ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

5

А в квадрате № 1001 дела черных быстро ухудшались, и видно уже было по всему, что развязка близка.

Лишился Василько обоих слонов, нет уже коня и ладьи, и последняя пешка Дэ-Семь гибнет бесславно, а ферзь попал во вражеское окружение.

И тут Дэ-Семь словно обезумел.

— Не покину поля! — кричит. — Ваше величество, я же последняя у вас возможность через меня получить новую фигуру… Отмените ход!

А Василько вконец распоясался и подтверждает приказ: идти на смерть! И хоть гибель эта никому не нужна и окончательно ухудшила общее положение, — приказ есть приказ…

Но Дэ-Семь снова отказался подчиниться.

Тогда секундант белого короля метнул лассо и ловко накинул веревочную петлю на Дэ-Семь. Подбежал секундант от Василько, и они вдвоем, поднатужась, стянули на обочину взбунтовавшуюся пешку.

Еще три хода — и нет ладьи и ферзя; еще хода два — и король черных, наш Василько, остался на поле боя один-одинешенек.

Была армия, да без короля, а нынче — остался один король без армии…

Но король белых действовал все еще осторожно, чтобы случайно не сделать пат (так называется ничья, когда никто не выиграл и не проиграл). Ведь, если без объявления шаха Василько некуда будет ходить, это и получится пат…

Зажав Василько на поле аш-3, белый король притаился позади на аш-1; две свои белые пешки расположил на эф-2 и жэ-3 (рядом с Василько); ферзь белый подстерегал черного короля на жэ-7; еще две белые пешки — на цэ-6 и (самая опасная сейчас) на е-7.

Добившись такой позиции, король белых велел своему секунданту принести телефон с длинным походным кабелем.

Все притихли… Вызывает король белых Каиссу и говорит:

— Ваше величество, позвольте воспользоваться задачей-шуткой Куббеля… Помните, о ней наш Главный Инженер, международный гроссмейстер Венивидивицин рассказывал?

— Помню, — ответила Каисса и задумалась.

— Ваше величество, — убеждал король белых, — в этом случае мы от мальца неопытного да зазнайки, что по объявлению пришел, избавимся и… получим другого, настоящего, шахматного короля для черных… Позвольте!

— Быть посему! — решила Каисса. — А вам — звание мастера отныне…

— Ура!!! — закричали болельщики, аплодируя, и вновь замерли: что же сейчас произойдет?

И произошло вот что… Секундант поднес микрофон радиостанции Восемью Восемь королю белых, и тот во всеуслышание объявил:

— В шахматных законах записано: «Пешка, достигшая последней горизонтали, может быть превращена в любую фигуру…» Я двигаю свою белую пешку с е-7 на е-8 и превращаю ее… во второго черного короля!

Еще не опомнились все от удивления, как Василько приободрился: сам он не мог сделать ни одного хода, но теперь у него появился двойник, а значит, и надежда.

Правда, второй черный король имел лишь один ход, который он и сделал, шагнув на поле дэ-8. Но тут белый ферзь выскочил из засады, под прикрытием пешки е-6 встал на поле дэ-7 и объявил мат обоим черным королям сразу!

Что тут поднялось — не описать…

Даже Каисса сияла от удовольствия; но палач уже готовился к казни. Ведь Василько взялся быть королем, даже не узнав, каким и где.

Такому самозванцу не миновать плетей!

Журналисты, киношники, телевизионщики, чуя новый материал, взапуски побежали к плахе, опережая друг дружку, а некоторые пустились вплавь с того берега. Но…

— Дорогие гости, друзья, — объявила Каисса в микрофон. — Мы должны учитывать, что мальчик, так опрометчиво ставший королем черных и бездарно проигравший партию, впервые встретился с сильным игроком. Поэтому я повелеваю не наказывать его, а разжаловать в рядовые. Отныне он — белая пешка Дэ-Два, потому что в армии черных он уже оскандалился… Быть посему!

6

Я подбежал к церемониймейстеру:

— Где тут у вас телефон-автомат? Цирлих-Манирлих машинально указал на ближайшую будку и не глядя сунул мне «двушку».

— Спасибо!

Забираюсь в будку и набираю Ж2-ЖЗ.

— Служба информации Восемью Восемь на приеме, — слышу знакомый голос.

— Здравствуйте, Блаттелла, это я…

— А… Здравствуйте. Ну, вы довольны, что оказались миллионным гостем Каиссы?

— Да, конечно.

— Мне пришлось придержать в кустах двух посетителей, чтобы сравнять счет именно вами…

— Даже так?

— Не благодарите… Как вы сказали тогда? «Услуга за услугу»?.. Надеюсь, вы исполнили мою просьбу?

— Да, да, Блаттелла, все готово, и ваша рукопись у меня с собой.

— Вот и прекрасно. Каисса забронировала вам номер в лучшем отеле «Е2-Е4»… С телевизором, ванной и шахматным роботом, который развлечет и потренирует вас.

— Но, Блаттелла… У меня еще дело к вам…

— Говорите, я на приеме.

— Тут у вас появился новый… король…

— Да, это в квадрате номер тысяча один. Но он не назвал себя, и я пока не могу, к сожалению…

— Простите, Блаттелла, — прервал я. — Мне думается… Нет, я уверен, что его личность мне известна…

— Да что вы! — заволновался таракан. — Прошу вас…

— Нет, нет, мой друг, только по секрету!

— Жаль. В нашей шахматной столице секреты не в ходу…

— Ну, по крайней мере, на время вы можете не оглашать его имя?

— Пожалуй… Так кто он?

— Ученик пятого класса школы номер сто нашего города Василько… Это вы свистнули?

— А что, получилось? Я смотрел шахпарад по телевизору и вот стараюсь подражать донским казакам… Однако… Что мы приобрели?! Вы же видели этого мальца? А ведь столько гостей!..

— Нельзя ли вернуть мальчика в школу? Сейчас.

— Исключено! Ведь он сам захотел стать королем. Так?

— Наверное.

— Вот видите! У нас признается только борьба в чистом виде — честная и открытая!

— И все же мне не хочется, чтобы он осрамился вторично.

— Мне тоже. Но бывает и почетный проигрыш… Посмотрим, как будут развиваться события дальше… Мы еще встретимся!

ГЛАВА ШЕСТАЯ. Подвиг

1

Каиссе подали белый открытый автомобиль, церемониймейстер помог ей сесть на левое заднее сиденье и подошел ко мне.

— Ее величество, — устало сказал он, — приглашает вас в карету.

Я не замедлил воспользоваться любезностью Каиссы. Цирлих-Манирлих занял место рядом с водителем, и мы поехали.

— Мне доложил Блаттелла, что вы знакомы с этим мальчиком, — сказала Каисса.

— Не совсем… Раньше я видел только его фотографию. Мне так стыдно за него!

— Мне тоже, — вздохнула Каисса. — Партнер у него оказался сильный, но тем более нельзя вести себя так безрассудно; лучше бы отказался. А теперь, чтобы вернуться домой, он должен отличиться…

— Это непременное условие?

— Да. Кто далеко зашел, тому и возвращаться труднее. Но он — пионер, и надежда еще не потеряна.

— Я не очень силен в шахматах, — признался я, — но, если вы разрешите, постараюсь хоть немного потренировать его…

— Хорошо, — согласилась Каисса. — Буду откровенна: пионеров я люблю особенно!

— Завтра в вашем распоряжении будет катер, — сказал церемониймейстер. — Наша река, если вам известно, не имеет мостов…

— Спасибо. У вас очень утомленный вид.

— Да, мне сегодня досталось, — подтвердил Цирлих-Манирлих.

— Он еще волнуется за своего брата, — сказала Каисса.

— С ним что-нибудь случилось?

— Нет… Его зовут Венивидивицин. Он Главный Инженер моей резиденции и отличный шахматист. Попросил творческий отпуск и отправился по свету искать равного себе игрока…

— И не подает вестей, — грустно закончил церемониймейстер.

— Вот и ваша гостиница, — сказала Каисса, когда машина остановилась. — Можете отдыхать у нас, сколько захотите. Желаю удачи!

— Спасибо за внимание, ваше величество. До свиданья!

8
{"b":"103127","o":1}