ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Ищи в себе
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни
Ложь
Время – убийца
Что хочет женщина…
Полночный соблазн
Содержание  
A
A

– Хорошо-хорошо, – рассеянно ответил Георгий Николаевич и тут же забыл и думать о молодом человеке. А думал он только о белых камнях.

После обеда явились ребята во главе с новым командиром отряда Игорем и молча встали у него под окнами.

Он сейчас же вышел к ним, вынес два лома и две лопаты, хотел поделиться с ними своими планами и тревогами о предстоящих поисках белых камней, но ему не дали даже рта раскрыть.

Сперва заговорили мальчики. Перебивая один другого, они начали рассказывать, как с утра приволокли с колхозного овощехранилища мешок картошки и получили на колхозной ферме ведро молока; потом рассказали, как переправлялись через Клязьму и жгли в пойме сушняк.

Потом заговорили, также перебивая одна другую, девочки. Утром они похвастались Алеше Поповичу, что видели в Нуругде какую-то рыбину необыкновенных размеров. Алеша сперва их на смех поднял. «По всей видимости, большая щука плеснула, а возможно, некая незначительная плотвичка играла», – говорил он, а потом сразу стал серьезным. Он припомнил, что еще в прошлом году две радульские девчонки купались в Клязьме и вдруг увидели, как им показалось, волка – огромного, серого, вроде бревна. Чудище высунуло морду из воды, страшно ляскнуло зубами и вновь нырнуло. Насмерть перепуганные девчонки, когда такое рассказывали, едва ворочали языками. Но ведь девчонкам-то по девять лет было; понятно, им никто не поверил. Еще Алеша припомнил, что также в прошлом году пропало у бабушки Дуни два утенка, а через несколько дней еще утенок. Но ведь тогда же у дяди Илюхи – Алеша так называл Илью Михайловича – пропали индюшата. В селе решили, что таскает птицу разбойница лиса…

– Да-да, я ее однажды увидел сзади моей светелочки, – подтвердил Георгий Николаевич.

Ему было очень досадно. Вот ведь какие ребята! Их гораздо больше интересует сом, чем русская история, чем древнее русское зодчество. О поисках таинственных белых камней они позабыли и думать.

– А может быть, и – правда плеснула щука, а вам показалось, что сом? – насмешливо бросил девочкам Игорь.

– «Показалось»! – захохотала толстушка Алла. – Да рыбина с меня ростом!

Алла была самой маленькой из девочек. Но для рыбы, водившейся в здешних водах, ее размеры являлись бы гигантскими.

Девочек очень обижало недоверие мальчиков. Вчера-то они верили. Это Алеша Попович виноват: он первый сказал – «сомнительно». А мальчишки стали за ним повторять, как попугаи: «Сомнительно, сомнительно!»

Теперь Георгию Николаевичу, как писателю и единственному почтенному и авторитетному взрослому очевидцу, предстояло разрешить весьма важный вопрос: было на самом деле в речке чудище или не было.

– Вообще-то я ни китов, ни акул никогда в жизни не видел, – заговорил он, – и вчера успел заметить только чью-то спину, блестящую, черно-зеленого цвета…

Он смолк, набирая воздух в легкие. О, с каким нетерпением глядело на него множество пар глаз! Что бы у них был такой же азарт к разгадкам исторических тайн, к поискам белых камней!

Он снова заговорил:

– Это, несомненно, живое существо взбурлило с таким шумом, точно оно было размером… размером… ну, во всяком случае, больше Аллы, только, наверно, не такое толстое…

– Слышали? Слышали? Вот и писатель подтверждает, – торжествовали девочки.

– А если сам писатель подтверждает, что оно такое здоровущее, – говорил Игорь, надувая от волнения свои румяные щеки, – если сам писатель его видел своими глазами, то и Алеша Попович думает – значит, девочкам поверить можно, значит, и правда в Нуругду в весеннее половодье из Клязьмы заплыл настоящий сом, а выбраться из нее не в состоянии. Значит, он в западню попал. Близ устья река совсем мелкая, вот до этой косточки. – Игорь нагнулся и тронул белую резиновую шишечку сбоку кеды. – Да, в западню! И еще Алеша сказал, что на удочку ловить сома нельзя. Сом силен, как бульдозер. Он или оборвет капроновую леску, или утащит всех нас в воду. Мы будем ловить его другим, более верным способом.

– Каким же? – полюбопытствовал Георгий Николаевич.

– Пока еще недостаточно разработаны детали охоты, – очень важным тоном ответил Игорь. – Охота назначена на выходной день, а до выходного никто в селе о соме не должен знать. И вы, пожалуйста, никому…

– Охота на русалку – это наша военная тайна, – сказала Алла и расхохоталась.

Другие девочки со смехом подхватили ее остроту и закричали:

– Русалку будем ловить! Не сома, а русалку!

Георгий Николаевич обещал никому не открывать военную тайну, даже Настасье Петровне с Машунькой. Игорь вдруг повернулся к своим подчиненным.

– Довольно болтать! – строго сказал он. – Прекратить думать о соме! – еще строже воскликнул он и лихо скомандовал: – Отряд, на поиски белых камней шагом марш!

Этим последним возгласом Георгий Николаевич остался очень доволен. Как видно, новый командир отряда не забыл о русской истории и собирался действовать решительно.

Тринадцать мальчиков и тринадцать девочек, все в синих, обтянутых спортивных костюмах, зашагали по заросшей овечьей травкой радульской улице. Они шли серьезные, гордые, молчаливые, сознавая важность предстоящих поисков. Почему их было двадцать шесть? Да ведь один мальчик с девочкой остались дежурить у палаток, а Миша со своей Галей, окрыленный счастьем, отправился в город.

Идти предстояло всего два десятка шагов. Остановились у дома соседки Георгия Николаевича, но под ее крылечком никакого белого камня не обнаружили.

Следующий дом стоял в палисаднике, а на дверях его висел замок. Вытягивали ребята головы через заборчик, но мешали кусты сирени; сквозь них не было видно, лежит ли перед крыльцом камень или нет.

На правах радульского жителя Георгий Николаевич решился и один проник через калитку на участок. Он тотчас же убедился: камень есть! Такой же белый, плоский, как и перед его крыльцом. И лежит он так же заподлицо с землей, а кругом травкой зарос. Но ведь без хозяев, без спросу переворачивать его нельзя? Нельзя.

Отправились дальше.

Третий дом принадлежал бригадиру Ивану Никитичу. Тут у крыльца тоже обнаружили белый камень. Георгий Николаевич поднялся по ступенькам, осторожно постучал. Никто не отзывался. Он постучал сильнее.

Вышла молодая худощавая женщина с грудным младенцем на руках – жена Ивана Никитича, Фрося. Увидев толпу ребят, она отшатнулась, испуганно оглядела их.

– Дома сам-то? – спросил Георгий Николаевич.

– Да ведь только отдохнуть прилег, – глядя словно бы виноватыми глазами, сказала Фрося. – Через час приказал разбудить. Замаялся – сил никаких нет.

Георгий Николаевич знал, что время в колхозе настало самое горячее – покос. Уехал бригадир, верно, еще на заре, да отмахал на мотоцикле километров сто, а вернулся, пообедал и прилег вздремнуть. Да, будить его было нельзя никак. 

Тайна старого Радуля - any2fbimgloader9.png

– Ну хорошо, мы придем через час, – сказал он и вдруг услышал за своей спиной горячий шепот Игоря:

– Давайте камень раз-два – взяли!

– Можно, мы посмотрим, что у вас под ним? – обратился Георгий Николаевич к Фросе, тукая носком ботинка по камню.

– А почто вам? – недоуменно спросила та. Выручила Алла. Она выскочила вперед и брякнула:

– Знаете, тетенька, там, кажется, картинка очень красивенькая спрятана.

– Никто картинки не прятал, – отвечала Фрося, перенося младенца с правой руки на левую.

– Да на камне, на самом камне такими бугорками или белыми змейками картинка выбита, – не унималась Алла.

Тут вмешался Георгий Николаевич. Он сказал:

– Действительно, на камне может быть высечено крайне интересное старинное изображение, а вы даже не подозреваете об этой тайне. Разрешите, мы перевернем камень, посмотрим и тут же положим его на место? – Спрашивая разрешение, он думал про себя: «Неужели в каждом доме придется объяснять, для чего да почему?»

Любопытство проняло Фросю, но она все еще колебалась:

– Взаправду на место положите?

23
{"b":"10313","o":1}