ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Солнце ласково освещало почти ровную долину между гребнями холмов, обнимающих ее со всех сторон. По долине протекала река, сильно расширяющая свое русло как раз в этом месте, так что теперь эту часть реки можно было называть вытянутым озерцом с притоком и оттоком. Берег был пологий, кое-где поросший камышом, и теперь среди грубых буро-зеленых колышущихся под ветром растений топтались самые различные существа. Здесь были мелкие вроде того кузнечика, которого Ридо прикончил в самом начале их путешествия, только самые разномастные, средненькие, размером приблизительно с оленя или медведя, и крупные. Эти по габаритам, пожалуй, превышали размеры того жилища, в котором Аир родилась и выросла. Она содрогнулась и прижалась к траве.

– Хорошо, что нет летучих, – шепнул Тагель.

– С чего ты взял – нет? – возмутился Фроун. – Разуй глаза и посмотри. Слева.

– А, дерьмо…

– Тише! – оборвал Хельд. – Предложения есть?

– Развернуться и уползти. Можем заложить дугу мимо тех скал…

– Нам вода нужна, – отрезал Хельд. – Эта дуга – еще три дня до ближайшего источника. Что будет там – неизвестно.

– Может, подождать? – робко предложила Аир.

– Нет смысла, – серьезно ответил Фроун. – Они отсюда не уйдут. Их станет поменьше – это верно. Но все не уйдут.

– Станет поменьше… – повторил задумчиво Хельд и посмотрел на Гердера.

Тот криво улыбался и хоть и неохотно, но ответил:

– Придется.

– Кто пойдет? – уточнил понявший суть этих взглядов и слегка приунывший Тагель.

Хельд снова посмотрел на Гердера и тот опять усмехнулся. Удовлетворительно.

– Уползаем, – скомандовал предводитель.

До вечернего полусвета они досидели в кустах, причем без шуток. В лесок, вернее, бедноватую группу деревьев неподалеку от реки рейнджеры почему-то не пошли, хотя там, на взгляд Аир, прекрасно можно было укрыться. Она уже привыкла относиться к мнению опытных мужчин с доверием, без всяких глупых «почему», и молча решила, что среди этих деревьев, должно быть, тоже скрывается какая-нибудь опасность.

Но вот что было ей по-настоящему непонятно, так это почему к реке нельзя подобраться в каком-нибудь еще месте, кроме долины. Помолчав, она, подстегиваемая острым чувством жажды, задала свой вопрос и получила исчерпывающий ответ:

– Дальше она будет течь в скалистых берегах. К воде нельзя будет спуститься по склону, даже с веревкой, потому что в трещинах живет уйма всяких хитрых бестий, мелких и опасных, а человек на веревке беззащитен. Выше долины река заселена мелкими летающими рыбками, они опасней пираний, в частности тем, что нападают и на тех, кто на берегу. Не знаю, почему они живут только выше озера… То есть встречаются и ниже, но не такими ордами.

– А у самого края долины? С этой стороны.

– Никак. – Хельд пожал плечами. – Там шершни. Гнездо.

– И что?

– И ничего, – несколько раздраженно ответил ей муж. – Потерпи, пожалуйста. Я понимаю, что тебе очень хочется пить. Ничего не поделаешь. Неужели ты думаешь, это обычные шершни?

Аир тоскливо замолчала. Безумно тяжело было страдать от жажды в нескольких десятках шагов от воды, но рейнджерам надо было доверять. Надо. Они знают, что делают.

Солнце медленно клонилось к закату, время тянулось томительно, и в какой-то момент, очередной раз решив, что она не выдержит, Аир ткнулась носом в траву.

– Ты с ума сошел, – услышала она шепот Тагеля.

– Нет, – холодно ответил Гердер. Девушка насторожилась.

– Это не вариант. Тебя сожрут прежде, чем ты доберешься до воды.

– У нас нет выбора. Если не разживемся водой, помрем все, – тихо сказал Хельд. – С нами неподготовленная.

– Я думаю, Аир предпочтет быть живой. В любом случае.

– Если закладывать дугу, то нужно было сразу идти. Мы почти целый день потеряли. Жена теперь не дойдет.

– У Гердера ничего не получится. Не надо быть провидцем, чтоб это понять. Он – великолепный рейнджер, но опыт его не спасет.

– Опыт ни при чем, – ответил Гердер и снова принялся разглядывать берег и мелькающих там существ.

– Хельд, скажи ему, что это самоубийство, – шепотом протянул Тагель. Ридо и Фроун угрюмо молчали.

– А что делать? – ответил вопросом супруг Аир.

Она вдруг вытянулась, но так, чтоб не высунуться из-за кочки, посмотрела в небо и выдохнула:

– Тучи.

Едва слышное шуршание, и в мгновение ока рядом появился Хельд. Он с тревогой посмотрел в глаза жене.

– Что ты сказала?

– Тучи.

– Ну и что?

– Будет дождь.

Он оглянулся на оставшихся сзади мужчин, потом снова посмотрел на Аир.

– Ты уверена?

– Да.

– А этот дождь… он будет чистым?

– В смысле? – удивилась она.

– Ясно. – Хельд отполз немного назад, так же беззвучно, и махнул рукой. – Отпадает, слышишь, Гердер? Лежим.

– А если девочка ошиблась? – обстоятельно поинтересовался тот.

– У нас все равно нет выбора. Утром в любом случае выпадет роса, станет легче.

– А теперь носом в землю! – внезапно скомандовал Гердер, и они замерли.

Над головой прошелестела крыльями целая стайка каких-то существ, ломко и остро, от них пахнуло холодком, но что это за существа, Аир не видела, поскольку послушно лежала лицом вниз. Ее мучил только один вопрос – ведь если эти летучие твари решат напасть, все они окажутся перед ними совершенно беззащитными. Лежа лицом вниз, невозможно оказать хоть какое-то сопротивление. Но существа не напали, возможно, они умели реагировать только на движущуюся дичь.

Потом потянулось время до ожидаемого дождя. Было жарко и душно, как всегда перед грозой, и каждая минута отдавалась в висках страхом – будет не будет… И как… Солнце не то чтобы пекло, оно уже клонилось к закату, но трава, на которой лежала Аир, пахла зноем и пылью. Что-то давило, трудно было дышать, Хельд с тревогой поглядывал на жену, но она по-прежнему не чувствовала в приближающемся дожде ничего опасного. Это был самый обычный дождь. Мужчины обливались потом, но не смели шевелиться, потому что, почуяв приближение грозы, заволновалась нечисть у водопоя. Как объяснил супруге Хельд, некоторые из местных существ получились из обычных животных, только долгое время находившихся под воздействием магического фона, либо же как продукт скрещения животных и рукотворных демонов, или обычной, окрепшей в Пустошах нечисти. Подобное соединение было возможно не у всех видов и не слишком часто, но бывало, и давало самые неожиданные результаты. «Никогда нельзя знать, что встретится тебе на пути, – говорил он. – Сколько хожу, а постоянно какие-то новые твари попадаются». Аир лежала, мучаясь от особенно обострившейся в духоте жажды, и думала – что же будет, если поблизости окажется какое-нибудь существо с особенно тонким нюхом и особыми гастрономическими пристрастиями – свежая человечина. Тогда они пропали.

А потом разом потемнело, дохнуло свежестью, и, погрохотав немного, слегка рассеяв полумрак, хлынул дождь…

Глава 4

С тех самых пор, как образовались Пустоши, разрезав некогда огромный и богатый край на неравные половины, Империя состояла из двух частей – Северной и Южной. Узкая полоса незанятой Пустошами земли, горные перевалы и море – вот три пути, по которым части Империи могли сообщаться друг с другом, но все они были неудобны, а других не осталось. В течение двух сотен лет – все то время, пока в Брошенных Землях плодилась нечисть, – императоры один за другим пытались наладить дорогу прямиком, высылали войска в надежде расчистить хотя бы узкий путь, но ничего не получалось. Нечисть не признавала никаких границ, кроме очертаний Пустошей, два войска не вернулись, а одно, самое большое, выбралось оттуда настолько потрепанным и истаявшим, что правители больше не повторяли попыток. Императорами была назначена огромная награда тому магу, или тем магам, которые предложат, как привести Пустоши в прежнее, до катастрофы, состояние, но желающие получить награду пока никак не могли подтвердить свою состоятельность. Кое-кто из них, признанные шарлатанами, были даже казнены – правители отличались крутым нравом. Да и то, иначе правителям нельзя.

11
{"b":"103113","o":1}