ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Ты уволена! Целую, босс
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Сад надежды
Корейская красота
Файролл. Квадратура круга. Том 2
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Джейн Сеймур. Королева во власти призраков
Наука чудес
Содержание  
A
A

— Мы, отрок, можем уйти отсюда в любое время. Горние бездны! Я могу прямо сейчас прыгнуть в чашку с чаем и распрощаться со здешним гостеприимством. Зря, что ли, дедушка Серафим всегда пьет из своей посуды? Но стражники — фикция. Уверен, за нашим двором следят куда более внимательные судари. Мешать побегу они не станут. Но уж записать вороньим пером на ореховых дощечках: всплеск расхода маны, характеристики, вектор ухода…

Старец взял последнюю ватрушку, подбросил в воздух и на лету — насквозь! — проткнул пальцем творожную сердцевинку. Жест вышел угрожающим. Мускулюс не знал, в чей адрес направлена угроза. Внимательным сударям с ореховыми дощечками? Орех не терпит лжи, такие записи принимаются в суде, когда обвиняемый — мэтр Высокой Науки…

Еще он не знал: блефует лейб-малефактор или говорит правду? Сам Андреа не рискнул бы покинуть Сорент, нырнув в «прикормленную» чашку с чаем. Уйти другим путем, менее замысловатым — это пожалуйста. Путей на наш век хватит. А чашка… Надо учиться, взял он на заметку. Ставить цели и достигать их. Надо стремиться к идеалу.

Вон он, идеал, творог с пальца облизывает.

— Мы покорны герцогу, — подвел Мускулюс итог. — Мы едим свежую выпечку и ждем короля. Носу за забор не кажем. Нашей вины в гибели графа д’Аранье нет. Мы готовы ответить перед любым судом. Но что, если суда не будет? Что, если герцог, не доверяя судьям, поступит сообразно своему девизу: «Награда не уступает подвигу!»? Вспомните: Иоанн Вдовец восемь дней держал в заточении Эдварда I, учредив Лигу Общественного Блага!

Нексус кивнул. Скандал с нелепой Лигой Общественного Блага и пленением Эдварда I случился при жизни знаменитого вредителя. Иоанн Вдовец, гордясь третьим, самым удачным браком, на треть увеличившим земли и армию Сорента, не постеснялся заявить публично:

«Я выражаю Реттийской короне протест против дурного правления и отсутствия справедливости. Если государь не желает исправить положение доброй волей, его следует принудить к этому силой!»

Слизав творог с пальца, лейб-малефактор выковырял из теста остатки лакомства. «Пустую» ватрушку он бросил Мускулюсу: угощайся, мол! Андреа с удовольствием откусил кусочек. Творога он терпеть не мог. А сдобу — пожалуйста. Мы талию не бережем, у нас сила не в талиях…

— Все допустимо, отрок. Все, кроме бесплатного сыра. С одной стороны, короля наверняка сопровождает малыш Просперо, твой болтливый наставник. На месте герцога я не стал бы рисковать городом. Отстраиваться придется капитально. С другой же стороны…

— Кудлач! Фу-у!.. фу-у-у…

Андреа глянул вниз. Хозяйка покинула грядки, скрывшись в доме за какой-то надобностью. Ее внук, убогий акробат Реми, кормил цепного пса. При виде миски, доверху полной каши с прожилками мяса, пес пришел в радостное неистовство. Он запрыгал вокруг парня, норовя лизнуть в лицо.

— Фу, Кудлач! Иди вон!.. Вон иди…

Пес встал на задние лапы, упершись передними в грудь Реми. Влажный язык работал без устали. Сверкнули устрашающие клыки. Размерами и весом псина не уступала теленку. Будущий шут герцога Карла попятился, стараясь оттолкнуть собаку. Башмак поехал на мокрой траве, парень не удержался на ногах, с размаху сел, потом упал на спину.

Кудлач в восторге навалился на хозяина, притворно рыча.

— Уйди… уйди… уйди-и-и!

Голос скорлупаря сорвался на визг: страшный, запредельный, еле слышимый человеческим ухом. Казалось, визжат глубоко под землей — ворочаясь в тесной домовине, царапая ногтями доски гроба. Ни капельки не испугавшись, собака продолжила игру. Звон цепи вторил визгу, заглушая его. Реми вцепился в мохнатую шею Кудлача, изо всех сил стараясь отвернуть морду пса в сторону. Ничего не получалось.

Тогда он постарался отвернуться сам.

Тщетно: шарнир в шее, который заставлял парня без перерыва вертеть головой, заело. Кто-то вместо смазки насыпал в шарнир песка. Затылок Реми с силой вжало в землю, рядом с миской: так бывает во время падучей. Взгляд уперся в морду Кудлача, бессилен изменить направление.

«Шут и собака должны смотреть в глаза хозяину…»

Прошла секунда.

«…шут и собака должны смотреть в глаза…»

Другая.

О да, они смотрели друг на друга: скорлупарь Реми Бубчик и пес Кудлач. Чудилось, между ними протянулась нить из стали, раздвоенная на концах, острыми жалами проникнув в зрачки, ослепив, связав обоих в единое целое. Нить накалялась, разгораясь кроваво-вишневым, темно-красным, алым, желтым, пронзительно-белым, убийственным светом…

Она была готова расплавиться, эта нить.

— Засовы и запоры! Отрок, запоры и засовы!

Кричал Серафим Нексус. Вид старца был жуток: волосы дыбом, верхняя губа вздернулась, обнажая зубы. Позднее Мускулюс сообразит, что лейб-малефактор вовсе не кричал — он свистел, плевался надтреснутым, как битый горшок, шепотом. Стражники на скамейке даже не услышали, что там сипит на балконе вредный старикашка, даже головы в его сторону не повернули.

Зато на Андреа приказ старца подействовал лучше ушата ледяной воды.

Кто другой не понял бы, что велит Нексус — волшебник в седой короне. Засовы-запоры, замки-щеколды; чушь собачья. Но скептики долго не живут, а главное, их не берут в состав лейб-малефициума Реттии. Да и тугодумом Мускулюс был лишь с виду. Приказ начальства еще висел в воздухе, а малефик уже перекрывал внутрение шлюзы, регулирующие доступ к запасам накопленной маны.

Закручивался винт за винтом. Захлопывалась дверь за дверью. Сейчас Андреа не сумел бы и перышко развоплотить. Простейшее заклятие сделалось запретно: так безногому калеке не кинуться вослед почтарю-скороходу. Но и руки-невидимки, призрачные хваталки, которые минуту спустя зашарили вокруг, пригоршнями собирая запасы свободной маны, наткнулись на бастионы, воздвигнутые в сердце чародея, — и отпрянули, не взяв добычи.

Меж бровей Реми распахнулся третий глаз. Еще миг назад его не было. Не могло, не имело права быть! — к сожалению, речь больше не шла о правах и возможностях. Два аспидно-черных лепестка. Искрящийся снежно-белый зрачок в сине-стальном круге. Кромка — лазурь. В зрачке крутился буран, увлекая в себя неосторожных.

«Прободная язва», она же «мановорот», самого губительного свойства.

Пес всхрапнул, попытался завыть и не сумел. Руки Реми держали Кудлача мертвой хваткой, не давая отпрянуть. Впрочем, даже отпусти скорлупарь несчастную собаку, Кудлач все равно не двинулся бы с места. Животное тихонько храпело, забыв про еду, игры, страх смерти — зачарованный, Кудлач был беспомощней щенка.

Слюна текла на лицо парня, шипя и испаряясь. Кипела вьюга, заключенная в колодце из слабой плоти. Мана высасывалась отовсюду, по крошке, по капельке — из деревьев, из травы, из собаки, из стражников за забором; из всего живого, где она хранится изначально.

Лишь два мага остались вне «мановорота».

Да еще Вышние Эмпиреи, куда не достать.

Все закончилось быстрее, чем началось. Андреа судорожно втянул воздух, будто пловец, поднявшийся с глубины. Привстал, наклонившись над перилами, старый лейб-малефактор. Реми Бубчик отпустил собаку — пес отполз к миске, по-щенячьи тявкнул и начал как ни в чем не бывало обедать кашей. Стражники расхохотались: видимо, кто-то из них отмочил удачную шутку.

— Ватрушечки-и…

Парень с трудом поднялся на ноги. Третий глаз на его лбу исчез. Захлопнулся, сгинул, зарос. Сейчас «прободную язву» не обнаружил бы и самый искусный маг — «мановорот» странным образом никак не проявлял себя в закрытом состоянии. Шут-скорлупарь ухватился за виски. Руками он поворачивал собственную голову, насильно заставляя двигаться: туда-сюда, влево-вправо, вверх-вниз…

Он напоминал дантиста, расшатывающего гнилой зуб перед финальным рывком.

Когда Реми убрал руки, голова продолжила движение. Взгляд скорлупаря, как раньше, не сосредоточивался на чем-либо дольше краткого мига. Все возвращалось в привычную колею. Правда, вместо того, чтобы начать кувыркаться, парень удрал в дом, но в остальном…

— Тебе повезло, отрок, — тихо сказал Серафим Нексус, бледный, как свежеподнятый из могилы дрейгур. — Два раза повезло. Во-первых, сегодня ты увидел, как я растерялся.

94
{"b":"103115","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Истории, рассказанные Луне
Умирай осознанно
Секрет гробницы фараона
Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения
Ведь так не бывает на свете…
Джеймс Миранда Барри
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Обнаженное прошлое