ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У меня немного отлегло от сердца... Я вспомнил о тех зверствах, что творили на моем острове эти убийцы... Значит, месть свершилась!.. Так тому и быть...

Однако, где же все-таки золото?

Глава двадцать вторая

Золото

Нашли грубо сколоченные ящики со слитками серебра. Три десятка ящиков, на сотни тысяч фунтов стерлингов.

Нашли кованый медью сундучок, доверху набитый драгоценными камнями. Знающие в них толк оценили — подороже, чем найденное серебро.

Но золота так и не нашли.

Обшарили весь остров — ничего и близко похожего на желтый металл.

Был подан знак — трижды крест-накрест махнули факелом, и галеон вошел в бухту, бросил якорь у причала.

Едва рассвело, поиски продолжились еще более интенсивно. Остров буквально просеяли сквозь сито.

Золота не было...

Пираты были невероятно озлоблены.

— Капитан, напрасно мы погорячились! Надо было хоть одного оставить в живых. Уж у него мы бы допытались, куда золотишко подевали!

— Ищите! Наверняка оно где-то спрятано. Проверьте полы в форте, сорвите доски.

Я тоже загорелся. Да где же оно, черт возьми?! И ведь спрятать-то толком негде, все открыто, здание одно-единственное на весь остров.

Доски на полу в форте посрывали напрочь и перекопали под ними землю. Пираты рыскали по округе, уткнувшись носами в землю, выискивая свежевскопанную почву. Простучали стены.

Ни-че-го!

К полудню все уже валились с ног, все чаще усаживались отдыхать.

— Эй, Ригли! Ты спятил? Оставь его в покое, мало тебе серебра, что-ли? — лениво крикнул капитан, увидев, что один из пиратов пытается стянуть кольцо с пальца убитого солдата.

— Дьявол... За золотом пришел, с золотом и уйду... — сцепив зубы, ответил пират, продолжая свою черную работу.

— Как знаешь... Хватит отдыхать, продолжаем поиски! Пора уже сматываться отсюда! Неровен час — подойдет эскадра!

То ли от полуденной жары, то ли от усталости, на меня навалилась страшная пустота. Ноги стали ватными, спину сотрясал озноб, на лбу выступила испарина.

Я присел на одну из аккуратно уложенных на просмоленную парусину пушек. Их было пять. Новенькие, матово блестящие черной краской, они, должно быть, готовились на замену отслужившим. Здоровенные, с три моих роста.

Еще десяток таких же пушек были установлены на лафетах и глядели жерлами в море, встречая непрошеных гостей. Рядом лежали груды ядер и бочонки с порохом. Все это так и не пригодилось испанцам. Ну что же, сами виноваты. Нельзя быть столь беспечными...

От скуки я принялся выцарапывать на пушке свой титульный вензель. И вновь судьба подарила мне удачу. Под сталью клинка блеснул желтый металл...

Я затаил дыхание, не веря своим глазам. Сцарапал краску еще сильней. Так и есть, золото!

— Капитан!! — что было сил заорал я, подскочив в воздух. — Скорее сюда, нашел!!

Толкая друг друга, все кинулись ко мне, обступили. А когда воочию убедились, что цель достигнута, поднялся невообразимый шум. Сперва разрядили в воздух мушкеты, перепугав насмерть чаек. Потом подхватили меня на руки и забросили высоко-высоко в небо, раз пять, не меньше.

И уже после этого торжественно препроводили на корабль, сообщив, что погрузкой займутся сами, я свое дело сделал.

От плохого настроения не осталось ни облачка.

Более 500 фунтов чистого золота — более чем достойная добыча для истинного флибустьера!

Все пять пушек торжественно перенесли на корабль, уложили на палубе, завернув в парусину. Придали бесформенный вид, для маскировки.

Затем прислонили тела бомбардиров к действующим пушкам — кто будет проходить мимо, увидит недремлющих воинов на боевом посту. Остальные тела занесли в форт.

На этом операция по захвату испанских сокровищ была закончена и галеон на всех парусах вышел в открытое море.

Мы постарались побыстрей убраться из этих мест, курсом на норд-норд-вест, к Ямайке. Оттуда уже рукой подать на Тортугу.

Капитан собрал всю команду и произнес небольшую, но очень горячую речь:

— Джентльмены! Я хочу вас поздравить с успешным завершением нашего общего похода! Когда мы разделим добычу, каждый из вас получит весьма кругленькую сумму. Вы сможете при желании прекратить свой промысел под парусами и поселиться где-нибудь в уютном тихом местечке, жить безбедно и счастливо до конца дней своих. Кому из вас это по душе, я не буду препятствовать и высажу в любом порту, по вашему желанию. Остальных буду рад приветствовать в своей команде! Мы сможем совершить еще немало славных дел!

Пираты закричали, прославляя капитана и друг друга.

А Кристиан продолжил:

— Но, джентльмены, у нас есть еще один неоплаченный долг. Конрад, подойди сюда, — не понимая, что от меня потребуется, я нерешительно придвинулся поближе. — Благодаря этому славному юноше мы узнали про остров. Благодаря ему же мы обнаружили скрытое испанцами золото. Так не пора ли ему перестать ходить в юнгах? Примем его в наше братство на этот раз по-настоящему!

Что тут началось! На меня обрушился целый шквал приветствий. Я просто не знал, куда спрятаться от смущения. Плечи моментально заныли от дружеских похлопываний, способных свалить с ног буйвола. Но радость переполняла меня, с лица не сходила счастливая улыбка.

— Джентльмены, джентльмены, спокойствие! Я еще не закончил, — утихомирил всех капитан. — Вам всем, должно быть, известна горестная судьба нашего Конрада. Мало того, что он потерял отца, так еще и двое младших братьев сейчас в лапах у рабовладельца. Я хочу предложить вам совершить небольшой поход к Кубе. Вот тогда-то и будем считать наш долг оплаченным полностью. Кто идет со мной?

Не раздумывая, пираты поднимали вверх руку с пистолем или кинжалом. Против не было ни одного.

Потрясенный благородством этих не знающих жалости людей, я не смог сдержаться. Глаза тут же наполнились влагой, все расплылось в радужном тумане. Надежда, что я смогу обнять братишек, охватила меня с новой силой.

Глава двадцать третья

Кубинская сигара

Куба... Этот огромный прекрасный остров раскинулся перед нами во всей красе на исходе второй недели плавания. Лазурное небо ласково укутывало своим покрывалом изумрудные леса и желто-оранжевые пески побережья. Но вся эта красота казалась нам смертельно опасной. Она ощетинилась десятками пушек и сотнями мушкетов. Высадиться на берег незамеченными было практически невозможным. А для боевого десанта нужно было людей раз в пять больше, чем у нас.

Мы подошли к острову с юго-восточной стороны, от Ямайки.

В те времена на Кубе были две равноправные столицы — Гавана на западе и Сантьяго на востоке.

Пираты постоянно совершали на остров набеги. Грабили, убивали. От них не отставали и англичане с французами — всех привлекал этот богатый остров.

Плантаторы — производители табака, кофе, рома, сахарного тростника — не могли обороняться поодиночке и объединялись вокруг обеих столиц.

Военные гарнизоны множились, как грибы после дождя. Остров был буквально нашпигован порохом, свинцом и сталью.

Плантации графа Альваро Делавердена раскинулись на много миль. Он был одним из богатейших землевладельцев острова. Главное поместье находилось неподалеку от городка Санто-Эспириту, что как раз в центре Кубы.

На флагштоке прочно поселился испанский флаг и пока что нас никто не распознал. Но это лишь было дело времени.

Едва стемнело, капитан приказал спустить шлюпку и вызвал добровольцев. Приказывать он не хотел. Но когда несколько пиратов уже готовились сойти в шлюпку, я сказал:

22
{"b":"103111","o":1}