ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну пожалуйста, я очень прошу! — Винс отчаянно вцепился в стремено двумя руками, словно мог удержать коня таким образом.

— Эх, будет мне нагоняй, ну да уж ладно. Полезай в седло.

Упрашивать долго не пришлось, Винс даже сам не заметил, как оказался на коне. Он ухватился за жесткую гриву, чтобы не свалиться, но конь шел мягко и ровно, да еще всадник придерживал мальчишку.

К распахнутым настежь воротам подъехали очень быстро, ушло даже меньше четверти часа. Сторожей не было, вообще никого не было. Все сгрудились во дворе перед колоннами дома.

Воин, что привез Винса, остановился, но въезжать не стал. Он спешился, ссадил мальчишку наземь и сказал:

— Я вижу, все живы-здоровы. Полковник ведет переговоры, но в бой вступать не спешит. Потому, парень, вернусь-ка я обратно. Он жуть как не любит, когда приказы нарушают, здорово осерчает. Ну а ты, остаешься или со мной?

— Нет, я останусь, — твердо отвечал Винс. — прощайте, спасибо вам.

— Ну, как знаешь!

Воин вскочил в седло и умчался в темноту. А Винс развернулся и пошел к людям.

Уже на подходе он понял, что воздух пропитан чем-то нехорошим — настороженностью, злобой и недоверием.

Хоть полковник и разговаривает с бароном вполне мирно, на первый взгляд. Это так встревожило Винса, что он бросился вперед с громким криком:

— Пан полковник! Что вы с ним разговор ведете, он же такое со Стефаном сотворил! Может, его и в живых уже нет! Пойдемте скорей к «холодной», там ведь Стефан!

Мальчишка быстро пробежал открытое пространство, но, на свою беду, зацапился за собственные ноги и влетел прямо в обьятия барону Лещинскому. А уж тот не упустил столь счастливый случай! Он крепко схватил Винса за плечи и прорычал:

— Попался, пся крев! Я велю тебя запороть до смерти!

— Полегче, шановный, — холодно заметил полковник Шенсный, вынув наполовину саблю из ножен. — Немедленно отпустите мальчика и ответьте на его обвинения. Где Стефан и что вы с ним сотворили? И учтите, что еще час назад я отправил гонца в ближний город, так что уже к утру здесь будет половина королевского воинства.

Барон быстро смекнул, что игра проиграна и лучше уносить ноги, с наименьшими потерями. Но Винса отпускать не спешил.

— Так и быть, полковник. Кшиштоф! Приведи сюда нашего Стефана.

Несколько минут прошли в напряженном молчании. Присутствующие были готовы ко всему, вплоть до смертельной схватки. Наконец появились Збигнев и Кшиштоф. Они несли полуживого мальчика, а за ними плелся, держась за голову, посрамленный Войцех.

— О, нет... Что они с тобой сделали... — сдавленно проговорил полковник. — Это тебе даром не пройдет, негодяй...

Стефан поднял голову, слабо усмехнулся:

— Это вы, пан Шенсный... А я вот... Видите...

— Вижу, мальчик, я все прекрасно вижу... Примите его! — скомандовал он своим людям.

Но барон скрежетнул зубами, отшвырнул прочь Винса и перехватил у слуг Стефана. Никто даже моргнуть не успел, так быстро произошел этот обмен.

— Вы с ума сошли, барон! — поразился такой наглости полковник. — Что вы еще замыслили?!

А Лещинский уже вынул кинжал и приставил блестящее лезвие к горлу Стефана.

— Если кто шевельнется, я пущу ему кровь — твердо произнес он и стало понятно, что так и случится.

— Отпустите его! — слабо трепыхнулся Винсент. Он больно ушибся, когда его оттолкнул барон, но разве же это боль?.. — Умоляю, пан барон, отпустите Стефана! Возьмите лучше меня снова!

— Тоже мне, сравнил, — жестко улыбнулся барон. — Сын воеводы и нищий приблуда.

— Оставьте Стефана и я позволю вам покинуть имение. — сказал полковник. У него не было иного выхода.

Барон раздумывал с полминуты, потом все же решился:

— Даете слово?

— Да, я даю вам слово, что не буду преследовать.

— Хорошо, я отпускаю вашего Стефана, но второго мальчишку все же возьму с собой. Я верю вашему слову, полковник, но и гарантии не помешают.

— Не отдавайте ему Винса! — заволновался Стефан. — Он же его прикончит, едва выйдет за ворота!

— Без Винса, или как там его, не будет разговора! — отрезал барон.

Теперь настал черед поразмышлять полковнику. Но все решилось помимо него — Винс подошел к барону, встал перед Стефаном на колени, поцеловал его слабую кисть.

— Стефан... — сказал он еле слышно, — я тебе очень признателен... Ты спас мне жизнь и теперь пришел мой черед. Не беспокойся обо мне, все будет хорошо... Пан барон, отпустите его, я готов идти с вами...

— Какое благородство, кто бы мог подумать, — с долей ехидства заметил барон, но все же оттолкнул от себя Стефана, прямо в руки стоявшему напротив полковнику. А сам подхватил Винса и прижал к себе, закрываясь, словно щитом.

— Храбрец... Ребенком прикрываешься... — брезгливо произнес полковник. Он бережно принял Стефана и поднял его на руки. — Пропустите его и его вояк! И запомни, пан Лещинский... если хоть волосок упадет с головы Винсента... Я умею мстить, и никому не желаю в этом усомниться!

Исполняя приказ, его воинство расступилось, давая дорогу людям Лещинского. А те, наскоро оседлав коней, поспешили убраться.

Стефан, глядя им вслед, едва не плакал:

— Неужели вы так и отпустите их?! Пусть увозят Винса, да? Велите их задержать! — говорил он полковнику.

— Успокойся, мальчик... Я дал слово, что не буду препятствовать... Но будь уверен, этот обнаглевший шакал недолго будет радоваться. Я лично испрошу у короля позволение наказать негодяя за все причиненное зло. Он взял на себя слишком много, посягнув на твою жизнь и честь.

Полковник прижал к себе мальчика, что лежал у него на руках. Так они оба смотрели вслед удалявшемуся барону Лещинскому и слышали затихающее в предрассветной дымке эхо тонкого голоска Винса:

— Стефа-ан! Проща-а-а...

Глава двадцать четвертая

В третий раз за одну ночь поменял Винс транспорт. Сейчас он ехал в седле с бароном Лещинским. Надо сказать, соседство это было весьма неприятно обоим.

Барон всю дорогу молчал, и было это молчание, словно затишье перед бурей. Он думал о Стефане. Барону было невероятно досадно, что какой-то мальчишка своим упрямством разрушил такой замечательный план. Согласись Стефан на опекунство, и Лещинский получил бы в пользование огромные богатства павшего воеводы. Но щенок отказался и пришлось прибегнуть к насилию. Однако и тут барона поджидала неудача. Невесть откуда взялся этот полковник-выскочка, заставил покинуть поместье.

Но и Винсу крепко досталось в размышлениях барона — как посмел поднять оружие! Мало того, он предупредил полковника и тот оказался настороже да еще успел отправить гонца за подмогой. Да за такое мальчишку следует повесить на первом же дереве!

А деревьев вокруг уже было немало. Барон решил не идти проторенным шляхом, а свернуть на нехоженные тропы девственного Томашчиньского леса. Этот лес раскинулся на многие мили и углубляться в него рисковали лишь самые отчаянные. Но у барона оставалось в подчинении еще две дюжины людей и незачем им бояться лесных братьев-разбойничков или диких зверей.

Это решение барон принял, поскольку никому не доверял. Покловник дал слово не чинить препятствий, но кто помешает ему взять слово обратно и выслать погоню? Да и Стефан наверняка захочет и отомстить, и освободить вот этого заморыша.

Барон не удержался и двинул Винса кулаком в бок. Мальчик пискнул, но не обернулся, а лишь втянул голову в плечи.

Вокруг вставали стеной вековечные грабы и ясени, перемежаясь со столь же мощными прямыми стволами сосен. Меж ними прятался невысокий молодняк, пытавшийся получить и на свою долю солнечного света.

Воздух был пропитан запахами опавшей листвы, прелой хвои, застоявшихся вод — столь привычные Винсу и напоминавшие о доме.

Если бы только его не везли сейчас в неизвестном направлении и в непонятную жизнь...

23
{"b":"103114","o":1}