ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В текущем кризисе, несмотря на все новые явления в виде глобализации, информатизации и максимальной виртуальности, присутствуют черты классического кризиса капиталистической эпохи. В этом смысле описанный некогда Марксом механизм возникновения кризиса вполне пригоден и для анализа нынешнего кризиса.

В неолиберальной фазе развития капитализма все происходит, как и в предшествующие исторические эпохи, только с большим, мировым, размахом. Корпорации традиционно стремятся максимально увеличить свои прибыли, постоянно наращивая выпуск продукции. При этом работодатели всеми возможными способами стремятся сократить производственные издержки, в том числе и зарплату работников. А поскольку именно последние являются потребителями продукции предприятий, получается, что эта продукция не находит платежеспособного спроса. Отсюда - кризис перепроизводства, раздутые кредиты и неплатежи по ним.

Известный современный социолог, профессор Йельского университета Иммануил Валлерстайн характеризует неолиберализм как идеологию, согласно которой правительства всех стран разрешают корпорациям свободно пересекать любые границы с их товарами и капиталами, приватизировать все, что находится в госсобственности, и ликвидируют любые виды социальной поддержки населению.

Почти тридцать лет, начиная с 1980-х, корпорации и государства проводили политику сознательного удешевления рабочей силы и увеличения продолжительности рабочей недели. Компании выносили производство в страны третьего мира, где нет профсоюзов, социального и трудового законодательства. Идеальным местом для переноса промышленности оказался формально социалистический Китай, обеспечивший 20%-ную «скидку» на цену своей рабочей силы для мировых ТНК.

Как отмечает руководитель российского Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов, «производство все более концентрировалось на периферии, в то время как главные рынки сбыта оставались в Европе, США и Японии. В развитых промышленных странах это вело к снижению реальной заработной платы, усилению тенденции неполной и нестабильной занятости. Все это отражалось на покупательной способности населения».

Результат налицо: по данным ИГСО, если в начале 1990-х средний американец тратил на жилье 25% своих доходов, то к 2005 году эта доля возросла до 50-60%. А рабочие организации Запада, гарантировавшие наемным работникам в 1949-1973 гг. относительно высокий уровень жизни, были ослаблены или деградировали, поскольку целые отрасли промышленности были перенесены в другие страны.

В этот период единственным способом поддержать высокий уровень потребления в США, Европе и Японии, а позже и в иных странах, стало кредитование населения, прежде всего среднего класса. Кредиты оставались доступными благодаря высоким прибылям корпораций США и других капиталистического авангарда.

Нынешний кризис вызван исчерпанием возможностей неолиберальной модели экономики. Подошли к концу как возможности поддержания спроса на Западе за счет кредитов, так и потенциал снижения себестоимости товаров за счет использования дешевого труда. Основной тенденцией остается падение потребления в мире, ускоряемое инфляцией, сокращением зарплат и рабочих мест. Главный пузырь, образовавшийся накануне кризиса - это пузырь излишних капиталов. Именно он позволил образоваться кредитному пузырю, а с ним и спекулятивным пузырям на фондовом рынке. В результате кредитного поддержания потребления были созданы новые производственные мощности, которые в результате его сдувания оказались излишними. Потребление в мире падает, и это обваливает финансовую и производственную сферы.

После спада в виртуальном биржевом секторе последовал спад в реальном секторе. Увольнения по всему миру резко увеличили безработицу. В этом году численность безработных во всем мире возрастет по сравнению с 2007 года почти на 30 млн. человек и составит около 210 млн. человек, что соответствует уровню безработицы в 6,5%. Таков базовый прогноз Международной организации труда. В 2009 году численность работников, зарабатывающих менее 2 долларов в день на каждого члена семьи, может увеличиться до 1,4 млрд человек, что составит 45% всех занятых в мире.

Страна советов

Сейчас мы видим, как традиционные противники государственного вмешательства в экономику снова поворачиваются лицом к государству, оказавшись на пороге банкротства. В то время как в 1929 г. американское правительство сделало ошибку, доверив урегулирование кризиса синдикату банкиров во главе с Рокфеллером, ныне секретарь казначейства США Генри Полсон и президент Федеральной резервной системы Бен Бернанке решили национализировать оказавшиеся под угрозой финансовые учреждения.

Это - уникальное решение в американской истории со времен начала неолиберальной контрреволюции Рональда Рейгана. Налицо - решительный возврат к принципу реальности. Однако это означает и крушение фундаментального принципа либеральной и неолиберальной системы, согласно которому государство никогда не должно вмешиваться в рыночные механизмы.

Как и во времена Великой депрессии, источником кризиса являются США, страна огромного бюджетного дефицита, непрерывно растущего внешнего долга и колоссального торгового дефицита. На протяжении десяти лет рост американской экономики обеспечивался не увеличением реального производства, а ростом долга и монетарной ренты в результате мирового доминирования доллара. Общая задолженность составляет уже 13000 млрд. долларов, что равняется 410% национального ВВП, а принятие плана Полсона приведет к дальнейшему росту дефицита.

Что же дальше? Выход из кризиса потребует технологических перемен в индустрии. Можно ожидать революции в энергетике и падения значения углеводородов. Обновление индустрии наряду с появлением новых отраслей станет основной тенденцией при выходе из кризиса. Неизбежно усилится государственное регулирование. После кризиса в мировой экономике возрастет потребность в квалифицированных кадрах, приоритет дешевого низкоквалифицированного труда уйдет в прошлое.

Единственный способ положительно повлиять на ситуацию - это перейти от прямого вливания денег в компании к стимулированию спроса. Требуется осознание ценности внутреннего рынка и необходимости его защищать. Деньги должны начать обращаться. Нужна поддержка потребителей, увеличение роли государства в экономике, наряду с переходом к жесткой протекционистской политике. Все это можно осуществить только с помощью государства.

Профессор Валлерстайн считает, что нынешний кризис кардинально изменит облик мировой системы. Доллар перестанет играть роль мировой резервной валюты. Также следует ожидать возвращения к политике протекционизма, национализации обанкротившихся предприятий и более активного вмешательства государства в экономику.

И, что еще существенней, нынешний кризис наглядно показал недостатки глобализации экономических процессов. Он является прямым результатом сорока лет снятия всех ограничений, проводившегося по либеральным рецептам. В конечном счете, идеология нерегулируемости и породила американскую сверхзадолженность, как до этого она породила мексиканский (1995 г.), азиатский (1997 г.), российский (1998 г.) и аргентинский (2001 г.) кризисы. С другой стороны, глобализация создала положение, при котором крупные кризисы распространяются в планетарном масштабе, не встречая сопротивления, аналогично вирусному воспроизводству. Вот почему американский кризис так быстро затронул европейские рынки, начиная с рынка кредита, подведя и американскую, и европейскую, и тем более зависимые вторичные капиталистические экономики СНГ к порогу рецессии, если не депрессии.

Мировой кредитный мираж рухнул. Эпоха кредитного благоденствия закончилась надолго. Возрождается неокейнсианство, но снова-таки, с поправкой на мировой масштаб. Главы стран Запада из наемных менеджеров мирового правительства имеют шанс стать самостоятельными фигурами. Возможен приход к власти харизматичных деятелей, а не сугубых продуктов пиар-технологий и мнимых харизматиков, типа Обамы. Вероятно и возрождение в некоторых частях света тенденций к усилению диктаторских режимов. Мировое правительство не сможет помешать их появлению и росту влияния, и, в большинстве своем, попытается договориться с такими вождями, если они, конечно, они согласятся принять общие правила мировой игры, а не будут изображать из себя новых Мессий планетарного характера и угрожать соседям войной. Тем не менее, возвращение государству его роли в регулировании экономических и общественных отношений неизбежно ударит по теории и практике свободы личности, буйно расцветшей в нелиберальную эпоху. Вряд ли самые мощные и успешные проекты последних десятилетий, главным из которых является Евросоюз, потерпят крах, но возможно повсеместное возрождение национальных и даже националистических тенденций. Благо, протестный потенциал есть, ведь глобализация «начихала» на национальную «особость», ставшую одной из первых жертв трансграничного шествия неолиберализма.

44
{"b":"103134","o":1}