ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, без зеркала ничего не получится, — заметил Стефан. — Пойдем-ка в дом.

Винс поглядел на него:

— Ты вправду приглашаешь меня в свой дом? Разве это возможно?

— Вот ведь приставучий! Пойдем скорей, видишь, собачки здесь скоро разнесут все по досточкам! Винс, Вуч, Бойко! За мной!

И не слушая больше ничей лепет, Стефан выбрался из тесной комнатки на свежий воздух.

В дом собак, конечно же, не впустили. Стефан велел первому попавшемуся на пути лакею отвести их на псарню, а сам провел Винса в огромный дом с белоснежными колоннами.

У входа их встречал Станислав. Он окатил Винса холодным презрительным взглядом и сказал:

— Пан Стефан, негоже слугам в панскую усадьбу ходить.

Стефан задержался возле него и ответил:

— Это мое дело, кого в дом звать! Винсент хоть и слуга мне, а в друзьях его числю. Ты лучше за хозяйством следи. Вернется отец, строго спросит, если беспорядок увидит. Раз он тебя управляющим назначил, значит и спрос особый.

— Воля ваша, пан Стефан, — покорно произнес Станислав, но тон его был жестким, как стальная игла.

— Пойдем, чего встал, — дернул Винса за рукав Стефан и потащил его в отцовский кабинет.

Там в стену было вставлено большое овальное зеркало. Винс так и застыл перед ним, потрясенный своим видом. Нет, право, даже у Стефана костюм был не такой шикарный.

— Зеркало отец тоже из Италии привез, пять лет назад, из Венеции, — пояснил Стефан. А потом снова спросил: — Ну, нравится костюм? Ты скажи, если что не так, я другой подберу.

— Нет-нет, не надо другой! Он замечательный! У меня еще никогда не было ничего похожего!

— Ну а раз так, носи! — заключил Стефан.

Он подошел к столу, за которым его отец писал разные бумаги, постоял рядом, рассеянно перебирая пучок перьев в стакане. Нахлынула тоска, горло сжалось от воспоминаний. И всего-то день прошел, а как не хватает ему отцовского внимания...

Чтобы отвлечься, Стефан спросил у Винсента:

— Хочешь, я еще кое-что покажу? Это большой секрет, никто не знает, только отец да я! Иди сюда, поближе!

Стефан пригнулся к половице, что была ровно посредине между столом и стеной. Нажал невидимый глазу гвоздик. Послышался тихий щелчок и половица приподнялась. Мальчик поднял ее еще выше, словно крышку.

— Гляди... — сказал он шепотом склонившемуся рядом Винсу.

Внутри, удобно устроившись на куске просмоленной парусины, лежал новенький коричневый пистоль. Стефан взял его в руки, покачал, разглядывая любовно.

— А что это? — непонимающе спросил Винс. Он и вправду видел впервые такую штуковину.

— Пистоль. Из него стреляют. У вас что, нет таких? Вот сюда засыпают порох, а в дуло — пулю. Потом ее шомполом заталкивают поглубже. А если нажать вот сюда, то пистоль выстрелит. Вот коробок рядом, там и пули, и порох.

Винс слушал пояснения, но мало что понимал. Вот если бы поглядеть, то тогда... Но Стефан не стал заряжать пистоль, а отправил его обратно в тайник.

— Ты смотри, не проболтайся никому, — строго предупредил он. — Тайна! Ну, а теперь пойдем по парку прогуляемся, пока ужин готовят.

И мальчишки выбежали из дома на поиски новых развлечений.

Глава тринадцатая

Пробежала незаметно неделя.

Винсент совсем поправился, щеки налились былой свежестью, силы бурным потоком вливались в ослабевшие члены. Стефан как мог ему в этом помогал, тщательно следил, чтобы найденыш ни в чем не нуждался, хоть слуги уже косились на подобное отношение юного хозяина к неизвестному мальчишке, невесть откуда взявшемуся.

Особенно не по душе это было Станиславу, но он не мог ничего поделать, Стефан все время находился рядом с этим приблудой.

А сам Стефан при общении с Винсом отвлекался от тяжелых дум, расцветал и каждый день придумывал что-то новое. Мальчишки подолгу бродили по аллеям парка, сидели у фонтана, бегали наперегонки, вели длинные беседы про жизнь — Винс рассказывал про свою деревню, а Стефан с жаром пересказывал истории про чужие страны, услышанные от отца.

Вот и сегодня, едва Винс завершил завтрак, появился юный шляхтич и велел следовать за ним. Винсент, сгорая от любопытства, с радостью исполнил приказ.

Во дворе слуга держал под уздцы светло-серую молодую лошадку. Она повернула к Стефану умную живую морду и коротко всхрапнула.

— Ну что, нравится? — спросил Стефан. — Твоя! Зовут Власта.

Винс едва не задохнулся от восторга, но подойти ближе не решался, топтался чуть поодаль.

— Чего тянешь? Запрыгивай! — обернулся к нему Стефан. — Или ты верхом никогда не ездил?

— Ну... Один разок...

— Погоди, дай угадаю! — прервал его Стефан. — Ты из седла выпал? Точно?

Винс смутился. Так оно и было — отец подсадил мальчика на смирную кобылку, да только не совладал Винс ни с седлом, ни со стременами, ни с уздечкой. Перевалился через лошадь и загремел на землю. Больше он таких попыток не делал.

А сейчас, когда Стефан смотрит так насмешливо, Винсу и подавно не хотелось ударить лицом в грязь, причем в прямом смысле. Но делать нечего и Винс медленно подошел к лошади. Он взялся за луку седла, вставил ногу в стремено. Попрыгал на одной ноге, пытаясь взобраться, да силенок не хватало. Стефану надоели эти воробьиные прыжки и он подсадил Винса, да так, что тот влетел в седло одним махом.

Сразу же ухватившись за уздечку, Винс пригнулся к гриве и испуганно зажмурился. Но лошадь стояла смирно, не собиралась брыкаться. Мальчик осмелел.

— Ну, давай, вперед! — Стефан шлепнул по крупу ладонью.

Слуга отпустил повод и отошел, а Власта сделала несколько плавных шагов. Винсент закачался, седло под ним заскользило, заколыхалось.

— Держись, да держись же! — крикнул Стефан, но было уже поздно.

Перепуганный насмерть Винс полетел на землю. Он квакнул, ударившись, попытался встать. Стефан подлетел к нему, с таким же испуганным видом.

— Ну что ж ты такой неловкий-то, — оправдываясь, спросил он. — Это самая смирная лошадь в моих конюшнях! На ней и младенец удержится. Эх... Сильно ушибся?

— Не-ет, не очень, — через силу ответил Винсент и попытался подняться. В груди болело, спина была как чужая, но он сделал вид, что все прекрасно и хоть сейчас снова на коня. — Давай я еще попробую...

— Вот уж нет! Забудь про это! — отрезал Стефан. — Это я виноват, надо было тебя придерживать, а еще лучше вдвоем ехать. Видать, не судьба тебе всадником стать.

Винсент опустил голову — правду отец говорил, растет сын как девушка, ничего не умеет...

— Пойдем в другую игру поиграем, — предложил Стефан. — Называется «кольца» Не слыхал?

— Нет. А как в нее играть?

— А вот увидишь, там все просто.

Стефан сбегал в дом, принес две деревянных шпаги и десяток колец, сплетенных из медной проволоки. Надо было всего-навсего ловить кольца, которые тебе бросали.

Винсент быстро понял, в чем смысл игры и размахивал шпагой на все стороны, пытаясь изловить хоть одно кольцо. Стефан уже подошел к нему шагов на десять, но у Винса никак не получалось.

— Будем каждый день играть, пока не научишься! — кричал ему Стефан, смеясь над каждой новой попыткой.

А Винс уже едва не плакал — упрямые кольца летели куда угодно, только не ему в руки.

Внезапно Стефан остановился и словно потемнел лицом. Он глядел куда-то в сторону. По тенистой аллее к ним шел человек в черном костюме. Плащ был весь в пыли, сапоги — в потеках грязи. Видно, что он сделал нелегкий путь, пока добрался сюда. Оставленная у ворот лошадь была также не в лучшем виде. Стефан сразу понял, что этот человек принес в дом беду.

12
{"b":"103114","o":1}