ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адмирал нахмурился и отдал какое-то распоряжение своему ординарцу, тот опрометью кинулся на сигнальную вышку.

А классная руководительница, она же математичка Надежда Ивановна, восторженно крикнула с берега:

— Я всегда говорила, Василько, что из тебя получится разбойник!..

Василько сдержанно поклонился ей в знак признательности, и густой туман поглотил злодейский корабль.

4

Капитанская каюта. Аделина медленно приходит в себя и беспомощно осматривается. Рядом с ней сидит Василько. Лицо его неподвижно и непроницаемо.

— Ах, это ты…

— И да, и нет, — вздыхает он.

— Как понять эти слова?

— Я… Вас-Иль-Ко, гроза южных морей и океанов. Я хотел оставаться мирным жителем, зарабатывающим четверки и пятерки…

— Не так давно ты заработал двойку, — напоминает Аделина, окончательно приходя в себя и приподнимаясь.

— Я всегда получаю только то, что хочу сам, — сурово замечает Вас-Иль-Ко. — Но оставим это: теперь оно в прошлом… Некоторые обстоятельства вынудили меня поднять черные паруса…

— Что ты сделал с Митькой?..

— О, можешь о нем не беспокоиться! Он жрет десятую порцию мороженого…

— Может быть, ты и меня угостишь?

— Тебе я могу предложить и большее, — загадочно ответил Вас-Иль-Ко и нажал кнопку в углу дивана.

Одна из стен каюты раздвинулась, и в лучах ламп дневного света в просторной нише засверкали груды драгоценных камней, прекрасные изделия из золота и серебра.

Аделина подбежала к сокровищам, долго ворошила их и откровенно восторгалась.

— Все это твое, — небрежно бросил Вас-Иль-Ко.

— Если позволишь, — сказала Аделина, перелистывая толстый альбом в кожаном переплете с золотыми застежками, — если позволишь, я возьму эту коллекцию марок…

Потемнело обветренное и мужественное, покрытое шрамами — следами былых сражений — лицо Вас-Иль-Ко.

— Бери, что хочешь, — глухо проговорил он и повернулся к микрофону на стене: — Курс на Космодром!

— Есть, капитан! — хрипло отозвалась стена. — Мы в двух кабельтовых от него…

5

Они вышли на палубу втроем: Василько тонко рассчитал свою предстоящую месть. Пусть и этот маркособиратель ощутит его могущество!

— Где же твой Космодром? — насмешливо спрашивает Митька. — Вокруг одна вода…

Вас-Иль-Ко величественно двинул рукой, и со дна морского уже поднимается искусственный стальной остров. С его овальной поверхности с яростным шумом и дьявольскими всхлипами сбегают тысячетонные потоки воды и, ударяясь о поверхность моря, превращаются в б елое облако мельчайшей водяной пыли, отсвечивающей всеми цветами радуги.

Теперь отчетливо видно огромное тело звездолета, покоящееся на ажурных опорах. Едва рассеялась водяная пыль, как опоры пришли в движение и поставили космический корабль вертикально.

Вас-Иль-Ко глянул чуть вправо, и с десяток головорезов, чьи ужасные физиономии повергали Аделину в трепет, а Митьку Филателиста наводили на мысль о том, что виселица была бы для них слабым напоминанием о совершенных злодеяниях, кинулись стягивать брезент с какого-то сооружения.

Еще миг — и перед взорами недавних друзей предстал черный вертолет с белой эмблемой смерти на борту и лопастях.

— Прошу, — галантно приглашает в кабину Вас-Иль-Ко.

— И мне? — с надеждой спрашивает Митька.

— Почему бы и нет?.. Пожалуйста!

Всего в сотую долю секунды был восторженный взгляд Аделины, брошенный в сторону вожака пиратов, но он не укрылся от зоркого и внимательного «джентльмена удачи», как любили себя именовать, да и сейчас именуют, не только морские разбойники…

Перелет с палубы пиратского парусника, видевшей множество сражений, на Космодром занял не более трех минут.

Серебристый лифт гостеприимно принял их и стремительно вознес к кабине космического корабля.

У входа они оделись в алые скафандры, вошли в уютное гнездышко космонавтов и легли в удобные кресла.

Наступила тишина, прерываемая лишь тиканьем секундомера и предстартовым отсчетом. Где-то далеко внизу послышался мощный гул, сравнимый разве что с гулом землетрясения, и уже несколько секунд спустя все трое — Аделина, Митька Филателист и Василько — плава ли в невесомости у больших иллюминаторов.

В звездном рое на черном фоне космоса сверкала Голубая Планета…

— Митька… Виноват, капитан Грей, — повернулся к Аделине Василько, — хотел показать тебе нашу планету со всех сторон… Не знаю, как собирался он выполнить свое обещание, но вот, смотри… Земля у твоих ног, и ты можешь сделать вокруг нее столько витков, сколько пожелаешь!

— Ты неподражаем, Василько, — сказала Аделина. — И, знаешь, что?.. Я буду отныне собирать марки только космической серии!

Василько помрачнел и решительно скомандовал:

— По местам! Хватит с вас…

— Давно бы так, — одобрил Аинька, наблюдая за ними. — А то нянчится с этой девчонкой-задавакой!..

6

Остров Забвения, затерянный в пустынной части Тихого океана среди двадцати тысяч других островов. Где-то южнее экватора, но севернее Австралии, восточнее Ростова-на-Дону, но западнее Нью-Йорка.

Сюда удалился от мирской суеты наш Василько. Здесь, на необитаемом клочке суши, проводит свои дни в гордом одиночестве юный ростовчанин, подобно Робинзону. Верного друга Пятницу ему заменяет сверхтехника Будущего.

За считанные секунды вагончик фуникулера — канатной железной дороги — доставит Василько на десятикилометровую высоту единственной горы острова. Плавно и неторопливо эскалатор опустит его к центру Земли.

Одноместная подводная лодка всегда к его услугам в уютной бухте; вертолет в двух шагах от его сорокаэтажной хижины, сверхзвуковой самолет — на бетонной поверхности аэродрома.

Стоит нажать кнопку — и автоматические повара угостят его обедом, завтраком или ужином; другие кнопки удовлетворят другие желания.

Но Василько был глух ко всему. Лишь объемный цветной телевизор с экраном во всю стену удостаивал он своим вниманием. Да и то включал его только для того, чтобы посмотреть «Клуб кинопутешествий», «В мире животных», «Очевидное — невероятное» или мультики.

А на ровной возвышенности крутого побережья издали виднелся огромный Сфинкс — лежащий лев с головой человека, наподобие Большого Сфинкса в Египте.

Только сделан он был не из камня, а из прочной цветной пластмассы, и лицо у него было не египетского царя — фараона, а самого Василько. Грустный взгляд гигантской скульптуры всегда устремлен не на восток, как у египетской, а на запад, в сторону Ростова-н а-Дону.

Никто не разгадал тайну усмешки, застывшей на устах Каменного Сфинкса, что неподалеку от Каира, но стоит лишь взглянуть на улыбку Сфинкса-Василько, чтобы понять: только он знает цену женского легкомыслия и неумения отличить настоящего мужчину от филатели ста.

Только он…

7

— Ну, как? Интересно? — спросил Эго.

— Ты уже пришел? Хорошо тут у вас… Что сказал врач?

— Все в порядке.

— То, что я видел, на самом деле было?

— Нет, Аинька, только в мечтах… Но без мечты человек ничего не добьется…

— А чего же тут добиваться? Разбойничать?

— Этого я не допущу, — заверил Эго. — Но видеть себя сильным, могущественным не вредно. Не говоря уже о том, что пираты, которых ты наблюдал, обрушивают свой гнев лишь на угнетателей, а простых людей они не трогают, а даже защищают.

— Ну и видик у этих защитников! — заметил Аинька.

— Бывали и пострашнее… Ладно, идем, я покажу тебе, что произошло уже не в забавах воображения, а на самом деле… Твоя работа… Вот сюда, левее… Видишь?

— Что это?! Музей восковых фигур?

— Хорош музей! — сурово произнес Эго. — Здесь собраны те мысли и желания Василько, которые ты за него выполнял с помощью своего волшебства. Вон сколько наворочал!

— Ой! — ужаснулся Аинька. — Это они превратились в восковые фигуры, как мой Мастер!.. Если бы я мог предвидеть такое, давно бы отстал от Василько. Я больше не буду!

16
{"b":"103127","o":1}