ты бы со мной сейчас не разговаривал. Еще ни один шпион не спрашивал меня, как пройти.

Берг вздохнул.

— Кто у вас новый герцог?

— Его светлость юный Автемар. Ближайший родственник покойного Орсона. А Эрмольд при нем регентом.

— Это хорошо, — устало сказал Берг, — он-то нам и нужен.

— Ишь ты… приперлись чумные из вонючего Солера, и вынь да положь им регента собственной персоной!

— Мы не чумные…

Разговор приобретал какой-то механический характер. Никто не хотел уступать, но силы обеих сторон истощились, и они продолжали вяло перебрасываться репликами.

— Не велено… Регент Эрмольд…

70
{"b":"10310","o":1}