ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В огромном зале собралось около сотни придворных всех мастей. Граф и барон сразу затерялись среди них. Гости короля переговаривались полушепотом и зал был наполнен гудением, словно большой улей.

Появился мажордом. Гул стих. Мажордом трижды ударил жезлом в пол и произнес:

— Господа! Его Величество король Франции Людовик VI!

Глава восьмая

Дьявольское отродье...

Взоры придворных обратились к двери с алой бархатной занавесью. Первым оттуда выбежал, смеясь и гримасничая, карлик в шутовском колпаке и желто-зеленом кафтане. За ним величественной поступью вошел в зал сам монарх.

Игорь поднял глаза и посмотрел на короля — не смог сдержать любопытства, ведь это был первый живой король в его жизни! Принца-то он уже видел...

Его Величество был облачен в пурпурную мантию, под которой виднелся белый кафтан и белоснежные шаровары. Людовик Шестой действительно соответствовал своему прозвищу «Толстый» которым наградил его народ.

Он подошел к невысокой скамье без спинки, что стояла у дальней стены, и сел на бархатные подушки. Шут примостился у его ног. Вслед за королем вошли королева, трое сыновей и придворные из королевской свиты — пажи, фрейлины. Они полукругом окружили Людовика и подобострастно замерли.

Мажордом вновь появился в центре зала и стал по одному выкликать королевских гостей в порядке их знатности и родовитости. Князья, бароны, графы подходили к королю, склоняясь в поклоне и выражали самую искреннюю почтительность и рассыпались в цветастых восхвалениях.

Подошел и черед графа Гильома д'Ангулема.

— Ваше Величество! — начал он. — Мы с господином бароном д'Альбре только что прибыли с северных границ Франции, чтобы сообщить радостную весть — замок Шато-Брасьен пал! Сам же герцог Филипп был убит при штурме крепости.

— Прекрасная весть! — усмехнулся Людовик Шестой. — Конечно, жаль, что Филипп убит — он был неплохой воин. Но — A la ger, com a la ger. Благодарю, граф. Вы действительно порадовали нас! А кто этот славный мальчуган? Пусть подойдет поближе...

Граф подтолкнул Игоря. Мальчик нехотя приблизился к королю и неловко поклонился.

— Ваше Величество! Этот юноша — мой пленник. Это сын короля Филиппа принц Азаат де Лонгвиль ди Беренгар.

— О, вот как... — удивился король, оглядел мальчика и приторно растянул губы в улыбке. — Подойди, подойди, не бойся!..

Игорек приблизился почти вплотную к смешному толстяку. Шут ревниво хмыкнул, подвинулся. Людовик ласково потрепал мальчика по щеке пухлой ладонью, приподнял за подбородок.

— Славный, славный мальчуган! — приговаривал он. — Пожалуй, мы взяли бы тебя в пажи. Что вы намерены делать с ним, граф?

Граф Гильом д'Ангулем произнес, склонив голову:

— Мой король! Я привел принца лишь для того, чтобы предложить его в дар Вашему Величеству! И буду несказанно счастлив, если вы этот дар примете!

Должно быть, король и не ждал иного ответа. Он милостиво кивнул графу, вновь погладил мальчика по щеке и указал на место подле себя.

Стать слугой этого толстяка! Прислуживать в спальне и за обедом, носить за ним шелковые подушки — это ли занятие для мальчика XXI века!

Игорь уже совсем было собрался высказать отказ прямо в лицо Людовику, но тут вмешалось Провидение в лице барона д'Альбре.

Все это время барон скромно стоял поодаль от графа и, казалось, был совершенно безучастен к происходящему.

И вот сейчас барон шагнул вперед, отвесил низкий поклон и сказал:

— Ваше Величество! Осмелюсь заявить о государственной измене!

Король насторожился. Его добродушие растворилось без следа.

— Говорите, барон! — приказал он. — Кого вы обвиняете в измене?

Тут же, повинуясь неслышно отданному приказу, в зал вошла стража. Отряд кирасиров выстроился вдоль стен и ощетинился копьями.

— Ваше Величество! Я обвиняю в государственной измене и заговоре графа Гильома Адемар III Ле Барб д'Ангулема!

Граф был безмерно поражен! И эту змею он сам привел во дворец! Делил с подлым предателем кров и хлеб!

— Объяснитесь, барон... Если это всего лишь неправый навет...

— О, Ваше королевское Величество! Разве я посмел бы... — заторопился барон. — Я заявляю пред лицом моего августейшего монарха — этот мальчик — суть Сатана в обличье ребенка! Граф заключил с ним договор с целью извести моего короля!

— Доказательства! — вскричали вокруг.

— Ваше Величество! Велите снять с мальчика рубаху. У него на запястье — дьявольский браслет! Он применяет его для колдовства!..

Людовик махнул рукой и с Игоря мигом стянули рубашку, отрывая пуговицы.

Часы! Так вот о чем толковал барон! — догадался Игорек.

На графа было страшно смотреть — он смертельно побледнел, ссутулился, куда девалась гордая рыцарская осанка.

Как же он мог прозевать... Ведь это первейшая заповедь — обыскать пленника до нитки! Под рубахой за все время пути разглядеть этот браслет было трудно. И все же барону это удалось. А он, граф, был слишком доверчив и беспечен...

Барон, барон... Сколько лет он ждал удобного случая! Он всегда завидовал графу, его богатству, красоте, молодости, силе — да всему! Наконец — свершилось!..

Король недолго размышлял. Он бросил в пространство:

— Немедленно направьте герольдов в Нотр-Дам. Пусть пригласят архиепископа. Это его прерогатива — борьба с Дьяволом. Да поживей там!

Час прошел в томительном ожидании.

Игорек так и остался стоять подле короля, без рубашки, слегка испуган. Он находился в такой странной растерянности... Трудно что либо предпринять, когда от тебя ровным счетом ничего не зависит. Когда кто-то другой решает твою судьбу... Мальчику даже не позволили одеть рубашку. Так и стоял на виду у всех, обняв себя за плечи и подрагивая от сквозняков, гулявших по залу.

— Его Высокопреосвященство архиепископ Парижский кардинал де Ла Руе! — воскликнул мажордом.

Сухощавый, в алой сутане и митре с крестом, прошелестел по мрамору кардинал. Он уже знал, зачем приглашен к королю и прямиком направился к мальчику. Внимательно оглядел его, обойдя вокруг. Взял за руку и поднес часы повыше, покачал головой...

Выражение его лица было непроницаемо, узкие бескровные губы сомкнулись в прямую линию. Отпустив ладонь Игоря, кардинал посмотрел ему прямо в глаза. Колючий, опасный взгляд, словно у кобры перед прыжком...

Архиепископ обернулся к королю, поклонился и произнес следующее:

— Ваше Величество! Барон д'Альбре совершенно прав. Этот мальчишка — перевоплощение Сатаны в человеческий облик! Браслет покрыт колдовскими письменами, а в его глазах я увидел дьявольский огонь! Немедленно извольте приказать сжечь демона на площади у собора Нотр-Дам! Дьявольское отродье должно быть уничтожено!..

— Но это же не браслет! Это обычные часы! — не выдержал Игорь. Он все еще верил, что сможет образумить этих темных невежественных дворян.

— Ложь. Часы выглядят совершенно иначе и уж никак не могут быть надеты на руку. Солнечные и водяные часы гораздо больше размером. А песочные и вовсе по другому выглядят — в виде двух колб. Не вводи нас в заблуждение, наместник Сатаны! — спокойно ответствовал кардинал.

А король все еще молчал, размышляя. Уж очень ему не хотелось вступать в спор с рыцарем из Ордена Тамплиеров...

Этот Орден был основан около 1118 года рыцарями Гуго де Пайен и Жоффруа де Сен-Омаром. Первоначальной целью Ордена была охрана дорог в Святую Землю и защита паломников. Об их деяниях стали ходить легенды, их могущества стали бояться даже короли...

Наконец король спросил:

— Граф... Вы имеете что возразить барону д'Альбре?

— Ваше Величество! Я и в мыслях не держал... Барон обвиняет меня в измене, в клятвопреступлении! Эти слова можно смыть только кровью! Я вызову барона на поединок!

8
{"b":"103124","o":1}