ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И за десять минут… Да-да, всего за десять минут от шурфов не осталось и следа.

Тут все девочки бросились целовать Алешу. Все-все до одной кинулись к нему, хоть и был он порядком измазанный. Богатырь вертелся в своей кабине, отворачивал от одной, от другой свое красное лицо, намереваясь удрать, пытался передвигать рычаги. А девочки крепко держали его за комбинезон.

– Командир отряда, можно вас на минуточку? – вдруг услышал Игорь за своей спиной.

Он оглянулся. Сзади стоял Федор Федорович и, возбужденный, взъерошенный, держал соломенную шляпу в руках.

– Пожалуйста, попросите вашего Алешу Поповича проехаться на своем коне не только там, где он зарывал шурфы, но и между рядами. И пусть глубже берет, елико возможно глубже!

Археолог говорил, задыхаясь от волнения.

– Скажи ему, что тут раньше дорога шла, – напомнил Миша.

Скорыми шагами Игорь подошел к бульдозеру.

– Девчонки, хватит лизаться, отойдите в сторону! – строго скомандовал он.

Девочки неохотно послушались его и отступили.

– Мы сердечно благодарим вас за вашу бескорыстную помощь, – обратился Игорь к Алеше серьезным тоном взрослого, – но в интересах колхоза вам советуем выполнить еще одну работу. Вы знаете, что когда-то тут шла дорога в город, но из-за песчаных заносов ее забросили и теперь ездят в обход, делают больше километра крюку.

– Да, согласно рассказам стариков, действительно, задолго до революции такая дорога существовала, – подтвердил Алеша.

Игорь стал убеждать его, что новый бульдозер – настоящий богатырский конь и за какой-нибудь час работы выроет вдоль песчаного склона всю выемку на глубину метра и даже больше.

Правда, чтобы восстановить старинную дорогу полностью, нужно еще мост построить через Нуругду и возвести насыпь на противоположном низком берегу речки, но важно начать… Алеша слушал, слушал и сказал:

– Начальство заругается.

Тут в разговор вмешался Федор Федорович.

– Если вы сейчас уведете отсюда свой бульдозер, – сказал он, – и переправите его на другую сторону Клязьмы, колхоз не скоро дождется спрямления дороги. Согласен, произойдет пережог горючего, но зато в будущем появится несомненная экономия.

Алеша долго думал, наконец ответил:

– Решаюсь действовать на свой страх и риск.

– Пожалуйста, начните отсюда.

И Федор Федорович показал то место, где в шурфах были найдены обломки белых камней. Радульский богатырь двинул своего коня вперед вдоль склона. Он управлял им красиво, легко и четко, поворачивал то наискось вправо, то наискось влево, перевертывал горы песку, сгребал целые кубометры то на один бок выемки, то на другой…

Ребята во главе с Федором Федоровичем шагали сзади в две шеренги.

А вдруг на самом деле из разрытого песка покажутся… Если первая шеренга ничего не обнаружит, вторая не пропустит.

Они шли медленно по сырому, свежевыкопанному песку, и ноги их увязали по щиколотку. Они шли, низко наклонив головы, во все глаза всматривались в песок у себя под ногами и по отвалам…

Лемех бульдозера захватывал и отгребал сразу так много песку, что Федор Федорович начал опасаться – раздавит этакая махина историческую ценность и останется неизвестным, что именно раздавит.

Он остановил Алешу Поповича, попросил его повернуть бульдозер, поехать в обратном направлении, расширяя выемку.

– Только поезжайте, пожалуйста, осторожнее, медленнее, – молил он.

Первой заметила темное пятно на песке Галя-кудрявая. Она замедлила шаги, посмотрела на пятно и попросту перешагнула через него…

Следом за Галей во второй шеренге двигался Миша. Он увидел у себя под ногами это пятно в виде ровного прямоугольника, но размером по крайней мере в три, а то и в четыре раза длиннее и шире, нежели белокаменная плита с изображением всадника.

Миша остановился и начал внимательно разглядывать пятно. Везде песок был ровный, желтовато-серый, а тут чуть темнее, скорее буровато-серый.

– Смотри, что-то тут такое непонятное, – сказал он Гале.

Та подошла к нему, нагнулась, внимательно осмотрела темноватый прямоугольник и вдруг заорала истошным голосом:

– Идите все сюда!

Игорь и другие мальчики даже не обернулись и пошли дальше, нагнув головы, следом за бульдозером. Они думали – мало ли из-за чего девчонка визжит, может, быстроногого жука или дохлого крота увидела, которого стукнуло бульдозером.

А Федор Федорович подошел к Мише и Гале-кудрявой. Увидев темноватый прямоугольник, он ахнул, но бросился не к нему, а в сторону и начал торопливо обламывать торчавшие из песка стебли прошлогодней полыни. Тут к ним подошли остальные мальчики и девочки.

А бульдозер продолжал двигаться вперед.

Никто не понимал, что делает Федор Федорович. Воткнув в каждый угол прямоугольника по стебельку, он вдруг выпрямился и сказал Игорю:

– Беги и догони Алешу Поповича! Пусть возвращается на своем коне. – Он обернулся к другим мальчикам: – А вы, прошу вас, поскорее за лопатами!

– Они знаете где? К колокольне прислонены! – крикнул им вдогонку Игорь.

Мальчики вернулись с лопатами одновременно с подъехавшим Алешей Поповичем.

– В чем дело? – спросил тот, спешиваясь и подходя к толпе.

Девочки наперерыв хотели ему показать… А показывать было нечего. Только что проступившее темное пятно на песке успело высохнуть, и контуры прямоугольника теперь угадывались лишь по четырем тоненьким стебелькам.

– Милейший мой, очень прошу вас, заезжайте отсюда и пройдитесь вашей машиной от сих пор и до сих пор, – показывал Федор Федорович. Его руки и нижняя челюсть тряслись от волнения. – И поглубже, поглубже, еще раз прошу вас, захватывайте.

– А позвольте вас спросить, что же вами обнаружено?

– Ах, ничего еще не обнаружено! – в отчаянии восклицал Федор Федорович. – Археологи, подобно прочим смертным, не обладают способностями видеть сквозь землю. Они могут лишь предполагать, лишь предвидеть.

Пока Алеша Попович разворачивал бульдозер, он повернулся к ребятам:

– Вы понимаете: где песок светлый, там грунт естественный, под ним ничего не может быть, а где песок темный, там люди когда-то копали и, возможно, закопали Нечто.

– Пережог горючего превышает все узаконенные нормы, – вздохнул Алеша, но тут же махнул рукой и со скрежетом двинул бульдозер вперед.

Лемех зарылся, раздвигая песок в обе стороны, сшиб едва заметные сторожки-стебельки.

– Стойте! – крикнул Федор Федорович.

Он взял лопату, легко спрыгнул в только что прорытую бульдозером продолговатой формы яму и начал ударять штыком лопаты в одном месте, в другом, в третьем…

– Голубчик мой, – умоляющим голосом обратился он к радульскому богатырю, – прошу вас, поверните машину и пройдитесь еще разочек отсюда и досюда. И глубже, глубже захватывайте.

Он выпрыгнул из ямы.

Алеша развернулся, опять поехал, разгребая лемехом, углубляя прежнюю выработку. Опять Федор Федорович спрыгнул вниз и опять ударил штыком лопаты в песок. Послышался резкий звук – чирк!

– Так. Все! Сердечно благодарю вас. – Федор Федорович скоренько поклонился Алеше Поповичу и крикнул мальчикам: – Начинайте!

– Больше моя помощь не потребуется? – спросил богатырь.

– Пока нет, благодарю вас.

– Так я продолжу земляные работы по восстановлению старой дороги.

– Да-да, пожалуйста, поезжайте.

Федор Федорович говорил не Алеше Поповичу, а куда-то в пространство. Он забыл думать о радульском богатыре и о его стальном коне, о старой дороге и видел только разрытое место.

Мальчики тут же кинулись копать. Федор Федорович просил их копать быстрее, глубже, но копать осторожнее. И ему и всем ребятам хотелось поскорее узнать: что за твердый предмет прячется под слоем песка? Обо что чиркнула лопата? Четверо мальчиков принялись выбрасывать песок.

Узкий фронт работ не позволял Игорю поставить большее число землекопов. У них теперь набралось достаточно опыта, и они копали с пологими откосами. Через каждые тридцать бросков одна четверка выпрыгивала из ямы, их тут же сменяла следующая.

42
{"b":"10313","o":1}