ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Все будет исполнено, – по-военному ответил Петр Владимирович.

Он тут же позвонил дяде. Долго никто не подходил. Неужели еще спят? Наконец отозвалась тетушка:

– Боже мой! Петруша, в такую рань! Дядя еще в постели. Ну приходи, конечно, приходи. Сегодня у меня особенный кофе.

Через полчаса Петр Владимирович уже сидел на диванчике, потягивал из крошечной чашечки ароматный кофе, грыз какие-то сухарики и одновременно потешал дядю и тетю рассказами об интернате, о завуче, о лыжных походах и о том, как у него «сердце от жалости разрывалось», когда он не пустил двоечников в поход.

Оба супруга ахали, посмеивались, удивлялись. Наконец Петр Владимирович решил, что пора признаться, зачем пришел. И он рассказал о «Полярной экспедиции».

– М-м-да! – неопределенно чмокнул дядя.

Раньше на их дачу ездили с Петрушей студенты, и все оставалось в полном порядке. Но сейчас – дети.

– А сколько же собирается этих твоих лыжников? – осторожно спросил дядя.

– Человек сорок, да плюс трое взрослых, – глазом не сморгнув, ответил Петр Владимирович.

– Многовато, поместитесь ли вы? – снова осторожно спросил дядя.

– Уцелеют ли тарелки и чашки, стекла на веранде: – А вдруг они оставят электроплитку невыключенной? – с ужасом спрашивала тетя.

На третьей чашке кофе дипломатические переговоры благополучно завершились: дача на недельный срок оккупируется, дрова в сарае, а дядя пишет письмо соседям с настоятельной просьбой заранее протопить комнаты.

Тетя понесла посуду на кухню, а Петр Владимирович сразу спросил дядю, успел ли он что-нибудь разузнать о «деле Ключарева».

И тотчас же гостеприимный, добродушный хозяин превратился в нахмуренного и серьезного адвоката.

– Я внимательно ознакомился со всеми документами, – начал он деловым тоном. – И пришел к выводу, что это дело запутанное, но не безнадежное.

Он изложил целый ряд юридических доводов «за» и «против». Петр Владимирович плохо его понимал.

ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ПЕРЕД ГРАНДИОЗНЫМ ПРЕДПРИЯТИЕМ

Первая задача была выполнена – дача есть. Сейчас на очереди вторая: до приезда Марии Петровны нянчиться с ее малышами. Но об этом положено предупредить Валерию Михайловну.

Когда Петр Владимирович вошел в директорский кабинет, она сидела и писала. Он начал было объяснять, почему Мария Петровна попросила его явиться в интернат на час раньше обычного.

Валерия Михайловна холодно перебила его:

– Мария Петровна звонила. Мне все известно. – Глядя куда-то мимо его плеча, она задала вопрос: – Как вчерашняя поездка?

Петр Владимирович только что смешил дядю и тетю комическими рассказами о вчерашнем походе, но сейчас ответил:

– Все прошло благополучно.

Валерия Михайловна углубилась в бумаги. Петр Владимирович понял, что может идти, и вышел.

В коридоре третьего этажа он отыскал табличку «1-й «В» и осторожно приоткрыл дверь. За учительским столом сидела молоденькая, застенчивая девушка. Она сказала, что все знает, – оказывается, дотошная Мария Петровна и ей успела по телефону все растолковать. Затем учительница обернулась и посмотрела на сорок кругленьких рожиц, торчавших над партами.

– Ребята, сегодня вместо Марии Петровны к вам пришел Петр Владимирович. Слушайтесь его. – Учительница улыбнулась Петру Владимировичу и вышла.

А он остался в классе.

И малыши тотчас доверчиво окружили его; запрокидывая головы, они глядели на него снизу вверх:

– Большой дядя, сегодня вы с нами будете?

– Дядя, расскажите нам сказку! До обеда был еще целый час.

Очень серьезный Петр Владимирович долго стоял, окруженный ребятишками. Что делать? Для тринадцатилетних у него была куча историй, а для таких… Он рассказал «Репку».

– Еще, еще! – запрыгали ребятишки.

Он рассказал «Золотое яичко».

Опять попросили.

Петр Владимирович попытался вспомнить, о чем идет речь в «Колобке». На ум пришли только две строчки, и он уныло загудел:

Я от дедушки ушел, Я от бабушки ушел…

И тут только заметил… Какой ужас! Половина маленьких слушателей исчезла.

Он осторожно пробрался сквозь толпу к двери и увидел в коридоре двух девочек-первоклашек. Они задумчиво выковыривали землю из цветочных горшков и, кажется, ели ее.

– А где остальные?

– Ушли гулять, – облизываясь, ответили девочки.

Ему представилось, как дети, оставшиеся без присмотра, перемахнули через ограду… Там автомашины, троллейбусы, там целый мир, переполненный грозными опасностями… Но если бежать искать беглецов, разбредутся все остальные.

Он поспешно спустился в раздевалку и под вешалками обнаружил трех мальчиков, усердно сортирующих калоши.

– А где ваши товарищи? – Не знаем, наверное, в классе остались. К счастью, в этот момент появились Мария Петровна и Светлана.

Петр Владимирович вынужден был признаться, что все ребята куда-то разбрелись. Мария Петровна спокойно пересчитала на вешалке пальто.

– Ладно, во двор без пальто не могли удрать. Здесь по этажам расползлись. К обеду придут.

Кажется, у Петра Владимировича был весьма сконфуженный вид, потому что Светлана, взглянув на него, вдруг звонко расхохоталась.

– Маленьких воспитывать потруднее, чем больших.

– А теперь, дорогой зачинщик, слушайте, – начала Мария Петровна. Она говорила таким голосом, как говорят учительницы со своими шустрыми и любимыми, но провинившимися учениками.

– Я не зачинщик! – возразил Петр Владимирович.

– Вера Александровна считает вас главным заводилой всей этой «Полярной экспедиции». Нате читайте. – И она вытащила из сумочки незапечатанный конверт.

Он прочел письмо Веры Александровны к Валерии Михайловне. Оно начиналось такими словами: «Милая и дорогая, я очень рада, что по инициативе нового воспитателя шестого «Б»…» Все письмо было выдержано в мягких тонах. И, однако, оно являлось настоящим приказом.

Вера Александровна предусмотрела каждую мелочь: как оформить выдачу продуктов через бухгалтерию, как отправить ребят на интернатском автобусе, сколько захватить кастрюль, матрасов и прочее. О двоечниках было написано: «Не оставляйте их во время каникул на произвол судьбы. Пусть поедут вместе со всеми и подышат деревенским воздухом».

– Как же вам удалось уговорить Веру Александровну? – поразился Петр Владимирович.

– Нисколько мы не уговаривали! – весело рассказывала Светлана. – Встретились в парке на липовой аллее. Мария Петровна только было заикнулась об экспедиции, а Вера Александровна сразу обрадовалась. «Смотрите, – говорит, – как вокруг чудесно! Кусты и деревья в снегу, а воздух… Я все эти дни думала, как бы нашим детям попасть в такую красоту».

Тут подошел Владимир Яковлевич. Ему дали прочитать письмо.

– Вот это по-хозяйски! Как продумано! Как подробно! – восхищался он.

Мария Петровна сразу предложила идти к Валерии Михайловне. Та как раз собиралась уходить. Она вернулась, села в кресло, пригласила сесть остальных и углубилась в чтение письма.

– Какое сложное мероприятие! – начала она. – Но вы совершенно напрасно считаете меня какой-то противницей этих лыжных путешествий. Я всегда за них, разумеется, при условии, что они будут способствовать успеваемости и дисциплине.

Она была явно обижена: почему без предупреждения поехали к Вере Александровне? Мария Петровна поняла ее.

– Валерия Михайловна, не морщитесь! Здоровья ребята наберутся – раз, природу понаблюдают – два. И третье – печки топить, сами себе готовить обед научатся. А дружба? Великое дело попасть всем вместе в трудную обстановку. Убеждена – многие забудут прежние ссоры, и завяжется у них крепкая дружба. – Она обернулась к Петру Владимировичу: – Вы там самоуправление наладьте, чтобы не вы, взрослые, а ребячий штаб у вас всеми делами заправлял.

– Ну конечно! – ответил Петр Владимирович.

– Что ж, поезжайте, – холодно согласилась Валерия Михайловна. – Единственное, что мне хотелось: пусть Совет Справедливых – назовите его, если желаете, штабом – будет и там возглавлять самоуправление.

24
{"b":"10312","o":1}