ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чему я могу научиться у Илона Маска
Два дня
Золушка для снежного лорда
Леди и Бродяга
Черти лысые
Мальчики в пещере
Трещина в мироздании
Без психолога. Самоучитель по бережному обращению с собой
Время, занятое жизнью
Содержание  
A
A

В-третьих, администрация Билла Клинтона отказалась от проведения целого ряда назревших экономических реформ, в частности реформы медицинского обеспечения, которой сейчас вынужден будет заниматься Барак Обама. По сути, Клинтон отказался от ставки на эволюционное внутреннее развитие США, рассчитывая использовать преимущества единственной сверхдержавы, мощнейшей экономики мира и эмитента мировой резервной валюты для получения односторонних преимуществ в процессе глобализации.

Наконец, в-четвертых, в том же 1995 году было принято принципиальное решение о расширении НАТО. К тому моменту в США уверились, что Россия уже больше никогда не будет представлять для Америки реальной военной угрозы и можно сделать ставку на планомерное расширение военно-политического доминирования США в мире, одним из инструментов которого должен был стать обновленный Североатлантический альянс.

Суммируя эти четыре решения, можно утверждать, что в 1995 году Соединенные Штаты сделали выбор в пользу строительства глобальной империи - Pax Americana.

Ставка бита

Сегодня очевидно, что этот имперский выбор был ошибочен. Ошибочен и потому, что США переоценили масштабы своего военно-политического влияния, и потому, что конвертировать военное и финансовое лидерство в долгосрочные экономические преимущества оказалось сложнее, чем представлялось в 90 #8722;х. Имперская политика лишь истощила ресурсы страны и подорвала экономические основы ее мирового влияния.

Именно поэтому строить планы исходя из того, что экономический рост восстановится в ближайшие пару лет, значит, быть излишне оптимистичным. Финансово-экономическая машина, которая должна была работать на американскую империю, сломалась на полном ходу. Восстановить ее работу в прежнем виде не то чтобы трудно и долго - невозможно. Поскольку нет предпосылок для возникновения той самой американской империи.

США оказались в классической ситуации стратегического перенапряжения. Чтобы решить любую, казалось бы, вполне посильную международную проблему, оказывается, необходимо согласовать интересы большого числа игроков, для чего у США нет ни ресурсов подкупа, ни ресурсов принуждения. Это хорошо видно и на примере арабо-израильского конфликта, и на примере Афганистана. Оставить же эти конфликтные зоны США не могут, поскольку это еще больше подорвет их потенциал влияния.

Америка сегодня - это не восходящая империя, а нисходящая сверхдержава, вступившая в постимперскую фазу, так и не пережив подлинного имперского триумфа.

Все указывает, что период экономической нестабильности продлится дольше, чем оптимистичные два-три года. Структурно мировая экономика скорее будет возвращаться к состоянию 70 #8722;х годов (конечно, с поправкой на отсутствие СССР, подъем Китая, новые информационные технологии и т. п.). Об этом свидетельствуют микроэкономические процессы и в самих США. Безработица, преступность, социальная апатия, проблемы с финансированием местных бюджетов, упадок инфраструктуры - все это до боли напоминает времена конца 70 #8722;х - начала 80 #8722;х. В 90 #8722;х тот же Нью-Йорк расцвел, а легендарно высокая уличная преступность была практически ликвидирована. Но это во многом было сделано за счет избытка средств, порожденных финансовой революцией. Теперь перед Нью-Йорком замаячила реальная перспектива отката назад. Это не значит, что будет именно так, но вероятность подобного развития событий крайне высока.

Другой капитализм

Дефицит бюджета и размер американского госдолга становятся уже угрожающими. На рынке гособлигаций США стремительно нарастает еще один - последний - пузырь. Когда в начале 2000 #8722;х лопнул пузырь новой экономики, Америка сравнительно быстро оправилась от кризиса за счет надувания ипотечного пузыря. Сегодня американские власти рассчитывают преодолеть кризис за счет беспрецедентных госзаймов и эмиссии. Пока подобное движение возможно - инвесторы еще не окончательно разуверились в американской надежности, да и выбора особого нет. Но процесс «отстройки» других ведущих экономик мира, прежде всего Китая и Индии, идет довольно активно. И уже через несколько лет пирамида американского госдолга может рухнуть.

Одной из причин этого может стать фактический коллапс американской частной пенсионной системы. Резкое обрушение стоимости активов ставит вопрос: а будут ли миллионы американцев получать свои пенсии? Особенно те, которые вкладывались по корпоративным схемам? Так что не исключено, что в какой-то момент на американский бюджет тяжким грузом ляжет и ответственность за пенсионное обеспечение. Наращивать налоговое давление на богатых и на корпорации уже начали, так что американскому бизнесу придется вести гораздо более осмотрительную политику, чем еще совсем недавно.

Соединенные Штаты, а с ними весь мир, оказались в опасной ловушке. С одной стороны, для развития новых технологий, появления прорывных технологий и создания новых рынков требуется большая концентрация капитала. С другой - слабость глобального спроса требует проведения более эгалитаристской политики. Может оказаться, что производительность глобальной экономики не достаточна для одновременного дальнейшего развития и поддержания потребления на текущем уровне. Придется выбирать между затягиванием поясов и развитием - и защитой уровня потребления и медленным угасанием. Финансовый турбокапитализм закончился, миру требуется новая модель капитализма. Перед Россией встает серьезный мировоззренческий вызов. Копировать сегодняшние западные образцы бессмысленно, поскольку они отживают свое.

ЗАТЯНУТЬ ПОЯСА И НАДЕЯТЬСЯ НА ЧУДО

Лариса Синенко

Насколько туго придется затянуть пояса? Каковы прогнозы на этот счет известных экономистов? Своими прогнозами делятся: президент консалтинговой компании НЕОКОН Михаил Хазин и директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий

Самая популярная сегодня тема - как поскорее и с минимальными потерями выйти из мирового кризиса. Об этом спорят не только аналитики, но и рядовые граждане. По данным ВЦИОМа, большинство россиян (82%) оценивают состояние мировой экономики как нестабильное. Почти каждый второй (47%) уверен, что сегодняшний кризис - долгосрочный процесс, скорого выхода из которого не будет. А вот мнения относительно перспектив нашей страны разделились. 37% респондентов полагают, что кризис - хорошая возможность для нашего государства укрепить свою роль в мире. 35% - предрекают неизбежное ослабление России, снижение ее удельного веса на мировом рынке. Опрошенные считают, что главными мерами в борьбе с кризисом станут поддержка банковской системы, малого и среднего бизнеса, укрепление рубля, страхование вкладов, повышение пенсий и уплата налогов.

Так насколько туго придется затянуть пояса? Каковы прогнозы на этот счет известных экономистов?

От парада девальваций - к дефолтам

Михаил Хазин, президент консалтинговой компании НЕОКОН:

- 2009 год станет годом признания убытков компаний. Проблема в том, что мировая экономика на протяжении десятилетий строилась на эмиссионном стимулировании спроса. А значит, при его быстром спаде она становится убыточной практически полностью. Такое развитие событий ставит под угрозу всю инфраструктуру, как производственную, так и посредническую, рассчитанную на значительный объем работы.

В этих условиях у правительства разных стран есть два сценария. Первый - быстрое банкротство предприятий, оздоровление их балансов с резким ухудшением финансовых показателей государства. Второй - балансирование на грани массовых банкротств с точечной поддержкой отдельных предприятий и отраслей валютой и бюджетными средствами.

Оба сценария имеют преимущества и недостатки. Первый позволяет активизировать экономику государства, автоматически (за счет падения национальной валюты) поддерживает внутреннее производство и экспорт, существенно увеличивает прозрачность экономических отношений, уменьшает коррупцию. Негативные факторы этого сценария - резкое падение уровня жизни населения, социальная напряженность, вероятность суверенного дефолта.

57
{"b":"103134","o":1}