ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Финансист. Титан. Стоик
Бретер на вес золота
Когда пируют львы. И грянул гром
Эмоциональный интеллект лидера
Аюрведа. Вкусный путь к здоровью
Порченая кровь
Умру вместе с тобой
Покопайтесь в моей памяти
A
A

Посидел немного, потом снова принялся колотить, отбивая себе пятки. Потом начал кричать. Хоть бы кто отозвался!

Неужели придется до утра здесь куковать?! Вот будет переполох, когда его хватятся! Сразу звонки в полицию, в посольство — потеряли ребенка! А уж как ему влетит, когда он найдется... Лучше и не думать про этот ужас...

Кстати об ужасе... Смех смехом, но темноту, страх и одиночество никто не отменял.

Едва Игорь понял, что никто не придет на помощь, на него вновь навалилась черная тягучая тоска. Стоять в продуваемом холодном коридоре не хотелось и он решил вернуться в спальню.

Говорят, если человек проведет где-нибудь несколько часов, он начинает считать помещение своим домом. Должно быть, так произошло и с Игорем — спальня казалась ему уютней, чем все остальные помещения.

Вернувшись, Игорек конечно же не полез под кровать. Он с трудом вскарабкался на нее. А высота была чуть ниже его роста. Может, к ней скамейку подставляли?

Раскинул руки в стороны и принялся приводить мысли в порядок. Пошарил по карманам, нет ли спичек случайно, или зажигалки. Да только откуда же им взяться. Фонарик? Еще не лучше. Знать бы заранее, конечно запасся бы. И пожевать бы чего-нибудь припас — вон как желудок свело, с обеда пусто.

Интересно, сколько времени? Поднес к глазам часы. Надо же, а раньше и не замечал, что они в темноте светятся! Отец подарил их Игорю за месяц до этой поездки, и поглядеть на них без света еще не доводилось.

Зеленоватые стрелки слились воедино на цифре XII. Полночь...

Глава вторая

Ночной гость

Темнота сгустилась настолько, что казалось — можно черпать ее руками, словно густой свежезаваренный кисель. Игорь не отводил взгляд от зеленого фосфорического свечения стрелок, мысленно подгоняя их бег. Хотелось, чтобы эта страшная ночь побыстрей закончилась. И не знал — не гадал он, что впереди еще было столько сюрпризов...

В закрытой наглухо спальне вдруг пронесся ледяной смерч, развеявший тяжелые занавеси балдахина. Игорь испуганно вжался в подушки. Послышался заунывный нечеловеческий вой, напоминавший пение. И в дальнем углу, у самой стены начало разгораться зеленоватое свечение, как будто кто-то разместил там в десятки раз увеличенные стрелки от наручных часов.

По телу пробежали толпы щекочущих мурашей, дрожь заполонила каждую клеточку его тела. Душа наполнилась первобытным ужасом перед неизвестностью.

Пение прекратилось внезапно, словно выключилось. А свечение разрасталось, приобретая человеческий облик...

И вот уже там, у стены, можно было разглядеть чей-то мерцающий силуэт.

Игорь сжал уголок подушки зубами, чтобы не заскулить, словно испуганный щенок.

Неведомое существо медленно направилось к нему!.. И ведь никуда не сбежишь...

Существо приблизилось на расстояние двух-трех шагов и замерло, покачиваясь на невесть откуда взявшемся ветерке.

— Не бойся... Я не сделаю тебе ничего плохого... Мне очень нужна твоя помощь... — послышались глухие, несвязные фразы. Игорь еле разобрал их смысл. Этот диалект с трудом напоминал смесь французского с немецким.

— Кто ты? — само собой сорвалось с губ. Игорек немного знал французский, ведь кого попало в Париж не повезут — он учился в школе с углубленным изучением французского.

Поборов первую волну страха, Игорек взглянул на существо повнимательней. И поразился — перед ним стоял самый обычный ребенок, почти одного с ним возраста. И совсем не страшный вблизи, а скорее даже беспомощный.

Лицо было бледным, неживым, недвижимым. Голос исходил как бы изнутри.

— Я — принц Азаат де Лонгвиль ди Беренгар, последний из законных владельцев этого замка...

На слове «законных» неведомый призрак сделал особое ударение, и Игорек невольно переспросил:

— А почему «законных»? Разве другие были незаконными?

— Конечно. Замок был захвачен много веков назад и с тех пор наша династия прервалась. А я остался в замке с надеждой на помощь. Но еще никто не мог даже выслушать меня, не то чтобы помочь...

Игорь постепенно проникался сочувствием к странному мальчику.

— Но чем же я могу помочь?

— Сначала я расскажу тебе свою историю...

И царственный ребенок начал рассказ.

Конечно, Игорь еле-еле разбирал старинную лексику, но общий смысл уловил.

Родился принц Азаат еще во времена Людовика VI по прозвищу Толстый, в 1110 году. Этот король вел борьбу с баронами своего домена, старался ликвидировать вольницу этих мелких феодалов, разрушал их замки либо занимал их своим гарнизоном. И вскоре Людовик VI стал полным господином Иль-де-Франса.

Но при случае Людовик не брезговал и захватом совершенно независимых земель.

Так и отец Азаата, правитель крошечного герцогства размером меньше чем современный Люксембург, попал в поле зрения алчного монарха Франции.

Как и следовало ожидать, вскоре войска начали осаду. Защитники замка держались до последнего, но... Все было бесполезно. Продержавшись полтора месяца, крепость пала. Герцог Филипп де Лонгвиль ди Беренгар был убит в схватке. Так же, как и его двенадцатилетний сын... Мальчику попала в горло стрела из арбалета, когда он выглянул из бойницы... Все, кто к тому времени оставался в живых, были перебиты захватчиками, а сам замок разграблен подчистую...

Призрак смолк, переводя дух и собираясь с мыслями.

Игорь терпеливо ждал, спешить-то было все равно некуда — до утра еще далеко.

— Я оказался трусом... Обычным жалким трусом... — не жалея себя, жестко сказал Принц. — Дело в том, что... Мой прадед, который построил этот замок, приказал сделать также подземный ход. Король Людовик знал о нем и, конечно же, завалил его камнями еще в первые дни осады. Но никто, никто не знал, что есть и второй потайной ход из замка. Сведения о нем передавались только старшему сыну в роду. Во время осады об этом тоннеле знали только мой отец и я. Отец никому не рассказывал про запасной ход. Он понимал, что его воины не смогут храбро сражаться, зная о путях к отступлению. Или найдется предатель, который сообщит Людовику... Да так и не успел рассказать — он был убит почти в самом начале сражения. А я...

Я, как последняя крыса, спрятался в башне и выжидал. Я должен был спуститься вниз! Я должен был спасти людей! Наверное, я все же решился бы, но не успел. Стрела оказалась быстрей, чем моя храбрость... Понимаешь теперь, почему нет мне покоя столько веков?!

Голос Принца сорвался на крик. У Игорька сжалось сердце...

— Но чем я могу помочь? Я все сделаю, что в моих силах, только скажи!

— Я должен вернуться в прошлое и завершить незавершенное... Но я не могу... Перенести меня туда может лишь могущественный волшебник и чародей, любимый ученик Мерлина. Его имя — друид Хильдерон...

Едва Принц произнес это имя, раздался мощный громовой удар. Игорь испуганно зажал ладонями уши, но Азаат невозмутимо сказал:

— Старик не любит, когда духи разглашают его имя простым смертным... Так вот...

Он живет не здесь, а в одном из астральных миров. Нам, привидениям и духам, дорога туда заказана. Лишь живой человек, из плоти и крови, может попасть в его мир... Вот какую помощь я от тебя прошу...

Азаат замолчал. В его неподвижном взгляде ощущалась невыразимая тоска...

Игорек задумался. Как всякий московский школьник двадцать первого века, он не верил в разную магическую чушь и с колдунами был знаком лишь по книгам о Гарри Поттере да по компьютерным играм. Но вот он, в двух шагах, настоящий призрачный призрак. Протяни руку, потрогай... Тут хочешь — не хочешь, а поверишь.

2
{"b":"103124","o":1}