ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Опять сказки, — вздохнул Эрмольд, — похоже, ваш менестрель на вас дурно влияет, амбассадор Леон.

— Но это…

— Ну разумеется-разумеется, — успокаивающе произнес Эрмольд, — это чистая правда…

И продолжил, обернувшись к Бергу:

— Оказывается, это заразно — держать у себя менестреля.

— Да уж, — неопределенно отозвался Берг, — ты бы лучше поел как следует, Леон, а то, знаешь…

…Когда они вышли из палатки, совсем стемнело. Роса была такой густой и холодной, что Леон на миг протрезвел, но потом окружающий мир вновь расплылся в какое-то неясное месиво цветных пятен; далекие костры плясали, точно обезумевшие танцоры, а вход в их с Бергом палатку почему-то оказался совсем не там, где ему полагалось находиться.

Почему-то обнаружилось, что Берг давно уже улегся спать: из угла, где располагалось его ложе, доносился мощный храп. Леон икнул, борясь с тошнотой, потом крикнул:

— Айльф!

Айльф вынырнул откуда-то из темноты и деловито начал стаскивать с Леона сапоги — тот отчаянно старался удержать равновесие.

— Кислого молока вам бы с утра попить, сударь, — сказал Айльф, — хорошо помогает.

— Я не доживу до утра, — пробормотал Леон, — что за дрянь вы пьете?

— Почему — дрянь? Вино молоденькое, годовалое… Хорошее вино…

— Что ты за историю такую рассказывал? Откуда ты ее взял?

Айльф усмехнулся:

— Понравилось? Не то чтобы я сам ее выдумал… На самом деле, все это совсем по-другому было. Приходит этот молодой дурень к Гунтру — а за ним уже вся деревня гонится, — тот переодевает его бродячим отшельником и отсылает прочь тайными тропами. Ну а девица рыдает: не жить мне без него — или убегу, или удавлюсь… А куда ей, глупой, бежать — парень-то, если честно, уж такой шалавый был, уж сколько девок он по округе перепортил… Ладно, говорит Гунтр, вот тебе тайное средство — ты, значит, его выпьешь… Она выпила — ну и пронесло же ее! Не то что бежать — от сортира на пять шагов отойти не могла! Неделю она в лежаку лежала, а потом пришла в себя, а этого, хахаля ее, уж и след простыл, станет он ее дожидаться, как же! Ну, она поплакала-поплакала и взялась за ум, замуж ее выдали от греха подальше…

— Ты циник, — устало сказал Леон, — а еще менестрель.

— Кто-кто?

— Продажная твоя душонка…

— Мне платят не за то, чтобы я говорил, как оно на самом деле было, — резонно возразил Айльф.

— Ладно, убирайся отсюда, бард недоделанный. Айльф хихикнул и исчез. Леон закрыл глаза и уже готов был провалиться в какое-то мутное подобие сна, когда рядом раздался тихий шорох. Он подхватился и присел на постели — стоило лишь чуть приподнять веки, как земля совершенно очевидно начала вращаться вокруг своей оси.

— Сударь, — раздался чей-то шепот.

В свете масляной плошки Леон разглядел какую-то девицу. Черноволосая, свеженькая, она стояла на коленях у его постели, ее грудь соблазнительно выглядывала из выреза.

— Откуда ты, прелестное создание? — невнятно пробормотал он.

— Я при обозе… Меня господин Эрмольд прислал. Я как раз у него в палатке прибиралась, а он и говорит — пойди погляди, что послы делают. Может, им нужно чего?

— Пару гран цианистого калия, — сказал Леон. Ему хотелось только одного — лечь и лежать неподвижно, пока организм не выгонит из себя все кетоны и ацетоальдегиды.

— Чего?

— Ничего, это я так… Ты лучше пойди, амбассадору Бергу спинку потри…

— Так его Берг зовут? А он ничего, симпатичный. Она нырнула в темноту. Леон смутно расслышал, как Берг сонно проговорил:

— Сорейль…

— Я не Сорейль, сударь. Я Лана, — возразила девица.

— Какая еще Лана? — Берг явно просыпался.

— Ваш друг сказал…

— Вон отсюда! — взревел Берг. Девица пискнула и убежала.

— Ну и дурак, — вяло пробормотал Леон.

Берг говорил что-то еще, но Леон уже не слышал: он вывалился из палатки головой вперед, с трудом подавляя рвотные спазмы. Наконец земля перестала вращаться; вокруг было прохладно и почти тихо… Лишь теперь он различил пустое звездное небо с редкими клочьями облаков, смутные очертания полевых шатров и совсем рядом — молчаливую черную фигуру…

Он молча вернулся в палатку и рухнул на постель. Берг опять заснул, и Леон не стал его будить лишь для того, чтобы сообщить, что у входа в палатку стоит часовой.

Из полевого дневника Леонарда Калганова, стажера-этнографа. Надиктовано в пятый день месяца медосбора, после битвы на реке Пенне…

События несутся, как обезумевшие лошади. И время летит вместе с ними… Казалось, только что Ансард со своими людьми стоял под стенами Ретры, и вот уже Эрмольд вошел в Солер. И вода в реке спала за какие-то несколько часов, так что ему не составило труда переправиться, а ведь Ансард перед боем трое суток топтался на берегу в поисках брода. И это солнце… На полях блестит жидкая грязь, из оврагов, где гниют трупы, поднимаются удушливые испарения, и над всем этим ослепительное, невероятно голубое небо. И сверхновая погасла… Берг надеется, что все кончилось — нам следует ждать гостей. Прибудет Вторая Комплексная, и мы свалим на нее заботы об этом безумном мире, с которым не сумели совладать. И наконец выберемся отсюда.

Он обманывает себя — нам не выбраться. Эрмольд следит за каждым нашим шагом. Мы пленники, и окружает нас пусть комфортабельная, но тюрьма. Да, верно, из тюрьмы тоже можно бежать, нужно бежать, нужно предупредить их — о том, что миссии предстоит работать в режиме Красного Сигнала. Подумать только, ведь даже маяка на Фембре не осталось… Если бы этот мерзавец ошибся хоть на одну цифру, компьютер бы отменил программу и ему бы пришлось начинать все сначала…

…Берг мне не верит.

Вернее, не верит в то, что это сделал Ансард. Он скорее готов поверить в то, что это я сам, в каком-то помрачении не выдержал психической нагрузки и сорвался… Да, тут, в этом мире, есть что-то глубоко ненормальное, впору сойти с ума, но, черт, я же отлично помню, как эта обезьяна так и кинулась к пульту и давай жать на кнопки, будто кто под руку толкал…

Ладно, по крайней мере Эрмольд не ждет от нас никаких чудес. Он и сам неплохо справляется. А Ансард до сих пор пытается переломить судьбу, бедняга, — Устраивает все эти беспорядочные вылазки, в которых гибнут его люди… На Эрмольда работают два самых страшных союзника — голод и. чума… Говорят, в крепости уже едят трупы. Эрмольд — разумный человек. Никуда не торопится. Ждет.

Небо меркло. Рубиновые полосы облаков стали сизыми, затем растворились в синеве, по городской стене медленно прополз одинокий огонек дозорного.

— И вы по-прежнему уверены, что Двое стоят за Солер? — мрачно спросил Ансард. Выглядел он как человек, пожираемый лихорадкой, — щеки ввалились, под глазами залегли черные тени. — После всего, что случилось? Горожане вопят под стенами, проклинают уже не Ретру — нас…

— Что они могут знать, — прошептал священник, — они не видели Света…

— Я тоже не видел Света, — сухо проговорил Ансард, — я видел лишь Мрак… Мрак и гибель. Если бы это окончательно не подкосило боевой дух моих людей, я бы вздернул вас на самой высокой виселице Солера.

— Вы шли впереди меня, — напомнил священник, — и даже впереди Двоих.

— Да, — согласился Ансард, — кровь на мне… Но если бы вы не были так уверены в победе, не толковали мне часами о том, что Солер призван объединить земли, что победа будет наша, ибо вам было так сказано свыше, я бы… по крайней мере пощадил бы свою бессмертную душу.

— За свою бессмертную душу, — спокойно заметил священник, — отвечает лишь хозяин оной. Поскольку выбор, куда свернуть, всегда остается за ним. Ни я, ни Двое тут ни при чем.

— Да, — согласился Ансард, — но тот брод через Пенну указали мне Двое. На верную гибель.

— Вам было видение, — напомнил священник, — не мне. Сам я ждал знака, но не дождался.

Они стояли на верхней площадке башни. Ветер мял, пластал, вытягивал узкое боевое знамя Солера, часовые расходились на крепостной стене, и отсюда, сверху, люди, повозки и орудия, сгрудившиеся на узких, защищенных укреплениями улочках, казались грудой неопрятного хлама. Дальше, внизу, за городскими стенами дымились черные развалины брошенных домов, а еще дальше на склоне холма, сползая в низину, расположилось войско Эрмольда — солдаты копошились, точно черные муравьи. По небу неслись редкие облака, такие же узкие и вытянутые, как штандарт, багряно-сизые, точно дым от пожарищ…

75
{"b":"10310","o":1}