ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Древняя Мексика без кривых зеркал - pic_77.jpg
Рис. 72. Ровные грани блоков облицовки

Расположение блоков — и особенно расположение части из них на специальных подставках для фиксации положения, в котором они были найдены — однозначно указывает на то, что современные реставраторы не имели никакого отношения к их созданию. Индейцы — обладавшие только инструментами, которыми можно было обстукивать камень и шлифовать его, но никак не распиливать — тоже этих блоков не создавали. Тогда чьих рук это дело?… Ответ вполне определенно также однозначен: некая неизвестная историкам цивилизация, технологический уровень развития которой был весьма и весьма высок.

Однако блоки лежат не только возле пирамиды, но и непосредственно на ней. Более того: они смотрятся тут вполне естественно и наводят на мысль, что и пирамида была также построена этой высоко развитой цивилизацией, а вовсе не индейцами Теотиуакана. Но в данном случае уже нельзя утверждать это однозначно, поскольку нет возможности до конца исключить вариант, что авторами пирамиды были-таки индейцы, которые могли просто использовать для облицовки пирамиды готовые блоки из руин какой-то гораздо более ранней постройки. Хотя на мой взгляд, второй вариант все-таки менее вероятен, и строителями пирамиды скорее всего были те, кто создавал и блоки — представители высокоразвитой цивилизации.

Древняя Мексика без кривых зеркал - pic_78.jpg
Рис. 73. Блоки облицовки на южной стороне пирамиды

Долго наслаждаться долгожданной «добычей» нам не дали. Прибежал ретивый смотритель, которому для этого пришлось пересечь всю Цитадель, а она — весьма немаленькая по размерам. И хоть никто из нас (из тех, кто забрался в эту зону) испанским не владеет, но и без знаний языка по красноречивым жестам и возмущенной речи смотрителя было понятно: нас категорически оттуда выдворяют. Слабые попытки с нашей стороны как-то договориться, чтобы задержаться тут подольше, успеха не имели — решительность смотрителя была довольно велика, да и вынужденный марш-бросок явно не поднимал ему настроения. Но мы и не особо настаивали. Во-первых, мы итак уже самое основное отсняли. А во-вторых, пока смотритель разбирался со мной и Алексеем Тесленко, Дмитрий Огай — один из наших операторов — продолжал все снимать на камеру, оставаясь на «стене» Цитадели. Так что мы получали дополнительную возможность разнообразить видеоряд сценой препятствия нашим изысканиям. И чем дольше — тем содержательней становился материал, а посему мы покидали зону возле пирамиды как можно медленней, почти как покидает поле сменяемый ближе к концу матча футболист, когда его команда выигрывает с минимальным перевесом, то есть со скоростью черепахи…

Древняя Мексика без кривых зеркал - pic_79.jpg
Рис. 74. Смотритель, выгоняющий автора книги из закрытой зоны

Поднявшись опять на «стенку» Цитадели, мы продолжили путь вокруг пирамиды Кетцалькоатля уже в сопровождении смотрителя, который постоянно нас поторапливал, не давая остановиться, до тех пор, пока не вывел в доступную для туристов зону. Но поскольку самый простой путь туда пролегал как раз в том же направлении, в каком мы и двигались ранее, нам удалось в итоге обойти пирамиду со всех сторон и оценить характер развалов сохранившихся блоков облицовки. И выяснилась любопытная деталь: зона, доступная туристам, огорожена именно таким образом, что из нее совершенно не видно этих блоков!.. Недаром в предыдущий день мы даже ничего и не заметили, хотя довольно долго осматривали различные руины в области Цитадели (но находясь в открытой для всех зоне). Все же, что можно было увидеть из остатков облицовки, носило явные следы реставрации, хотя даже при этом доступное расстояние было столь велико, что их приходилось фотографировать на максимальном увеличении.

Древняя Мексика без кривых зеркал - pic_80.jpg
Рис. 75. Остатки облицовки близ юго-западного угла пирамиды Кетцалькоатля

Столь явная разница в состоянии облицовки в доступной для туристов и в закрытой для них же зонах неизбежно выводят на одну мысль: ограждение возле пирамиды Кетцалькоатля поставлено вовсе не случайным образом, а носит явно преднамеренный характер и имеет при этом вполне четкую цель — закрыть широкой публике доступ к детальному осмотру тех блоков, которые дают информацию, не укладывающуюся в общепринятые исторические схемы. Говоря другими словами, тут имеет место откровенное сокрытие неудобных для историков фактов. Фактов, которые не просто не укладываются в академическую версию истории этого региона, а прямо ей противоречат, подрывая самые ее основы, поскольку для объяснения происхождения столь «неудобной» для историков облицовки необходимо признать наличие в Теотиуакане следов цивилизации, кардинально отличающейся по уровню развития от известных тем же историкам цивилизаций индейцев Мезоамерики.

* * *

В представлениях об истории Теотиуакана в той литературе, авторами которой являются представители академической науки, очень часто читателям преподносится идея о разделении комплекса на две части: «сакральной» — куда имели доступ только жрецы, посвященные в таинства религиозного культа, и так называемой «профанной» — куда доступ был открыт всем, в том числе и «простым смертным». И на этой идее созданы даже целые теории, в соответствии с которыми пытаются выстроить последовательность строительства разных частей комплекса, объяснить их назначение и так далее и тому подобное. На этой же идее базируется немало работ, которые послужили основанием для получения историками и археологами ученых степеней и званий. Она явно уже давно перестала быть просто гипотезой — академическая наука заигралась в эту игру уже весьма серьезно. Настолько, что, похоже, стала переносить историческую гипотезу в реальную современную жизнь.

По крайней мере именно на такую мысль наводят параллели с тем, что мы видим по ограничению доступа широкой публики в разные зоны комплекса Теотиуакана. «Профаны»-туристы имеют право осматривать только то, на что им дали санкцию «посвященные»…

Любопытно, что аналогия тут оказывается гораздо глубже, чем можно было бы ожидать.

Как и жрецы, историки и археологи, работающие с разрешения (или, используя соответствующую терминологию, «благословления») Национального института антропологии и истории, имеют доступ не просто в какие-то зоны, а доступ к объектам, несущим в себе информацию, закрытую от «профанов», то есть от широких масс.

Как и жрецы, историки и археологи в прямом смысле слова верят в ту версию прошлого, которую тиражируют в учебниках, верят в свой «культ». И как жрецы, посвящают этой вере всю свою жизнь. Усомнившиеся же в официальной версии истории, отлучаются от системы академической науки, как отлучаются от церковно-культовой системы жрецы, усомнившиеся в основах культа.

И даже более того: аналогия имеется не только по форме, но и по содержанию.

Любой культ основан на вере в бога или богов. А жрецы посвящены в некие «сакральные» знания, несущие информацию о соответствующем боге или богах. Артефакты же, о которых идет речь в данной книге и доступ к которым так старательно закрывается для широкой «профанной» публики, несут в себе информацию о такой цивилизации, представителей которых наши далекие предки называли богами!.. Так что историки и археологи, как и жрецы, имеют доступ к информации о «богах»!..

Но на этом аналогия заканчивается. В отличие от жрецов, представители академической науки не воспринимают этих самых «богов» в качестве реальных лиц, существовавших в далеком прошлом. И даже откровенно и упорно противится такому восприятию другими людьми…

Получается парадоксальная картина: самая информированная о следах древней высокоразвитой цивилизации часть населения нашей планеты с наибольшей категоричностью отвергает сам факт существования этих следов!..

25
{"b":"103125","o":1}