ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А в начале октября Стефан пришел к Винсу поутру, темнее тучи и смурнее ночи.

— Что стряслось? — перепугался Винсент. — Еще какая-то беда?

— Нет, не беда. Наоборот... — вздохнул Стефан и отвел глаза. — Я узнал, что в порту Гданьска собирается торговый караван в три корабля. Купцы отправляются в твои земли. Вот так, Винс... Это для тебя лучшая возможность попасть домой... Сегодня я отвезу тебя и куплю место. Собирайся...

Винс отшатнулся, широко раскрыл глаза. Неужели все свершится столь быстро? Но как неожиданно... Противоречивые чувства захлестнули мальчика. Очень хотелось домой и очень не хотелось уезжать. Душа словно разорвалась надвое.

— Если ты велишь, я останусь. Я ведь все еще твой слуга! — с грустью усмехнулся он. Как хотелось, чтобы его судьбу решил кто-то другой.

— Прекрати... Мне так же плохо, как и тебе, — сухо отвечал Стефан. — Но я очень хорошо знаю, как жить без родителей и не желаю тебе такую судьбу. Ты едешь домой и это решено.

У Винса отлегло от сердца.

— Благодарю тебя за все, что ты для меня сделал, — сказал он, приблизившись и встав на колено. Он разыскал руку Стефана и прижал ее к губам.

— Ты непременно вернешься, я в это верю, — тихо сказал Стефан и отвернулся, не в силах совладать с собою.

* * *

В Гданьск карета прибыла через три дня и сразу, без отдыха, Стефан повел Винса в гавань. Шум, грохот, плеск волн сразу оглушили обоих. Глаза разбегались при виде больших крутобоких кораблей, на которые грузили товары. Холопы, раздетые по пояс, катили по деревянным сходням просмоленные бочки, носили тюки с тканями, большие тяжеленные мешки. Мальчики лавировали меж заполонившими все пространство товарами, пытаясь не попасть под руку, пока Стефан не разыскал корабль, с капитаном которого следовало вести переговоры.

Это был трехмачтовый когг Ганзы, как и два остальных. Паруса были спущены, но погрузка уже была близка к завершению, если судить по ленивым покрикиваниям, что доносились с палубы. Все устали и, должно быть, команде не терпелось покинуть порт.

Стефан остановился у кромки причала, поглядел на черную воду, потом подозвал Винса.

— Ну вот, сейчас я посажу тебя на корабль и мы расстанемся... Ты хоть будешь меня вспоминать?

Винс посмотрел ему прямо в глаза:

— Ну что за глупости ты говоришь, право. Да разве я смогу тебя забыть? После всего, что ты для меня сделал? Сколько раз ты спасал мне жизнь, я уж и со счета сбился! Послушай! А может, и ты со мной, а? Ну правда, поплыли вместе! Вернешься через месяц-другой, зато побываешь у меня дома!

Винс придумал это только что и загорелся идеей. Но Стефан его не поддержал. Он ответил мягко, не желая обидеть:

— Нет, это никак не возможно... Ну сам подумай, как я могу оставить все хозяйство? Я ведь теперь один и должен за всем уследить. Ты знаешь, сколько у меня теперь появится врагов, что позарятся на легкую добычу? Один барон Лещинский чего стоит... Нет, Винс, поезжай один. А на тот год возвращайся, приму как родного брата. Ни в чем не будет отказа!

Винс опустил глаза.

— Послушайте, милейший! Будьте добры вызвать капитана этого славного корабля! — обратился Стефан к проходившему мимо матросу.

Через несколько минут спустился капитан.

— Добрый день, господин капитан, — вежливо поздоровался Стефан. — Я имел честь договориться с вами несколько дней назад письмом. Вот этот мальчик, о котором я хлопочу.

— Приветствую вас, пан Сендинеж, — склонил голову невысокий полноватый мужчина в парике. — Я готов взять на борт пассажира. Но вы не сообщали мне, куда именно его доставить. Мы идем в Ругодив или, как еще называют, в Нарву. Это земли московитов. Впрочем, вам это наверняка известно.

Стефан кивнул и в свою очередь сказал:

— Я бы просил вас взять курс немного северней, к устью реки Ахтымки. Слышали о такой?

Капитан наморщился, пытаясь вспомнить. Нет, название было ему незнакомо.

— Признаться, первый раз слышу. Где находятся эти земли?

Стефан вынул свернутую вчетверо бумагу.

— Здесь я нарисовал подробную схему пути. Думаю, будет сложно заблудиться. Взгляните.

Капитан скептически усмехнулся, глядя на чернильный набросок. Потом вгляделся и сказал с долей уважения:

— Однако, у вас талант картографа, сударь. Все действительно подробно и понятно. Вот в этом месте мы возьмем севернее, а здесь повернем на восток. Путь станет длиннее на три-пять дней, но вы, полагаю, добавите к оплате несколько золотых?

— Ну конечно! Не беспокойтесь, все выплачу сполна, прямо сейчас.

Стефан отстегнул от пояса черный кожаный кошель и отдал его в руки капитану, даже не заглядывая внутрь. Зато капитан не только заглянул, но и тщательно пересчитал монеты. Лишь затем он удовлетворенно кивнул и впервые обратился к Винсу:

— Я приветствую вас, сударь, и приглашаю вступить на борт моего корабля. Через несколько дней я буду иметь честь доставить вас к месту назначения.

Винс неловко поклонился, сказал еле слышно:

— Благодарю...

Он не знал, что теперь делать. Просто не было сил первым повернуться к Стефану спиной. И Стефан его выручил. Он приблизился к Винсу, привлек его к себе, расцеловал, сунул в руку заранее припасенный второй кошель, сказал:

— Прощай!

И поскорее ушел к карете, чтобы не расстроиться вконец.

Винсент проводил его тоскливым взглядом и поднялся вслед за капитаном на палубу.

Путешествие началось через несколько часов, когда солнце лишь собиралось уйти на покой, но было еще светло...

ЭПИЛОГ

Винсент стоял на палубе и рассеянно наблюдал, как высокие волны переваливаются с боку на бок, похожие на тюленье стадо. Волны лениво швыряли корабль, с трудом усмиряя свою невероятную мощь, скрывая ее до поры. Мальчик представлял себя повелителем волн, он протягивал руку — и вода превращалась в покорную шелковую скатерть. Так ему казалось в мечтах, на самом же деле он прекрасно понимал, что нет преград этой стихии, и человек может лишь полагаться на ее милость.

Корабль шел уже вторую неделю, не заходя никуда по пути. Один раз пришлось отстреливаться от лихих людишек, что пытались преградить путь каравану, да не тут-то было.

Винс видел, как разнесли в щепки шлюп с дюжиной нападавших, а остальные на всех парусах поспешили убраться прочь. Через пару дней корабль обстреляли из прибрежной крепости, но ядра шлепались в воду не долетая и вреда не принесли.

Больше особых неприятностей путешествие не доставило, было скучноватым. Винс сам себе искал развлечений, излазав все закоулки и заглянув в каждую дыру на корабле. Матросы его не обижали, поскольку капитан заявил мальчика как почетного пассажира.

И вот теперь, на исходе семнадцатого октября, было обьявлено, что уже цель в нескольких милях прямо по курсу. Винс уже стоял почти час, глотая холодный северный ветер, просоленный, как вяленая треска.

А земли все нет как нет.

Мальчик заскучал, стал гадать, уж не подшутил ли над ним капитан, объявляя о скором прибытии.

Но нет! Впередсмотрящий закричал с верхушки мачты:

— Земля!!

На палубе сразу началась беготня, послышались громкие уверенные команды, и корабль направился к выраставшему в морских волнах берегу. Винс смотрел до рези в глазах, пытаясь определить, действительно ли он попал в родные края. И когда высокие скалы уже приобрели отчетливые очертания, мальчик понял — он дома... Не зрением, не знанием, но душой и сердцем он узнавал родину.

33
{"b":"103114","o":1}