ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Петроний Гай Аматуни

Королевство Восемью Восемь

Далл-Айленд

1

Я имею в виду в общем-то неплохой по своей природе островок в южной части Атлантического океана, столь крохотный, что он не умещается на картах среднего масштаба.

Открыл его в конце прошлого века предприимчивый торговец Аванак. Поскольку островок оказался необитаемым, а заселять его не имело смысла, ввиду большой удаленности от главных морских путей, Аванак просто объявил его своей собственностью, назвал Далл-Айленд, то есть пустой остров, никчемный, никому не нужный.

Где-то в морском сборнике или ежегоднике упомянули тогда об этом и тут же забыли. Тем меньше оснований знать и помнить однажды упомянутый островок имел автор этих строк, житель приречного города Ростова-на-Дону, лежащего на перекрестке путей из Европы к Кавказским горам…

И все же, друзья мои, даже обладая уравновешенным характером и будучи весьма серьезным человеком, планирующим каждый свой жизненный шаг, нельзя, уверяю вас, относится с пренебрежением к каким-то там забытым островам или затерянным в глубинах космоса планетам, если… у тебя есть приятели-фантазеры! В таких случаях советую вам быть готовым ко всему…

2

Утро. Началась обычная рабочая пора. Я за своим письменным столом. Размышляю. Вчера закончил книгу о приключениях Василько и Аиньки. Сегодня снова передо мной чистые листы бумаги. На этот раз мне заказали статью: «В каком возрасте следует прекращать чтение сказок и научной фантастики?»

— Нас интересует, — сказал редактор, — ваше личное мнение.

Я еще сам не знаю, что думаю по этому вопросу, и потому легонько перебираю сети своих рассуждений, в которых легко запутаться, если не найти их начала и конца.

И тут — звонок: дзин-дзин-дзин…

Открываю дверь и вижу озабоченного начальника Отдела Таинственных Случаев нашей районной милиции Алексея Петровича Воронова.

— Здравствуйте, — говорит, — я снова к вам…

— Опять исчез Василько? — спрашиваю. — Здравствуйте.

— Не то чтобы исчез, но и не то чтобы находится на месте…

Мы прошли в кабинет. Сели. Алексей Петрович подает мне конверт.

— Фотография?! Так я теперь без нее узнаю Василько…

— Не совсем фотография… Вернее, совсем не фотография. Письмо!

— Мне?

— Нет. Но для пользы дела я прошу вас прочесть.

Уважаемый Аликсей Питрович!

Обращается к вам Василько, известный по прошлым дилам. Сичас я нахожусь в временом отсутствии по причине дружбы и мемоз. Так что родителям ничего неговорите, а песателю тоже, а то он кинется меня искать и нипримено найдет раньше времени. А когда я заново явлюсь, я ему расскажу все как есть. Ладно? И вы тоже небеспокойтесь за меня, потому что я вернусь, когда надо.

Василько — М-да… — говорю я. — Где же он? И как понять «вернусь, когда надо»? Да еще эти «мемозы»… Грамотей!

— Видимо, он очень волновался, когда писал, — оживился Алексей Петрович. — Я полагаю, что и здесь не обошлось без волшебства. Так что выручайте еще разок. Наш начальник сказал, что, если необходимо, он может выдать вам удостоверение дружинника. Для смелости.

— Спасибо. Я думаю, не стоит… А знаете что — отправимся-ка мы с вами вдвоем, Алексей Петрович! А?

— Это можно. Мне и начальник сказал: «Без Василько не возвращайтесь!» А куда?

— Туда, где сейчас Василько. Согласны?

— Еще бы!

— Тогда повторяйте за мной: инутама, инутама, акчоле…

— Инутама, инутама, акчоле… и…

3

…Мы очутились где-то на морском (или океанском?) берегу, вроде бы в Африке — жарища, пальмы кокосовые и финиковые растут; в другом месте — высокие лиственные деревья с большими яркими цветами, а по ветвям мартышки носятся.

— Ну и ну! — сказал Алексей Петрович.

— Нравится? — спрашиваю я.

— Здорово! Вот только не пойму: если Василько здесь, то что он тут потерял?

— Гм… Узнаем, узнаем… Вот полюбуйтесь… Я думал, что Василько ошибся в своем письме, а здесь тоже «мемоза». — И я указал на огромный рекламный щит у дороги:

МЕМОЗЫ — ГОРДОСТЬ ФИРМЫ «АВАНАК»
ДОРОГО! НАДЕЖНО!! УНИВЕРСАЛЬНО!!!
ПРИОБРЕТАЙТЕ АВТОМАТЫ КАРЬЕРЫ
ЗА НАЛИЧНЫЕ И В РАССРОЧКУ…

— Чушь какая-то, — заявил Алексей Петрович.

— Не торопитесь. Под словом «карьера» обычно подразумевают служебный, деловой путь человека… Так?

— Пожалуй. Но при чем тут цветы?!

— А если слово «мемоза» написано здесь правильно? Тогда это вовсе не мимоза…

— Тогда слово «автоматы» имеет прямое отношение к технике!

— О чем и речь… — И я киваю в сторону какого-то типа, стоящего под рекламным щитом спиной к нам. — Спросим?

Незнакомец был одет в джинсы и клетчатую ковбойку, а на голове красовалась выцветшая от солнца, изрядно поношенная широкополая шляпа.

Когда мы подошли к нему метра на три, голова его вдруг повернулась на сто восемьдесят градусов (положение тела при этом не изменилось!), и на нас глянули карие глаза на светлом веснушчатом молодом лице.

Я похолодел от ужаса, а Алексей Петрович, сделав вид, как будто так и должно быть, вежливо произнес:

— Здравствуйте.

— Привет, — ответила голова (я так пишу потому, что она казалась совершенно независимой от тела).

— Вы по-русски говорите? — обрадовался я.

— На нашем острове все говорят на одном языке и друг дружку понимают.

— Остров? Чей?

— Мистера Аванака, благодетеля планеты «З»…

— Так мы на другую планету попали? — слегка струхнул Алексей Петрович.

— Вопрос непонятен, — ответил незнакомец. — Меня зовут Гуль, я…

Но тут возле нас остановился легковой автомобиль, и водитель крикнул нам в окно:

— Следуем в Мемозтаун. Имеются свободные места… Кивнув на прощание Гулю, мы юркнули в машину, где уже сидели толстый, франтовато одетый мужчина лет пятидесяти и весьма похожий на него оболтус лет двадцати. Отец и сын?…

— Моя фамилия Эдиот, — представился старший. — Да-да, вы угадали, джентльмены… это мое непутевое чадо. Мальчик в том возрасте, когда пора жениться… Но в голове у него чего-то недостает. Я думал, что при моих миллионах это небольшая беда, но… Нынче настали странные времена, вы не находите?

— Смотря что вы имеете в виду, — осторожно сказал Алексей Петрович.

— А вы, я вижу, из полиции, — одобрительно кивнул мистер Эдиот. — Это хорошо. В век бизнеса контроль особенно необходим… Так, вот, невеста моего мальчика заупрямилась! Смех да и только… «С меня хватит, — заявила она, — одной эдиотской фамилии…» Ха-ха-ха… Не знаю, что бы мы делали, если б не благодетель планеты «З»!

— Что это за планета? — спросил я.

— Вы, вероятно, недалеко ушли от моего мальчика? — Мистер Эдиот внимательно глянул на меня. — Какие мемозы вы намерены приобрести, деловые или нет?

— Какие?!

— Да. Не завидую вам, — буркнул мистер Эдиот. — Планета «З» — это Земля… Вот и все!..

— Леди и джентльмены, — привычным тоном заговорил водитель, — мистер Аванак разделил все взрослое население планеты на три возрастные группы: младшая — от двадцати до тридцати лет; средняя — до шестидесяти и старшая — от шестидесяти до восьмидесяти… Стоимость мемоз обратно пропорциональна этому делению! И еще…

Но тут, перед самым въездом в город, вихрь забросил в машину облачко густой пыли, и мы едва успели зажмуриться.

— …джентльмены, необходимо учесть срок гарантии: он, как и следует ожидать, прямо пропорционален возрасту клиента, — продолжал водитель, не сбавляя скорости, вынул свой левый глаз, обтер его ваткой, вставил на место, неторопливо проделал ту же процедуру с правым и закончил: — Ха-ха-ха…

Мистер Эдиот восхитился и повернулся к сыну:

— Видал, Сэм? Ты даже этого не умеешь!..

1
{"b":"103126","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рождественская надежда
Жестокая игра. Книга 5. Древние боги. Том 2
Крестный отец
Именинница
Плацдарм для одиночки
Шестая жена
Лоренцо Великолепный